Запрет на промышленную добычу байкальского эндемика вступил в силу три месяца назад, хотя изначально его планировалось ввести с 1 января. Сейчас разрешён только зимний любительский лов на удочку. Но и здесь действуют ограничения: до 5 килограммов в сутки – для жителей Бурятии и 20 килограммов – для иркутян.

Продавать свой улов рыбаки не вправе, в противном случае им грозит штраф. Есть риск и вовсе угодить за решётку. Такие случаи уже были. Торговать разрешено только замороженным омулем, выловленным до 1 августа. Однако, как сообщает портал «Babr24», байкальский деликатес сегодня можно встретить и в магазинах в соседней Иркутской области, и на знаменитом рынке в Листвянке. Более того, его рекламируют как свежайший и только что пойманный.

- Обилие омуля горячего копчения не оставляет сомнений в правдивости продавцов: из мороженой рыбы такое вкусное блюдо сделать невозможно, – пишет издание. – Полиция традиционно бездействует и вообще отсутствует – как и Роспотребнадзор, местные власти, прокуратура и другие надзорные органы.

«Огромное богатство»

Рынок в Листвянке муниципальный и он буквально завален рыбой. Пустых прилавков нет.

- Очевидно, что разрешение местных властей на продажу криминального омуля имеется – как минимум устное, – пишет «Babr24».

Портал даже опубликовал фото- и видеоподтверждение.

Журналистов и фотосъёмки торговцы не боятся – откровенно рассказывают о том, что именно они продают.  «Как ловили, так и ловят. И будут ловить», –  честно ответила одна из них на прямой вопрос журналиста.

Ещё в декабре приходилось идти на уловки и говорить, что это не байкальский омуль, а привозной ленский или вообще пелядь. Сейчас скрываться перестали. Создаётся впечатление, что рыбы на прилавках стало ещё больше, чем было до запрета. Прибыль колоссальная.

- В праздничные новогодние дни Листвянку посещает минимум десять тысяч человек в сутки. Каждый из них покупает от двух до десятка омулей. Стоимость одного хвоста в зависимости от сорта и размера – от 100 до 2000 рублей. Арифметика простая: некие оптовики, заправляющие всем процессом, получают от трёх до десяти миллионов рублей выручки в день. Для Москвы, вероятно, более чем скромные деньги. Для нищей Листвянки – огромное богатство, – подчёркивает издание.

В кафе и в ресторанах слово «омуль» из меню на всякий случай убрали, заменив на «белую рыбу». Кстати, «Babr24» утверждает, что запрет на добычу байкальского эндемика пролоббировал никто иной как депутат от Иркутской области Николай Николаев и что его инициатива вызвала «взрыв негодования и у местных жителей, и у учёных». Последние якобы в голос называли данные о резком сокращении популяции омуля «ложными и высосанными из пальца», но Николаеву всё же «удалось протащить скандальный закон». На региональном и местном уровне табу просто решили проигнорировать, отмечает портал.

Фамилию Николаева продавцы не знают, однако в курсе, что законопроект исходит от москвичей. Их мнение по поводу инициатив депутатов и Госдумы в целом издание не стало публиковать «по цензурным соображениям».

Кстати, осенью иркутские СМИ предупреждали, что после введения запрета на добычу омуля полностью с прилавков он не исчезнет, поскольку табу распространяется на Байкал и впадающие в него реки. Тот, что вылавливают в реке Лене в Якутии и в Енисейском бассейне, может появиться в продаже, отмечал портал «Ирк.ру». Это же касается искусственно выведенной рыбы. Наказание грозит не только тем, кто торгует «запрещёнкой», но и желающим полакомиться ею. Так, в декабре улан-удэнка попала под уголовное преследование из-за омуля, купленного с рук.

«Надо было подумать о людях»

По поводу запрета на вылов омуля уже не раз высказывались экологи, эксперты и чиновники из Бурятии. Жаркая дискуссия вокруг «рыбного табу» развернулась месяц назад и в Народном Хурале, ведь теперь многие жители прибрежных районов рискуют остаться без работы. Об этом, кстати, ещё в ноябре 2016-го предупреждал другой депутат Госдумы от Иркутской области Михаил Щапов. Решение о моратории на вылов омуля парламентарий назвал «поспешным» и «плохо проработанным». По его мнению, у людей, лишившихся права на добычу байкальского эндемика, не будет средств к существованию. Речь идёт о более чем 15 тысячах человек.

О непростой ситуации, в которой оказались байкальские поморы, шеф-редактор службы новостей ГТРК «Бурятия» Илья Кошлюнов рассказал российскому президенту Владимиру Путину на пресс-конференции 14 декабря.

- Если так происходит, это недопустимо. Естественно, надо бороться за экологию. У нас запрет на чёрную икру, допустим, как реализуется? Плохо, потому что на всех рынках чёрной икры полно. То же самое по омулю: если он истребляется, его необходимо защитить, ввести мораторий на какой-то период. Но прежде нужно было подумать о людях, которые зарабатывают на этом и семьи свои кормят. Я обращу на это внимание обязательно, – заверил глава государства.

Своё обещание он сдержал – поручил кабмину и руководству обоих регионов взять этот вопрос на контроль.

- Правительству Российской Федерации совместно с высшими органами исполнительной власти Бурятии и Иркутской области принять дополнительные меры по трудоустройству работников рыбохозяйственных организаций, высвободившихся в результате введения ограничения добычи (вылова) и реализации омуля, – говорится в документе, опубликованном на сайте Кремля.

Премьер-министр страны Дмитрий Медведев, глава Бурятии Алексей Цыденов и иркутский губернатор Сергей Левченко должны отчитаться перед президентом до 1 марта. После они будут докладывать о ситуации каждые полгода.