Происшествия
2227

Нерестовый омуль в Улан-Удэ

Горожане идут на браконьерство, несмотря на категоричный запрет появляться на воде в период нереста, потому что численность байкальского омуля катастрофически уменьшается

<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

Горожане идут на браконьерство, несмотря на категоричный запрет появляться на воде в период нереста, потому что численность байкальского омуля катастрофически уменьшается

Ежедневно патрули задерживают нелегальных рыбаков с байкальским омулем. Если сеть мелкая, то в такой однозначно будет больше омулевых самочек с икрой, так как самцы меньше размерами. Местные браконьеры хорошо знают такую особенность. Поэтому, как правило, улов у них добротный, с искрой. За несколько часов рейда с журналистами по Селенге в районе Селенгинского моста до поселка Сотниково инспекторами рыбоохраны было задержано четыре браконьера. Поднята бесхозная сеть с уловом почти в 150 хвостов. Еще двое сумели скрыться от погони.

Только на прошлой неделе инспекторами было изъято у браконьеров шестнадцать шестов, специальных приспособлений с сетями длиной от 70 и более метров. 

Задержанные, как правило, наотрез отказываются признаться в незаконной рыбалке. Придумывают самые разные уловки своего появления на реке: искал жену, потерялась корова, а чешуя на резиновых сапогах присохла с прошлого года с сенокоса.

Омуль нуждается в тщательной защите, особенно в нерестовый период. Поэтому главную бурятскую рыбку охраняют Ангаро-Байкальское ТУ Росрыболовства, подразделения МВД, Государственная инспекция по маломерным судам. Координирует всю совместную работу Восточно-Байкальская природоохранная прокуратура.

Передвижные посты двигаются по воде и с берега вместе с косяком, идущим на нерест.

— Только так можно уберечь косяк, — говорит Дмитрий Лукашин, заместитель руководителя Ангаро-Байкальского территориального управления.

Первых нарушителей задержали, как только вышли на Селенгу. Двое местных жителей поселка Заречный попытались скрыться на резиновой лодке. Однако их удалось задержать в кустах. Ими оказались двое неработающих горожан.

— Да мы сюда приплыли облепихи нарвать, она же полезная, — стал упрямо твердить 35-летний Николай Худеев, один из задержанных.

Сразу неподалеку были выловлены и сети, куда попалось пять рыбин.

— В нерестовый период в старину даже колокола в церквях не звонили, к сожалению, сейчас люди не так трепетно относятся, — говорит Лукашин.

Уже под конец рейда под Селенгинским мостом патруль заметил резво идущий лодочный катер. Поначалу двое мужчин пытались отказываться, уверяя, что сеть с почти 200 хвостами отборного омуля они «случайно намотали». Однако позднее один из них признался, что вышли на реку специально. И даже более того, он оказался бывшим сотрудником рыбоохраны, отдав охране рыбы 26 лет.

— А что делать, пенсионер, разве на 4 тысячи рублей проживешь, — удрученно признался мужчина.

За незаконный лов рыбы предусмотрено уголовное и административное наказание.

— Разграничение ставится из характера самого деяния, причин и ущерба, причиненного окружающей среде, по каждому случаю решается индивидуально, — говорит Теймур Магомедов, заместитель прокурора Восточно-Байкальской природоохранной прокуратуры.



Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях