больница
13246
4

Общественник о ремонте в ДРКБ: «Так цинично растранжирить, это надо постараться»

Антон Котенко рассказал, как в Улан-Удэ приводят в порядок скандальную детскую больницу

Фото: предоставлено А. Котенко

В июле исполнится год с тех пор, как в Детской клинической больнице на улице Модогоева начался ремонт. Это случилось после череды скандалов, проверок и присоединения учреждения к ДРКБ на проспекте Строителей. По результатам открытого конкурса на объект заступило ООО «БИК», с которым ДРКБ заключила контракт на 34 миллиона рублей. 

Однако затея сделать детское учреждение лучше обернулась крахом. Сначала ремонт планировали завершить в декабре прошлого года, но этого не произошло. Тогда контролем работ занялся председатель общественного совета при Минздраве Бурятии Антон Котенко. Напомним, что в 2019 году его младший сын Захар скончался после лечения в этой больнице. Антон не раз посещал объект и всегда отмечал низкие качество и скорость выполняемых работ. 

Заплатили вперёд?

После того, как о проблеме с ремонтом рассказали СМИ, стал известен новый срок – 15 апреля. Но увы, и по сей день помещения больницы выглядят словно после бомбёжки. Что примечательно, работы подрядчику уже оплатили, говорит Антон Котенко, и теперь непонятно, кто ответит за потраченные впустую деньги. 

- Ремонт, по-видимому, никто заканчивать не собирался. С 30 марта объект просто брошен, - показывает видео, снятое в больнице, общественник. – Но подрядчику несколькими траншами перевели деньги, заплатили, в том числе, вперёд. Я видел документы об этом. С января мы ходим и видим, что плитка отваливается, а работников нет. Субподрядчики сбежали, сказав, что им не оплатили дополнительные работы. Почему нет контроля со стороны руководства? Почему мы должны привлекать журналистов и общественность, когда это должно работать самостоятельно? 

Поведение подрядчика вызывает вопросы, говорит Антон Котенко. Взявшаяся за ремонт компания в ответ на претензии заявила, что пошла на снижение цены контракта и «упала» на несколько миллионов. 

- Почему-то речь зашла о дополнительных работах, хотя всё было прописано в документации. Заходя на аукцион, он ведь изучал её. Если вы «упали» на несколько миллионов, то исходя из каких расчётов? Тут два ответа – либо вы умышленно зашли на объект, зная, что не будете его доделывать, либо вы просто глупы и некомпетентны, - говорит общественник. 

Фото А. Котенко

Отметим, что изначально на торги выставлялась смета с суммой порядка 40 миллионов рублей. Из них на проектные работы предусматривалось чуть больше миллиона. Также заказчик предупредил участников аукциона, что итоговая сумма будет меньше на миллион с лишним рублей. Аукцион выиграло ООО «БИК», которое пошло на понижение, сэкономив бюджету ещё 10% от суммы контракта. Известно, что в октябре подрядчику оплатили работу над вентиляцией, хотя она так и осталась недоделанной на 10%. Переплата составила примерно полтора миллиона рублей. 

В МВД республики в действиях Общества усмотрели признаки мошенничества, после чего Управлению экономической безопасности и противодействия коррупции поручили обследовать помещения больницы. По словам общественника, свои разъяснения экспертам Управления уже дал инженер медучреждения. Вместе с Антоном Котенко он контролировал ход ремонта, критиковал недочёты и даже получил перелом челюсти в конфликте с подрядчиком. 

- Со стороны главврача, министерства и правительства никаких решений по детской больнице нет. Затянули до такой степени, что уже до конфликта дошло. А объект брошен, - разводит руками Антон Котенко. – МВД зашло в больницу с проверкой, но опять же почему-то только в отношении подрядчика. СМИ и общественники неоднократно трубили о бардаке в этой больнице, после чего на объект приезжал главный врач, министр. 

«В жизни такой халтуры не видел»

В обследовании недоделанных помещений попросили поучаствовать и Антона Котенко. В конце мая общественник вместе с сотрудниками УЭБ, экспертом-строителем и членом комиссии по противодействию коррупции Игорем Трофимовым прошлись по этажам учреждения. 

- Выяснилось, что между ДРКБ и «БИК» заключён договор, в котором прописан гарантийный срок – один год. Хотя по стандартам в таких случаях прописывается срок пять лет. Потом выяснилось, что между сторонами были какие-то непонятные взаимозачёты, которые почему-то никак не оформлены документально. Самый большой вопрос – кто за это будет отвечать? Будет ли это, как водится, некий «козёл отпущения», или кто-то из компетентных людей всё-таки возьмёт на себя ответственность? Деньги на ремонт были выделены с кровью и потом, но ничего не делается для того, чтобы показать результат. Непонятно, какая судьба ждёт эту больницу – хотят ли её бросить или, может быть, в аренду сдать под торговый центр или что? Никаких конкретных ответов нет, зато бесконечно называются какие-то причины и переносятся сроки, - недоумевает Антон.  

По словам общественника, доказать что-либо в этом подозрительном деле совсем скоро будет сложно, поскольку два верхних этажа больницы собираются отдать под ковидное отделение

- Эти помещения по бумагам якобы приняты и чуть ли не готовы уже, а там тем временем отваливается плитка и ничего не доделано, - говорит Антон. – Эксперт-строитель был ошарашен, когда зашёл туда. Сказал, что в жизни такой халтуры не видел. Я нажимал пальцем на стену, и она качалась – вся плитка отошла и шатается отдельно от стены! Однажды она просто осыплется на пациента или на врача. На нижних этажах кафель отпал уже в третий раз. Если решение открыть там ковидное отделение будет принято, то доказать потом нарушения в ремонте будет невозможно. По-видимому, дальнейшая стратегия – опять выпрашивать деньги. Больно осознавать, что после проведённой нами работы всё просто так брошено. Глава услышал нас и выделил эти деньги. Настолько цинично растранжирить их, это надо постараться. Такая же ситуация с онкодиспансером, только денег туда вливается в разы больше. Вообще, чем больше я узнаю о здравоохранении в республике, тем меньше у меня остаётся волос на голове. 

«Моя личная боль»

Антон признаёт, что его не раз обвиняли в излишней активности, ведь многим он словно кость поперёк горла. Говорили даже, что ищет славы на смерти собственного сына. 

- Да, для меня эта детская больница – моя личная боль. Она связана со смертью моего сына. Я бы к собственному дому, наверное, с меньшей ответственностью и переживаниями отнёсся, чем к этому учреждению. И занялся этой проблемой с единственным помыслом – привести больницу в порядок. Там когда-то будут лечиться дети, совсем в других условиях, чем мой сын. Наши, ваши дети. Там будут хотеть работать врачи. Самое ужасное, что мои земляки начинают привыкать к плохому. Когда люди относятся к проблеме как к личной, они готовы стоять на своём, заставляя ответственных лиц работать и принимать решения. Выходит, что за детей у нас никто не стоит? Мы, общественники, не должностные лица, и полномочий у нас нет. Чем дольше мы будем закрывать глаза на этот беспредел, тем наглее с нами будут поступать. 

Недочёты зафиксированы

В министерстве здравоохранения республики подтверждают, что ДРКБ на Модогоева собираются перепрофилировать под ковидный стационар. До 17 июня планируется завершение второго и третьего этажей корпуса больницы. Здесь развернут ковидный стационар для пациентов с новой коронавирусной инфекцией. 

- Корпус Детской больницы ремонтируется в течение года, сроки строительства затянулись, - говорит главный врач Детской республиканской клинической больницы Анатолий Дмитриев. – Из-за неисполнения подрядчиком своих обязательств нами были поданы неоднократные претензии, в соответствии с нормами законодательства подан иск в суд. Договор расторгнут, сейчас работают несколько новых бригад по завершению стройки. В связи с неблагоприятной эпидемиологической ситуацией по новой коронавирусной инфекции принято решение развернуть стационар под прием пациентов, завершив ремонт на втором и третьем этажах. Тот факт, что не завершен ремонт отделения реанимации и вентиляции на первом этаже, никак не помешает нам запустить объект под прием коронавирусных пациентов. 

Фото: предоставлены Минздравом РБ

Ремонтные работы на первом этаже будут завершены после того, как корпус перестанет принимать ковидных больных. 

- Все недочеты зафиксированы, актированы и будут выставлены прежнему подрядчику. Отметим, что данный корпус позволит развернуть 55 коек, из них 39 с централизованной подачей кислорода, - говорит министр здравоохранения Бурятии Евгения Лудупова. 

Процесс ремонта стационара находится на контроле правительства республики и Минздрава Бурятии, отмечают в министерстве.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях