Игорь Комиссаров: «Государство обязано в первую очередь оказать помощь потерпевшим от преступлений»
Главное Популярное Все
Войти

Игорь Комиссаров: «Государство обязано в первую очередь оказать помощь потерпевшим от преступлений»

Фото: facebook.com / личная страница И. Комиссарова

Известный российский правозащитник прокомментировал громкие происшествия с детьми в Бурятии и рассказал, как можно решить системные проблемы в этой сфере

Уходящий год ознаменовался для Бурятии рядом громких ЧП с детьми, заставивших вздрогнуть всю страну. А в последние месяцы 2019 года подобные происшествия, жертвами которых становились дети, стали происходить практически каждую неделю. 

И если какие-то ЧП действительно можно списать на несчастный случай, то  другие, как, например, два подряд детских обморожения в Заиграевском районе, заставляют задуматься об уже системных ошибках. О самых громких происшествиях в Бурятии, а также о том, можно ли назвать наш регион неблагополучным для детей, журналист infpol.ru поговорил с Игорем Комиссаровым,  экс-старшим помощником председателя Следственного комитета России генерал-майором юстиции в отставке, который и сейчас активно участвует в судьбах многих российских детей. Один из таких детей, которому понадобилась защита Комиссарова, - это наш маленький земляк Максим Чирков

«Понял, что нужно действовать оперативно»

- Я  уже несколько месяцев на пенсии, но до сих пор мне поступает множество звонков и писем от людей, нуждающихся в помощи и поддержке. Всем обратившимся я стараюсь помочь, кому-то оказываю помощь в юридических вопросах, иногда прошу помощи у бывших коллег. Если у меня есть такая возможность, то почему бы людям не помочь? – рассказывает Игорь Комиссаров, почему обратил внимание на историю Максима. 

7 мая этого года в северобайкальском посёлке Новый Уоян 31-летний водитель «Жигулей» на огромной скорости сбил 11-летнего Максима, когда мальчик шёл по улице. По словам свидетелей, водитель пытался скрыться с места ДТП и даже не оказал помощь. Прав у мужчины не было. Последствия страшной аварии – перелом основания черепа, потеря зрения на одном глазу и парализация всего тела ребенка. 

- Последние 11 лет я занимался тем, что осуществлял контроль за расследованием тяжких и особо тяжких преступлений  в отношении несовершеннолетних. В ходе этой деятельности взаимодействовал  с благотворительными фондами, общественными организациями,  в том числе с благотворительным фондом «Доктор Лиза», от сотрудников которого узнал о ситуации с Максимом из Бурятии. Его мама обращалась в самые различные инстанции, в том числе и  в Москву с просьбой оказать содействие в лечении и реабилитации её ребенка, но все попытки оказались  безуспешными, - говорит Игорь Комиссаров. - Ситуация показалась мне немного странной. Почему человек обращался в самые разные инстанции и не оказался услышанным? Я перепроверил всю информацию, напрямую позвонил маме Максима и узнал, что происходит с ребенком. Дальше я понял, что нужно принимать оперативные действия. 

Состояние ребенка на тот момент было критическим, и ему была необходима срочная помощь. Максима привезли в Москву на лечение в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, а после он проходил реабилитацию в Центре Детства в Подмосковье. Сейчас к мальчику медленно возвращается чувствительность, но пока неизвестно, осуществится ли его главная мечта – вновь встать на ноги. 

- Я не врач, поэтому не могу с профессиональной точки зрения оценить состояние Максима тогда и сейчас, но могу высказать  своё субъективное мнение.  На мой взгляд, в сравнении с тем человеком, каким он был тогда, когда мы встретились с ним в сентябре и тем, которого я поздравлял с днём рождения на днях – это два совершенно разных человека. Кардинально изменить эту ситуацию, по оценке врачей, невозможно, ведь были получены очень тяжелые травмы. Но то, что прогресс есть, это очевидно. Об этом говорят и врачи, и мама, и сам Максим это замечает, - говорит Комиссаров. 

Не так давно суд вынес приговор водителю, который сбил Максима. Два года ограничения свободы и компенсация в семь тысяч рублей – вот цена здоровья ребенка. 

- Не было даже условного срока, суд приговорил только к ограничению свободы. За причинение тяжкого вреда здоровью ребёнку водителем, управлявшим  без водительских прав автомобилем. А семь тысяч рублей – это не компенсация за моральный ущерб или лечение, это издержки суда, то есть за ведение судопроизводства с него взыскали деньги, - возмущается правозащитник. - Я знаю, что сейчас адвокаты Максима готовят апелляцию, и надеюсь, что это дело будет пересмотрено. Полагаю, что судом должно быть вынесено справедливое решение, исходя из тяжести тех травм, которые причинены ребенку. 

Это дело вызвало широкий резонанс, и неравнодушные общественники создали петицию, в которой просят Владимира Путина и депутатов Государственной думы принять закон о компенсации жертвам насилия и тяжких преступлений. Игорь Комиссаров придерживается аналогичной позиции. 

- Двадцать лет я говорю о том, что сначала государство обязано оказать помощь жертве преступления, а уж потом  добиваться справедливого возмещения причинённого вреда жизни, здоровью и имуществу  жертве преступлений с тех, кто причинил им ущерб.  Мама  Максима сейчас не может работать, у неё двое детей, и вот как и на что ей их содержать и ещё проходить платную реабилитацию Максиму? А водитель, который причинил ущерб Максиму и его семье, что с него сейчас можно взять? Потому я и считаю, что именно государство обязано  в первую очередь оказать помощь потерпевшим от преступлений, - уверен Игорь Комиссаров. 

«В регионах России не решены серьезные проблемы с несовершеннолетними»

Ещё одна трагическая история прогремела на всю страну также в этом году. Четырехмесячный малыш Захар Котенко попал в детскую больницу с бронхитом, однако спустя две недели после госпитализации впал в кому. Через несколько месяцев ребенок ушел из жизни, не приходя в сознание. 

В поисках справедливости родители Захара дошли до главы Следкома России Александра Бастрыкина, который жестко раскритиковал работу бурятских следователей и отстранил главу СУ СКР по Бурятии Вячеслава Сухорукова на время служебной проверки. 

- Мама Максима рассказала мне эту историю.  Сегодня я достоверно не могу сказать,  что кто-то был виноват, на эти вопросы должно ответить следствие. И только в ходе расследования может быть установлен виновный. Но даже исходя из полученной мной информации, у меня возникли сомнения в адекватности сложившейся ситуации и  действий врачей и сотрудников следственных органов. Они уже давно были обязаны объективно разобраться  в этой ситуации, - делится мнением Игорь Комиссаров. - Мы с Антоном (папа Захара Котенко) неоднократно общались по проблемам с оказанием медицинской помощи детям в Бурятии и мной были подготовлены  три запроса на имя председателя  Следственного  комитета, один из запросов относительно трагической смерти его ребёнка. Ответы я получил. Судя по последним событиям, полагаю, что необходимую информацию удалось довести до главы следственного комитета. 

Помимо этих двух историй, ставших особенно резонансными, в Бурятии происходят и другие инциденты, жертвами которых становятся дети. С разницей в одну неделю в одном и том же районе республики – Заиграевском – подвыпившие родные «забывали» детей в сугробах на улице. Дети чудом оставались живы. И, увы, уже никого не удивляют новости, когда родители в алкогольном психозе избивают и убивают совсем крошечных младенцев. 

- Я был с рабочими поездками  практически во  всех регионах России.  И не могу говорить об особых отличиях криминальной ситуации в Бурятии от большинства других регионов. То, что в Бурятии и остальных регионах России  не решены серьезные системные проблемы с несовершеннолетними - да, это могу утверждать.  Это серьезная системная проблема. Но есть вопросы к конкретным родителям. Если в семье появился ребёнок, то родители обязаны нести за него ответственность - за его воспитание, здоровье и так далее. Но если человек  сам не хочет или не может с этими задачами справиться, проверить это достаточно сложно. Досконально в проблемы  каждой  семьи вникнуть сложно.  И здесь главная задача – научить и помочь, а не контролировать.  А вот этого точно нет, - подытожил Комиссаров.


Читать далее

Читайте также