Состояние дорог и мостов в Сиби­ри настолько плачевно, что обычные перевозки превращаются в экстре­мальное шоу. Видео, недавно попав­шее в топ англоязычного новостного агрегатора Reddit, лишний раз заста­вит в этом убедиться. 

— Я видел много безумных роли­ков о России, но это?! — восклицает читатель. На видео запечатлена пере­права грузовика с прицепом по узень­кому мосту через реку Витим, располо­женному на границе Бурятии и Забай­калья. Зрелище это явно не для сла­бонервных: колеса КАМАЗа движутся практически по краю моста… 

«Сумасшедшие русские», — вторит ему другой, пускаясь в пространные рассуждения про нравы россиян. Тем временем ролик уже набрал 15 тыс. просмотров. 

Мост этот, несмотря на его отда­ленность от цивилизации, и без этого видео достаточно известен. Среди пу­тешественников и любителей экстре­мальных дорожных условий он поль­зуется славой одной из самых опасных переправ в мире. 

Отголосок БАМа

Длина конструкции составляет 560 метров, высота по настилу, от средне­годового уровня реки — 15 метров, а глубина реки в дни паводков — 25 м. Настил сделан из железнодорожных деревянных шпал, уложенных поперёк движения. Шпалы скрепляются меж­ду собой стальными пластинами, из которых торчат ржавые гвозди. Пе­рил или барьерных сооружений нет. Между тем по соседству, в 100 ме­трах, расположен нормально функци­онирующий железнодорожный мост, через который ежедневно проходят вагоны и составы. 

Оба моста являются наследием эпохи БАМа, величайшей стройки века, собравшей 2 млн. человек со всех уголков необъятной страны СССР. Часть из них в итоге так и осталась жить в специально построенных по­селках и городах, разбросанных вдоль железнодорожных линий. 

Одним из них является Куанда, расположенная в Каларском райо­не Забайкальского края у границы с Бурятией. В «Малой столице БАМа» постоянно проживает полторы тыся­чи жителей. Местность эта известна прежде всего тем, что в 1984 году здесь состоялась состыковка запад­ного и восточного участков Байкало-Амурской магистрали, что формально ознаменовало и окончание грандиоз­ной стройки. 

За период строительства возведе­но огромное количество искусствен­ных сооружений, тоннелей, труб. Де­сять лет ушло на укладку рельсов, ко­торые должны были соединить дюжи­ну территориально-производственных комплексов. В итоге связать железно­дорожной артерией удалось лишь Не­рюнгринский угольный бассейн. 

С распадом Советского Союза люди начали постепенно покидать эти места, а города и поселки — при­ходить в упадок из-за сворачивания большинства проектов разработки залежей. Вслед за этим процессом БАМ был объявлен нежизнеспособ­ным, а люди, решившие остаться, на долгое время оказались брошены на произвол судьбы. 

На сегодняшний день БАМ — это 4300 км. железнодорожного полот­на. Объем грузоперевозок составляет около 12 млн. тонн грузов в год, пас­сажирских перевозок — около 12 млн. человек в год, т. е. примерно 1%. РЖД не получает от эксплуатации дороги никакой прибыли. 

Именно Куанду и ближайший на­селенный пункт Таксимо соединяет мост через Витим. Он является ча­стью дороги, в официальных докумен­тах названной «Автодублёром БАМа». Большинство ее участков не знают ре­монтных работ со времен Советского Союза, настолько она заросла и раз­рушилась. Летом, после дождей, за­терянная в лесах и болотах грунтов­ка разбивается до такого состояния, что передвижение со скоростью более 15 км/ч. становится крайне затрудни­тельным. В зимнее время дорога в ре­зультате некачественной уборки сне­га покрывается неровностями и уха­бами. Долговременных мер по улуч­шению ее качества не принимается. 

Сам же автомобильный мост через Витим, пожалуй, единственный на этой реке, который функционирует на про­тяжении более тридцати лет. Он был построен в 1981 году в качестве вре­менного совмещенного. Его открытие пришлось на день Ленинского комму­нистического субботника и стало все­общим праздником. 

Ничего удивительного в самой кон­струкции временного моста нет. Не­которые участки БАМа строили в не­сколько этапов: например, сначала прокладывали менее затратный, но долгий и извилистый путь, потом про­бивали туннель или строили мост, со­кращая или выпрямляя дорогу. До сих пор очень много мест на БАМе, где на­ряду с основными сооружениями при­сутствуют и временные технические. 

В 1989 году был введен в эксплу­атацию постоянный железнодорож­ный мост. Совмещенный временный был списан, но демонтажу не подвер­гся. Экономической целесообразно­сти в возведении постоянного авто­мобильного моста, видимо, не было из-за отсутствия интенсивного транс­портного потока. 

Пытаются экономить

Однако в наше время цены на РЖД сильно возросли, и теперь водители го­товы рисковать жизнью за деньги, ко­торые заказчики не готовы платить за железнодорожные перевозки. С вре­менного моста убрали рельсы и с тех пор по нему ездят автомобили на свой страх и риск. Судя по старым фото­графиям, раньше мост выглядел куда лучше, чем сейчас. На нем даже были светофор и перила. Со временем ог­радительные конструкции были рас­тащены на металлолом, а народ при­способил мост для самостоятельной переправы. Временный мост, которо­го нет в реестре мостовых переходов, который фактически не предназначен ни для автомобильного, ни для пеше­ходного движения, стал единственным путем на запад. 

Сам переезд через мост оставляет после себя весьма сильные впечатле­ния. Одно неверное движение, и авто­мобиль может упасть в ледяную воду. 

Рассказывают, что как-то раз по­середине этого моста у одного мест­ного на КАМАЗе пробило переднее колесо. А ширина колеи грузовика — как раз как ширина моста, на запас­ное колесо не поменяешь. Управляе­мость никакая, колёса чуть ли не по воздуху. Однако — доехал. Потому что иначе нельзя. 

Впереди машины в таких случаях обычно идет человек и руководит си­дящим за рулем. В целом, ширина мо­ста вполне позволяет проехать, соблю­дая при этом разумную в такой ситу­ации скорость. 

За 36 лет своего существования Витимский мост перенес несколько поджогов. В интернете пишут, что это было сделано специально, чтобы унич­тожить насквозь прогнившие деревян­ные шпалы.

Однако каждый раз местные жите­ли общими усилиями закладывали но­выми шпалами металлический каркас, который остался от строителей БАМа. Расстояние между ними иногда со­ставляет 20–30 см, а их надёжность и крепление толком никто не прове­ряет. Одна половина моста ещё более или менее устойчива, а вот другая вы­глядит крайне устрашающе: некото­рые шпалы набросаны широко друг от друга, и всегда существует риск про­валиться колесом между ними. Поэ­тому часто люди, решившие пересечь мост, предварительно берут с собой доски и прибивают их в самых опас­ных участках. 

Если зимой здесь действует ледо­вая переправа, то весной, летом и осе­нью альтернативного пути нет. Только по мосту. Мотоциклистам здесь страш­нее всех. Если переднее колесо мото­цикла запнется об какой-нибудь вы­ступ на шпалах, то можно легко сле­теть с моста. 

Как говорят те, кому приходилось пересекать Витим, сооружение испы­тывает на прочность твои мужество и навыки вождения. Переправа через мост считается поводом для гордо­сти среди путешественников. В соцсе­ти Фейсбук даже создали группу, где участники живо делятся своим опы­том прохода через опаснейший мост. На данный момент в ней состоят более 200 человек, большинство из них — иностранцы. 

Стоит отметить, что на памяти местных жителей нет ни одного слу­чая, чтобы кто-то свалился в реку. 

Фото: Сергей Доля

Памятник времени

Тем временем русскоязычном сег­менте интернета складывается ситу­ация превращения моста в символ. Одни используют его как доказатель­ство бесхозяйственности власти, что надо аварийный мост срочно снести и построить нормальный, затратив на это десятки миллионов рублей, другие подают его как некий экстремальный аттракцион. 

Есть и третья сторона, для которой мост — это единственный способ со­общения с соседним населенным пун­ктом. Достаточно взглянуть на спут­никовые карты местности и понять, что другой автомобильной перепра­вы через Витим поблизости нет. Пе­рейти реку вброд нереально. Паром­ной переправы не имеется. 

Ближайший автомобильный мост через реку находится в селе Романов­ка Баунтовского района, а это уже не­сколько сотен километров по дорогам в объезд Байкала. В планах — стро­ительство моста через Витим и в Бо­дайбо. 

Среди путешественников то и дело ходят слухи, что мост вскоре будет де­монтирован на металлолом. Но, не­смотря на 30-летнее плачевное со­стояние, через него по-прежнему пе­ребираются автомобили. 

По соседнему железнодорожно­му мосту несколько раз в день про­ходят локомотивы, подбирающие лю­дей на остановочном пункте, распо­ложенном тут же. Проехать же авто­мобилю по нему не разрешает стоя­щая там охрана. 

Реально ли решить проблему ав­томобильного моста через Витим? В первую очередь, для этого необхо­димо произвести оценку прочности опорных конструкций. Затем заме­нить деревянные шпалы на железо­бетонные, по краям установить высо­кие бордюры для страховки, а с дру­гой стороны моста сделать неширо­кий пешеходный тротуар с перилами из прочной арматуры. Пусть и интен­сивность движения по нему невысо­ка, но мост все равно необходим. При­везти материалы проблем не соста­вит, совсем рядом железнодорож­ный мост. На первый взгляд дело не кажется слишком уж затратным. Но кто бы этим занялся? 

По проекту моста вообще нет, — рассказала местная жительница Элина, — но односельчане его пос­тоянно чинят, чтоб проезжать в Так­симо. Получается такая ситуация, что он не относится ни к Бурятии, ни к Забайкальскому краю, поэтому к ад­министрациям регионов обращаться бесполезно. Так что думаю, что ниче­го не изменится в ближайшее время. 

В Министерстве транспорта Бу­рятии, куда мы позвонили, посове­товали обратиться в Забайкальский край. В отделе дорожного строитель­ства министерства территориального развития Забайкалья включение мо­ста в свое ведомство также не под­твердили. 

— Пока не планируется, так как этот мост находится на границе двух субъектов и расположен не на авто­мобильной, а на технологической до­роге, — ответил Сергей Кривощеков-Баженов, начальник отдела. 

Итак, на западном берегу — Буря­тия, на восточном — Забайкальский край. Так и непонятно, кто ответстве­нен за мост. А он все равно стоит, яв­ляя собой некий памятник стойкости, человеческому мужеству и сопротив­ления времени. Такой же заброшен­ный и мало кому нужный, как мно­гое на БАМе. Некое зеркало жизни в глухой Сибири, своеобразный сим­вол великих надежд и жестоких ра­зочарований.