Главное Популярное Все Моя лента

В поисках будущих k-pop-айдолов Москва пришла в Казахстан

Дорж Цыбикдоржиев
2075

Фото: скриншот Youtube / канал Муз-ТВ

В Москве осознали спрос на восточноазиатскую внешность и стилистику корейских айдолов

Пока в Казахстане консервативные фанатики срывали концерты местной группы "Ninety One", поющей в стиле k-pop, московский телеканал Муз-ТВ объявил кастинг среди казахских парней на участие в аналогичном музыкальном проекте. Только теперь это будет не казахский проект; объявлено, что его будет вести "один из самых известных музыкальных продюсеров России".

Ориентация проекта на корейские айдол-группы видна не только по рекламному ролику, но и по условиям кастинга, где прямо указано: 

В первую очередь нужно быть парнем от 16 до 25 лет. Уметь хорошо петь и танцевать. Кроме того, внешне нужно быть похожим (хотя бы отдалённо) на известных K-Pop-исполнителей. Если не знаете корейских, можно ориентироваться на популярную казахстанскую группу Ninety One.

Очевидно, в Москве осознали возникшую моду на восточноазиатскую внешность и стилистику айдолов, и решили дать этому свой ответ. Как говорится, а могли бы, как все нормальные люди, вкладываться в "разоблачающие k-pop" фильмы и телесюжеты.

Что интересно, Казахстан среди стран бывшего СССР ожидаемо стал пионером в адаптации некоторых методов k-pop-индустрии. Лет пять тому назад там действовал проект K-Top Idols, в рамках которого производился отбор талантливых парней и девушек. Среди победителей были в том числе будущие участники группы "Ninety One". При создании образов казахских артистов (надо отметить, что в данном случае термин айдол не правомерен, потому что контракты участников составлены на других принципах) были использованы визуальные приемы k-pop, а в музыке - характерное для "Корейской волны" соединение синтипопа, хип-хоп и современного RnB.

Ребята, тем не менее, пели на казахском, поэтому созданный "Ninenty One" стиль был признан отдельным направлением и получил название q-pop (qazaq pop). И, кстати, их вклад в популяризацию казахского языка возможно до сих пор недооценен.

Группа буквально мгновенно взлетела с первым же мини-альбомом. Толпы фанаток визжали перед дверями концертных залов, где выступали "Ninenty One", ничуть не тише поклонниц EXO и BTS. Разумеется, такие вещи не могли остаться безнаказанными со стороны неких деятелей культуры, которые принялись строчить письма. "Концерты запретить", "на ТВ не пускать", "моральные устои и традиции не подрывать" - до боли знакомый с советских времен набор "требований общественности" внезапно вывалился в 2016 году.

Мы представители творческой интеллигенции Актобе, от имени молодежи хотим высказать свое мнение о группе Ninety One. Потому что скоро в нашем городе намечаются гастроли этой группы. Они носят гордое название 91 - это год принятия независимости нашей страны. Мы против этого. Нам не нужна эта группа, где вокалисты красят волосы, носят серьги в ушах. Мы против их выступлений на площадке нашего города, мы не считаем их народной группой. Никогда такого не было в истории и традициях казахского народа.

Над всем этим можно было бы посмеяться и забыть, но письмами и обращениями дело не ограничилось. На удивление быстро по всей стране сформировались ячейки борцов против q-pop, в которых превалировали уже не "представители творческой интеллигенции", а простые джигиты из народных, так сказать, масс, возмущенные тем, что толпы девушек бегают не за теми, за кем надо. Концерты "Ninety One" были сорваны, как минимум, в пяти городах Казахстана.

В конце концов весь этот сыр-бор как-то утих, группа продолжает работать и радовать поклонниц новыми песнями. Как не крути, но на дворе 21 век и одной этникой и эстрадой, работающей по лекалам советского времени, современную молодежь не удовлетворить. Самое главное, чего добились ребята из "Ninety One" - они успели создать Казахстану имидж перспективного в смысле современной поп-культуры региона. Нравится это или нет, но после их успеха никому не придет в голову назвать Казахстан степью, где одни акыны на дорогах бренчат на домбрах. Возможно, именно поэтому москвичи с Муз-ТВ, минуя свои же российские республики с восточноазиатским населением, прямым ходом двинулись в Казахстан в поисках будущих айдолов.

До Бурятии кастинг Муз-ТВ не добрался и жители нашей республики пока пытаются пробиваться в k-pop-индустрию своими силами, чему способствует Генеральное консульство Кореи в Иркутске. Представители Республики Корея, выполняя государственную политику продвижения k-pop за рубежом, трижды выбирали Улан-Удэ местом проведения сибирского отборочного тура всемирного фестиваля «K-pop world festival». Неоднократно участники из Бурятии занимали высокие призовые места и призы зрительских симпатий, но до финала в Корее ни разу не добрались.

Более удачлив был Алексей Борхонов из Улан-Удэ, который принял участие в кастинге агентства JYP Entertainment (представитель "Большой тройки k-pop", основатель таких групп, как TWICE и Miss-A) и сумел дойти до финала. К сожалению, там он и остался, но его ролики многим запомнились.

Нам предстоит пройти еще очень не маленький путь до того уровня, когда при слове "Бурятия" у людей будет возникать ассоциация с чем-то модным и популярным. У нас у самих еще силен стереотип, что бурятская культура и бурятский язык в современности - это ночной хоровод и заунывные песни про малую родину и родителей. До тех пор, пока сама Бурятия не создаст конкурентоспособную современную культуру, талантливая молодежь будет стремиться уехать и реализоваться в Корее на эстраде, в Гонконге на подиуме и т.д.

Читать далее