О юном герое из пятой школы, расположенной в военном городке на окраине Улан-Удэ, рассказали журналисты «Комсомольской правды в Иркутске». Мама Давыда – Долгора Мамонова – рассказала: в тот злополучный день ей позвонил ещё один, средний сын, который учится в четвёртом классе. Мальчик рассказал, что в здании начался пожар.

- Мы работаем в самой дальней точке гарнизона, поэтому не получилось сразу приехать, – вспоминает женщина.

До Давыда Долгора дозвониться не смогла. Пешком идти очень далеко и долго, а такси всё не ехало. Чуть позже он сам вышел на связь и сказал: «Мама, всё в порядке. Не переживайте». Домой школьника привёз знакомый семьи, куртки на нём не было. Подробности кровавой бойни, которую учинили трое подростков, матери он выкладывать не стал. Хотя уже через пару часов весь посёлок и она тоже узнали: девятиклассники ворвались в кабинет русского языка и литературы, бросили коктейль Молотова в педагога, а потом стали рубить топором детей. 

«Вы знали, что ваш сын – герой?»

И только через три дня, на общешкольном собрании от других людей, ставших свидетелями трагедии, Долгора Мамонова узнала: её сын, рискуя жизнью, спасал детей.

- Я приехала в школу через пять минут после звонка дочери о ЧП вместе со взрослым сыном, – рассказала Елена Попова (имя изменено – прим. КП), мама одной из учениц. – Ещё даже военных не было. Паника и ужас в глазах бегущих детей... Внизу, на стульях лежала девочка с рубленой раной щеки, вся в крови. Возле неё были школьный техник Максим и парень из 11-го класса по имени Давыд. Он защищал ребенка в тот момент, когда к выходу пытался прорваться этот обезумевший подросток с топором.

Закрыл налётчика в здании

Сам Давыд признался, что ничего не сказал маме, потому что не хотел её расстраивать.   Когда утром 19 января в школе сработала пожарная сигнализация, шёл второй урок. Герой-одиннадцатиклассник в это время был на истории –  в другом крыле здания.

- Помню, как классный руководитель, Людмила Георгиевна Ануфриева, нам кричала: «Быстро всем на улицу!», – поделился он с «Комсомолкой». – Мы вышли на улицу. Только-только подъехала пожарная машина.

Давыд бросился к спасателям, стал помогать затаскивать шланг, снова зашёл в школу и протянул его внутрь. Навстречу бежали испуганные дети. Он открыл двери пошире и начал подавать вещи – кому шапку, кому куртку. Когда школа опустела и в здании остались только пожарные, парень увидел страшную картину: на первом этаже на стульях лежала 13-летняя девочка. Бледная, вся в крови, с глубокой раной лица – та самая девочка, которая только недавно в реанимации смогла сделать первый за неделю самостоятельный вдох.

- Вместе с двумя мужчинами (старший брат одной из учениц и техник школы –  прим. «КП») Давыд вынес ребенка на улицу, укрыл своей курткой, – рассказали в школе. – Девочку увезли в военный госпиталь на машине. За рулём сидел какой-то мужчина. Видимо, чей-то отец.

И после это Давыд снова вернулся… в школу. Чтобы остановить тех, кто ходил с топором.

- Я видел этого Антона с топором в руках, – говорит он. – Он спускался на этаж. Я выбежал на улицу и подпёр дверь, чтобы не выпустить его. Стоял так, пока не приехала военная полиция…

«Я не была удивлена»

К слову, сам Давыд не очень-то и хотел «светиться» в СМИ. Но когда о его геройстве начали появляться короткие посты в соцсетях, посыпались сообщения и  звонки от знакомых, то родители а решили расставить все точки над «и» и согласились поговорить с корреспондентом «КП».

- У меня трое сыновей, Давыд – самый старший, – говорит Долгора. – Мы их всех в строгости воспитываем, учим уважать старших, помогать другим. Он самбо уже много лет занимается, на городских соревнованиях – призовые места, представлял Бурятию на чемпионате Сибирского Федерального округа по спортивному самбо. И в Оренбургском президентском училище учился три года. Но я этим хвалиться не хотела, поверьте –  пока о нём не заговорили другие.

Обычный парень всё-таки, считают родители. И подраться может, и учится не на «отлично».

- Мой муж – кавалер Ордена Мужества, воевал в Чечне, после ранения потерял ногу, – отметила в беседе с журналистами Долгора. – Я тоже военнослужащая. И мы, конечно, хотели, чтоб сын стал офицером. Но Давыд сказал, что мечтает поступить в Южный федеральный университет (в Ростове-на-Дону) и изучать зарубежное регионоведение в военном учебном центре. Мы с супругом не стали противиться и давить на него. Считаем, что это тоже хороший выбор.

Сейчас Давыд готовится к поступлению.

- Знаете, я не была удивлена такому поступку, –  заявила классный руководитель мальчика Людмила Ануфриева. – Давыд всегда всем и во всём приходит на помощь. Он – лидер в хорошем смысле этого слова, правильно воспитан, участвует во всех школьных делах.