Гершевич сменит Вежевич?
Главное Популярное Все Моя лента

Гершевич сменит Вежевич?

Фото: facebook.com / личная страница Н. Гершевич

Жители Бурятии выбирают детского омбудсмена в соцсетях

Татьяна Вежевич, которая девять лет являлась уполномоченным по правам ребёнка в Бурятии, вроде как перестала быть таковым 20 июня. Дело в том, что на сессии депутаты Народного Хурала не согласовали её кандидатуру на «обновлённую» должность. Ранее народные избранники решили, что должность эта должна быть государственной – дескать, сам статус детского омбудсмена повысится, да и зарплата тоже.

Однако автоматически пересесть в «новое» кресло не получилось – Вежевич на том заседании поддержали лишь 26 парламентариев. Позднее поползли слухи, что власти республики инициировали внеочередную сессию, на которой кандидатуру нынешнего уполномоченного вновь внесут на рассмотрение в Хурал. «Прокатят» ли её депутаты во второй раз – вопрос, как говорится, риторический.

Пока же защитница детей Бурятии остаётся в своём кресле, попутно пытаясь помочь ребятишкам из Камбоджи. В соцсетях тем временем не утихает недовольство омбудсменом. Жители республики вот уже второй день рассуждают, кто бы мог сменить Вежевич на этом посту. Пока основных претендента два. Это депутат НХ от Северобайкалька Оксана Бухольцева и президент фонда «Радость материнства» Надежда Гершевич. Известный блогер Эрдэм Гомбоев назвал обеих «отличными кандидатами».

- И ещё – есть ли у нас в Бурятии общественные организации которые занимаются защитой материнства, детства и прав детей? Считаю, что не стоит кидаться табуреткой в сторону Вежевич, а предлагать альтернативу. Вообще у Татьяны Ефимовны была задача подготовить себе достойную смену, вырастить плеяду. Ну вот не знаю, где они все, – написал Гомбоев на своей страничке в Facebook.

Под постом тут же развернулась бурная дискуссия и обозначились другие возможные преемники Вежевич – например, телеведущая Лариса Иринцеева. В принципе, тут всё понятно. Иринцеева возглавляет благотворительный фонд «Родительский комитет», который уже не первый год помогает многодетным и малообеспеченным семьям из Улан-Удэ и районов республики. Надежда Гершевич тоже занимается благотворительностью и к тому же она многодетная мама. А Оксана Бухольцева – директор школы и, следовательно, умеет общаться с детьми должным образом. Но есть ли хоть у кого-то из них шанс (да и желание) стать омбудсменом – неизвестно.

Кстати, 13-ая статья федерального закона № 501 от 27 декабря 2018 года гласит, что должность уполномоченного в субъекте РФ «может учреждаться в целях обеспечения дополнительных гарантий эффективного функционирования механизмов реализации, соблюдения и защиты прав и законных интересов детей органами государственной власти, местного самоуправления, образовательными и медицинскими организациями, организациями, оказывающими социальные и иные услуги детям и семьям, имеющим детей, и должностными лицами». Ключевое слово в этой длинной формулировке – «может». То есть наличие детского омбудсмена в регионе необязательно.

Упразднить всех

К слову, в декабре 2017-го, вскоре после того, как предыдущий бизнес-омбудсмен республики добровольно покинул свой пост, а нового ещё не назначили, скандально известный общественник Евгений Буянин предложил упразднить вообще всех уполномоченных.

- Полагаю, что в республике сложилась подходящая ситуация для того, чтобы вовсе упразднить эту должность – равно как и должности уполномоченных по правам человека и по правам ребёнка, которые ввели в Бурятии во времена правления господина Наговицына (Вячеслав Наговицын – бывший глава республики – прим. авт.), – подчеркнул Буянин.

По «глубокому убеждению» общественника, все вышеуказанные посты «носят искусственный, декоративный, дублирующий и, по большому счёту, бесполезный характер». «Они лишь создают дополнительную нагрузку на и без того скудный бюджет республики», – пояснил активист и в заключение предложил или ликвидировать институты уполномоченных, или же перевести всех их «на неоплачиваемую основу». В Бурятии омбудсменов, напомним, трое – помимо защитников детей и предпринимателей, у нас есть ещё уполномоченный по правам человека.

Читать далее