Ещё летом прошлого года премьер-министр страны Дмитрий Медведев подписал постановление «о предельных значениях уровня воды в Байкале». Пойти на «понижение» федералы решили для того, чтобы в условиях маловодья обеспечить водой жителей Иркутской области.

- Это позволит избежать угрозы чрезвычайной ситуации и обеспечить водо-, тепло- и энергоснабжение населения и объектов экономики и социальной сферы, расположенных в нижнем бьефе Иркутского гидроузла, – отмечалось в документе.  

В конце октября в соседнем Приангарье забили тревогу. Как сообщало ИА «Байкал Инфо», межведомственная рабочая группа по регулированию Ангаро-Енисейского каскада ГЭС и Енисейское бассейновое водное управление планируют ходатайствовать о продлении срока действия постановления – он истекает уже 1 января. Замруководителя Енисейского БВУ по Иркутской области Михаил Людвиг поднял этот вопрос на круглом столе в местном заксобрании, посвящённом состоянию водных ресурсов Сибири. По его словам, сегодня на Байкале по-прежнему наблюдается маловодье. По предварительным расчётам, уровень воды в озере к концу четвёртого квартала 2017 года может упасть до отметки в 455,90-455,93 метра. Сегодня этот показатель составляет 456,27 м.

Дерипаску – к ответу

Вскоре ситуацией озаботились в «Гринпис». «Зелёные» напомнили о намерениях основного владельца En+ Group Олега Дерипаски разместить акции энергетического холдинга на Лондонской бирже. В пресс-службе международной экологической организации заявили: когда компания впервые выпускает свои акции на открытый фондовый рынок, она одновременно публикует отчётные документы и становится открытой для публичных обсуждений и критики. В связи с этим представители коалиции «Реки без границ» обратились к главам En+, Лондонской фондовой биржи и в управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании и попросили разъяснить ситуацию с колебаниями уровня воды в Байкале из-за работы гидроэлектростанции на Ангаре, которой владеет En+.

- Иркутская ГЭС использует столько воды, сколько ей требуется для получения электроэнергии – без учёта состояния озера, что провоцирует колебания его уровня, – говорилось в сообщении, опубликованном на сайте «Гринпис».

Даже малейшие изменения негативно влияют на Байкал и могут отразиться на рыбных запасах, уверены активисты. По их словам, климат сегодня становится засушливым. Из-за этого озеро получает всё меньше воды. Зато всё больше требуется для хозяйства и энергетики.  

- Байкал – уникальная экосистема, его охраняет ЮНЕСКО. И относиться к нему следует не как к водохранилищу ГЭС, а как к ценному объекту всемирного наследия. Власти и законодательство не успевают реагировать на последствия изменения климата, чтобы защитить озеро, – подчеркнули в «Гринпис».

К слову, комитет всемирного наследия ЮНЕСКО не раз выказывал озабоченность по поводу обмеления Байкала и на сессии 2017 года вынес рекомендации по регулированию уровня воды в озере. Однако Россия им не последовала. «Гринписовцы» же поддержали требования коалиции «Реки без границ» и призвали En+ всё-таки выполнить рекомендации ЮНЕСКО. А ещё – дать обязательство в ближайшие месяцы заглубить водозабор для сохранения уровня озера и пояснить, планирует ли компания лоббировать его дальнейшее снижение.

- Вопрос работы Иркутской ГЭС и регулирования уровня воды должен решаться совместными усилиями власти, бизнеса и общественников. Размещение акций En+ на Лондонской фондовой бирже – это возможность привлечь внимание к защите Байкала и призвать Олега Дерипаску решить проблему с глубиной водозабора, – сообщили в международной экологической организации.

Засуха и ядовитые водоросли

К спасению священного озера подключились и общественники. Накануне, 16 ноября, на сайте Change.org появилась петиция с требованием остановить слив Байкала. Её автор – представитель движения «За священный Байкал» Андрей Ершов, который активно выступает против установки на Ольхоне скульптуры Даши Намдакова.

В обращении, адресованном правительству России, отмечается: после появления Иркутской ГЭС «жемчужину Сибири», по сути, превратили в регулируемое водохранилище – со всеми «вытекающими» последствиями. Так, в течение последних 20 лет пропускная способность гидроузла Иркутской ГЭС в маловодные и многоводные периоды «искусственно зауживалась по сравнению с проектными показателями». А это, в свою очередь, провоцирует отклонение колебаний уровня воды в Байкале от природных. В результате страдают обитатели озера и, прежде всего – мелководья, которые за миллионы лет приспособились к естественным природным циклам.

- Обсыхают или, наоборот, затапливаются нерестилища рыб, меняется температурный режим вод, в которых происходит нагул мальков. Провоцируются вспышки размножения нетипичных для Байкала водорослей, которые также оказывают негативное воздействие на водные организмы и влияют на запас рыбы, – отмечается в петиции. – В прибрежных районах Бурятии и Иркутской области, где есть связь грунтовых вод с Байкалом, пересыхают мелкие реки и озёра. Из колодцев и скважин исчезает вода, от чего страдают местные жители. Нарушается их конституционное право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии и на возмещение ущерба, причинённого здоровью или имуществу.

Инициатор напоминает, что постановление, подписанное летом 2016-го, хотят продлить ещё на три года. По его мнению, это говорит о нежелании хозяйствующих субъектов, владеющих Иркутской ГЭС, реконструировать существующие водозаборные сооружения на Ангаре. А ещё – о бездействии уполномоченных органов власти.

- Экстремальные для Байкала колебания грозят гибелью биоты, размножением ядовитых водорослей и засухой на прибрежных территориях, поскольку ожидается продолжение цикла маловодья, – считает общественник. – До сих пор в неудовлетворительном состоянии находится система государственного экологического мониторинга, не позволяющая на основе современных научных знаний и технологий давать объективную оценку состоянию уникальной экосистемы озера. 

«Ключевой механизм»

Андрей Ершов предложил Минприроды России провести экологическую оценку бумаг, обосновывающих нашумевший документ, а также привлечь к обсуждению заинтересованную общественность. Среди других требований – определить ведомство, которое будет отслеживать, как энергетики регулируют уровень воды в озере. Кроме того, по мнению активиста, необходимо создать дополнительные гидропосты – для оценки приточности в Байкал и усовершенствовать существующую систему экомониторинга.

От En+ Group автор обращения ждёт заявления о том, что доходы от размещения акций на Лондонской бирже будут незамедлительно использованы для модернизации водозаборных сооружений ТЭЦ-10. Ведь именно они дают возможность осуществлять минимальные пропуски через плотину Иркутской ГЭС в соответствии с проектными возможностями.

-  Это позволит существенно уменьшить риски чрезмерного снижения уровня озера в засушливые годы и сезоны, – подчёркивает Ершов.

Энергетический холдинг также призвали объединиться с уполномоченными органами власти и вынести план модернизации ГЭС и возможных режимов регулирования уровня Байкала на широкое обсуждение.  

- Иркутская ГЭС – ключевой механизм в регулировании природно-антропогенной экосистемы Байкала и чрезвычайно важно убедиться, что модернизация улучшит, а не ухудшит её технические возможности выполнять разнообразные задачи по охране природы и климатической адаптации, – говорится в обращении.

Инициативу поддержали 58 человек. «Кто защитит, если не мы», – написал в комментариях на Change.org улан-удэнец Александр Парпаев. 

Как разрешили сброс

Отметим, действовавший ранее закон не позволял Байкалу упасть ниже 456 метров. Ограничение диапазона ввели ещё в 2001 году. С тех пор возникла проблема с Иркутской ГЭС: поскольку из-за запрета возможности максимально увеличивать выработку электроэнергии на Ангаре у неё не было.

В 2014 году учёные из Приангарья выступили с предложением увеличить сброс из озера – несмотря на катастрофическое обмеление. Высказывалось мнение, что это поможет решить проблему малой водности рек, которая создаёт неудобства у энергетиков Восточной Сибири.

В январе 2015-го года проблемой озаботились власти Бурятии. Экс-глава республики Вячеслав Наговицын на одном из планёрных совещаний поручил министру природных ресурсов Юрию Сафьянову рассмотреть информацию экологов о последствиях обмеления. Одной из основных причин снижения уровня воды назвали деятельность энергетиков из Приангарья. На Байкале даже ввели режим повышенной готовности. Тем не менее, в Москве всё же поддержали инициативу иркутян.

Весной 2016-го жители прибрежных районов Бурятии в полной мере ощутили обмеление Байкала: многие мелкие реки и озёра пересохли, из колодцев и скважин исчезла вода, а её качество заметно ухудшилось.  Но, несмотря на это, федеральные власти заявили о намерении расширить границы уровня воды с 1 метра до 2 метров 31 сантиметра. Минимальный показатель, таким образом, составил 455,54, а максимальный – 457,85 метра. Соответствующий документ, как уже говорилось выше, вступил в силу спустя несколько месяцев.

Кстати, против этой идеи выступали депутаты Госдумы. Бывший сенатор от Бурятии а ныне – академик РАН Арнольд Тулохонов отмечал, что позиция Росводресурсов лоббирует интересы хозяйствующих субъектов. Позднее он признал: решение «слить» Байкал было вынужденным.

Чтобы обеспечить устойчивое тепло- и энергоснабжение населения и предприятий Ангарска, сброс воды должен составлять не менее 1300 куб. м/с, а зимой – 1250. В Минприроды Бурятии считают, что для решения проблемы необходимо менять водозабор на Ангаре. Тогда сооружения могли бы бесперебойно работать даже в период экстремального маловодья. Но пока иркутская сторона не готова пойти навстречу. В соседнем регионе уверены: ГЭС в обмелении Байкала не виновата.

- Никакой трагедии в этом нет. Байкал не смотрит никакие наши постановления. И нельзя это всё запирать в эти самые отметки. У нас идёт сушь, у нас воды меньше. А что делает Иркутская ГЭС? Она не даёт вытечь большему количеству воды, чем есть. Или наоборот, когда воды много, ГЭС «притормаживает», – заявлял ранее научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН Игорь Бычков.