Вопрос о «возрождении» Конституционного суда (КС) Бурятии обсуждался на минувшей сессии республиканского парламента 30 ноября. Депутаты внесли изменения в отдельные законодательные акты – в части регламентации порядка назначения на должности председателя и судей КС.

Докладчиком по вопросу выступила председатель государственно-правового комитета администрации главы и правительства Бурятии Валерия Халтакшинова. Статья, в которую предлагалось внести правки, предполагала, что кандидатура для назначения на пост главы КС должна быть представлена в Народный Хурал не позднее 1 декабря. Между тем, срок проведения конкурсных процедур на должности судей установлен федеральным законодательством и составляет не менее трёх месяцев. Поскольку в Бурятии конкурс объявили только в конце октября, то и дату избрания членов и председателя КС нужно сдвинуть, а саму статью – признать утратившей силу.

Парламентарии, в свою очередь, задумались, а нужен ли вообще республике Конституционный суд. Так, Леонид Белых сообщил, что вопрос обсуждается уже не первый год и решить его всё никак не могут.

- Общественность к этому тоже относится не с большой радостью. Может, вообще вернёмся к этому вопросу на следующей сессии? Вроде бы живём без него (суда – прим. авт.) и не бедствуем, – заявил Белых.

Высказался по этому поводу и коммунист Баир Цыренов. Парламентарий рассказал, что его оштрафовали за одиночный пикет около здания Народного Хурала, где этот самый (пока ещё не работающий) суд и расположен. Напомним, протестная акция «обошлась» ему в десять тысяч рублей.

- Здание Народного Хурала не принадлежит КС, имеется даже ответ на запрос суда, который выписал мне административный штраф, – отметил Баир Цыренов. – В нём говорится, что территория Конституционного суда даже не определена. Так что де-факто его нет, а когда надо решать какие-то политически окрашенные вопросы – появляется. Считаю, что нашему созыву, который неоднократно эту проблему поднимал, нужно всё-таки к чему-то прийти: или есть у нас Конституционный суд, или его нет. Лично я сторонник того, чтобы он был и действовал.

Содокладчик Михаил Гергенов сообщил, что проект закона получил положительное заключение во всех комитетах Хурала, а также в прокуратуре республики, Счётной палате и управлении Минюста по Бурятии. Он предложил поддержать документ и принять его сразу в двух чтениях. Большинство народных избранников, присутствовавших на сессии, проголосовали «за» – несмотря на предложение некоторых своих коллег отложить рассмотрение вопроса. В тот же день соответствующий закон подписал глава региона Алексей Цыденов.

А судья кто?

На пресс-конференции по итогам сессии выяснилось, что срок приёма заявлений от кандидатов на должность председателя КС истёк неделю назад, 23 ноября. Однако ответа на вопрос, сколько набралось желающих занять этот пост, журналисты так и не добились.  

- Я знаю, что люди написали заявления, они есть, фамилии и имена назвать не могу.  Может, я знаю, вы не знаете, – заинтриговал представителей СМИ глава комитета Народного Хурала по госустройству Борис Ботоев.  

Он также сообщил, что все кандидаты должны пройти через квалификационную коллегию судей, которая примет решение и в десятидневный срок  направит его главе. А тот, в свою очередь, в течение 20 дней должен внести представление о назначении одного рекомендуемого лица в Народный Хурал. Руководитель региона вправе отклонить все кандидатуры, но при этом обязан объяснить причины.

Ожидается, что Конституционный суд Бурятии обретёт «лицо» к весне следующего года. По некоторым данным, возглавить его может бывший спикер Хурала Матвей ГершевичТелекомпания АТВ прочит в председатели Бориса Ботоева, ведь именно он, по мнению «Первого альтернативного», начал разговоры о возобновлении работы суда,а  комитет по госустройству инициировал принятие соответствующего закона на сессии в ноябре 2016-го.

Однако сам Ботоев подчеркнул, что заявление он не подавал и, соответственно, претендовать на этот пост не собирается. Других депутатов – участников пресс-конференции – это заявление удивило. «Не написали что ли?», – изумлённо поинтересовались они.

- Для моих коллег это, оказывается, большой секрет! – констатировал глава комитета по госустройству.

Кстати, информацию о намерении возглавить КС Борис Ботоев опроверг ещё месяц назад в разговоре с infpol.ru. Сказал, что слышит об этом впервые.

- Мне никто ничего не предлагал. Заявления принимаются до конца ноября, времени ещё уйма, – отметил он и добавил, что журналисты просто ищут информационные поводы и «бегут впереди паровоза».

«По такой же логике можно рассуждать об атомной подводной лодке»

Конституционный суд Бурятии вот уже четыре года «ни жив, ни мёртв», поскольку всё это время существовал лишь на бумаге. Напомним, его деятельность приостановили в 2013 году. На такой шаг республиканский парламент пошёл из-за низкой активности судебного органа. Трое судей и аппарат занимали несколько кабинетов в здании Народного Хурала на улице Сухэ-Батора, 9. Некоторые депутаты решили, что это слишком много и что КС вообще дорого обходится казне. 

На защиту суда встала Общественная палата (ОП) предыдущего созыва. Активисты заявляли, что за 17 лет своего существования он вынес около 100 постановлений и определений. Что немало – учитывая специфику работы. 

- Мы общались с нашими коллегами, судьями уставного суда из Санкт-Петербурга, и они говорили, что по такой же логике можно рассуждать об атомной подводной лодке. Она тоже «ест» достаточно много денег – больше, чем бюджет среднестатистического субъекта, ни разу не стреляла, но это не значит, что её надо разобрать и эти деньги пустить на что-то более существенное. Нет, подводная лодка решает важную стратегическую задачу, и здесь Конституционный суд тоже призван решать важную задачу – это обеспечение прав граждан, – заявил тогда бывший член ОП Павел Дудин.

Общественники подчёркивали, что экс-руководитель региона Вячеслав Наговицын инициировал, а Хурал поддержал и фактически упразднил КС Бурятии. При этом власти не предусмотрели передачу вопросов, отнесённых к его ведению, в юрисдикцию другого органа. Обращения в адрес правительства, спикера парламента, прокурора республики и главы следственного комитета, по словам активистов, не возымели никакого эффекта.

Споры вокруг закрытия КС в итоге переместились в суд, а потом эта история и вовсе дошла до Госдумы.

На сессии в сентябре 2015 года планировалось рассмотреть сразу два противоречащих друг другу законопроекта. Один – за ликвидацию КС – внёс на рассмотрение бывший глава Бурятии, второй, за его восстановление – вышепомянутый Борис Ботоев. И если Вячеслав Наговицын с самого начала придерживался мнения, что суд надо ликвидировать, то в отношении Ботоева всё не так однозначно.

Так, изначально он полностью разделял позицию правительства.

- За все эти годы федеральный центр «подчищал» нашу Конституцию. Особенно в части суверенитета, государственности и так далее. Сейчас, когда она в таком «вычищенном» состоянии реализуется, то особой необходимости, на мой взгляд, в Конституционном суде нет, – цитировали Ботоева республиканские СМИ.

«Переломный» момент наступил в августе 2015-го, когда депутат выдвинул свою кандидатуру на пост спикера. В кулуарах поговаривали, что этого не должно было произойти, поскольку именно Борису Ботоеву пообещали место председателя Конституционного суда республики. Но в итоге (опять же, по неофициальной информации) появился законопроект об упразднении органа.

Сам Ботоев назвал эти слухи «глупостью»/

- Кто и что может обещать в ситуации, когда идёт процесс «похорон»? На сегодняшний день нет ни финансирования, ни одного судьи, – пояснил он infpol.ru.

Однако на круглом столе 10 сентября стало ясно: суд будет жить. За его «возрождение» высказалось большинство депутатов республиканского парламента, а также уполномоченный по правам человека в Бурятии Юлия Жамбалова, теперь уже бывший бизнес-омбудсмен Анатолий Дашиев, общественники, учёные и последний председатель КС Бурятии Капитон Будаев. А вице-спикер Народного Хурала Владимир Павлов сообщил: несмотря на свою позицию, руководство республики поддержит любое решение депутатов.

Вскоре Вячеслав Наговицын и в самом деле отозвал свой законопроект. Правда, власти не исключили, что работать он будет в «усечённом варианте»: председатель – на постоянной основе, а присяжные – по приглашению.