Общество
2370

Жаркая суббота в нижнем Манхэттене

Помню я, как в 2002 году весь город был увешан американскими флагами. Никогда до этого Нью-Йорк не был таким американским. Но со временем все стало, как обычно. Самый свободный город стал опять самым неамериканским городом

За десять лет посещений Америки, 11 сентября я тут встретил впервые. Был я в Нью-Йорке за полгода до известной трагедии во всемирном торговом центре, был через полгода

Впечатления от Нью-Йорка до и после «найн элевен», отличаются значительно. Буш-младший назначил дату 11 сентября днем патриотизма. И как никогда до этого, обе палаты Конгресса согласились с ним единогласно. И предвыборную кампанию на второй срок он провел под лозунгом – «вместе мы выстоим». Помню я, как в 2002 году весь город был увешан американскими флагами. Никогда до этого Нью-Йорк не был таким американским. Но со временем все стало, как обычно. Самый свободный город стал опять самым неамериканским городом. И вот, на девятую годовщину трагедии я оказался здесь. На официальную часть я не попал – без аккредитации не пустили. Но и того, что происходило вокруг, хватило, чтобы стоптать ноги.

Главным скандалом, предшествующим сегодняшним событиям, стало намерение построить возле «граунд зеро» мечеть и мусульманский центр. «Граунд зеро» – это то, что осталось от разрушенного Центра мировой торговли. Тут же появилось общественное объединение, которое посчитало это кощунством. Но были и те, кто сказал, что мусульмане право имеют, потому что тоже люди. Дело дошло до президента. Обама сказал, что Америка свободная страна. И строить разрешил.

В итоге 11 сентября в Даун тауне собралась почти вся полиция штата Нью-Йорк. Одни охраняли тех, кто за свободу вероисповедания, другие христиан-экстремистов. А атеистов, загоравших в парке неподалеку, не охранял ни кто. Не видел я ни одного полицейского и возле японских буддистов, которые устроили поминальную церемонию на берегу Гудзона. На реку спустили бумажные фонарики с благопожеланиями.

Выступили представители разных церквей. Иудеи, мусульмане, христиане и синтоисты стояли на одной сцене. Было привезено одно из трех уцелевших после атомной бомбардировки в Хиросиме пианино. На нем известный в Японии музыкант исполнил приятную музыку.

Так вот умиротворенно окончился для меня этот день. Под американскую песню, под аккомпанемент японского пианино по Гудзон-реке поплыл бумажный фонарик, с неумело начертанным логотипом «Информ Полиса».

И еще, на этом фонарике я сделал ошибку в слове терроризм. Теперь знаю, как правильно писать это слово. Уж лучше бы не знать…

Автор: Александр Хантаев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях