Начало 2017 года ознаменовалось чередой отставок: за две недели свои посты оставили пять руководителей российских регионов. До этого федеральные СМИ включили их в число потенциальных кандидатов «на вылет».

Сначала прогнозы сбылись в Пермском крае: заявление «по собственному» написал теперь уже бывший губернатор Виктор Басаргин. Экс-глава Бурятии Вячеслав Наговицын отправился следом. Через неделю о досрочном сложении полномочий заявил Сергей Митин, с 2007 года управлявший Новгородской областью. Он, как и Наговицын, решил не выдвигать свою кандидатуру на осенних выборах. Следующим из «чёрного списка» стал рязанский губернатор Олег Ковалёв, который  объявил о своём уходе на заседании правительства. А 15 февраля с креслом главы Карелии попрощался Александр Худилайнен. Он заявил, что сделал это добровольно.

«Зона поиска преемника»

В сентябре власть сменилась в 17 субъектах страны, при этом в 16-ти из них – за исключением Адыгеи –  выборы были всенародным. В Бурятии победу одержал Алексей Цыденов, который в течение полугода руководил регионом с приставкой и. о.  

После выборов ротация губернаторов продолжилась.  На минувшей неделе состоялись официальные отставки глав Самарской и Нижегородской областей, Красноярского края и Ненецкого автономного округа. По данным федеральных СМИ, Кремль хочет провести замену ещё в 8-11 субъектах.

Рокировки, которые произошли в начале года, многие эксперты объяснили намерениями Владимира Путина искать себе преемника именно среди новых руководителей. Собеседник «Независимой газеты» пояснил: нынешний президент не хочет допустить такой ситуации, когда перед его уходом у власти в регионах останутся его ровесники. Особенно это касается территорий с большим количеством проблем – например, Бурятии, где сформировалась сложная национальная ситуация, или субъектов вроде Крыма или Калининграда, где ранее руководство тоже «подверглось омоложению».

- Путин обращает особое внимание на промышленные регионы вокруг столицы. Ему важно, чтобы это были опорные зоны, где сохранится стабильность в случае смены власти в Москве, – пояснил тогда руководитель консалтинговой группы «Имидж-Контакт» Алексей Ситников.

Эксперт отметил, что Путин вошёл в зону поиска преемника и размышлений о смысле жизни и своей роли в истории страны. Такого же мнения придерживается и его коллега – директор коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» Евгений Минченко. Все перестановки он связал с 2024 годом, когда действующему главе государства придётся отдать власть. А до этого времени как раз и можно будет присмотреть, кому она достанется.

«Чиновничий круговорот»

Где «взращивают» будущих губернаторов, решили разобраться журналисты ИА «ФедералПресс».  Как подчёркивает издание, «кузницей кадров» для российских регионов постепенно становится российское правительство.

- С лета прошлого года на губернаторские посты было назначено несколько замминистров и это, судя по всему, ещё не конец. И дело не только в молодости и «технократичности» назначенцев, – отмечается в публикации. –  Перетряска кабмина и губернаторского корпуса – это подготовка к формированию нового правительства и попытка сохранить «перспективные кадры».

По мнению ведущего аналитика Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаила Нейжмакова, «пополнение» губернаторского корпуса чиновниками из федеральных министерств превращается в тенденцию. Тем самым Кремль «обкатывает» новую управленческую стратегию, уверен эксперт.

- Среди  возможных последствий такой стратегии – когда федеральных чиновников, ставших губернаторами, так много, что через несколько лет большинство из них могут вернуться в федеральные структуры. То есть  круговорот кадров «центр-регионы-центр» будет более массовым, – отметил он.

Специалисты считают, что этими назначениями президент не ограничится.

- Возможно, в ближайший год среди врио глав регионов появятся и другие выходцы из правительства», но всё же кабмин не станет единственной «кузницей кадров»  для губернаторского корпуса, – добавил Михаил Нейжмаков.

Вместе с тем, по словам гендиректора Института политической социологии Вячеслава Смирнова, лучших заместителей министров «просто трудоустраивают перед весенней отставкой правительства», которая произойдёт, судя по всему, после президентских выборов.  

Личные резервисты Путина

Некоторые назначенцы в прямом смысле являются «резервистами»: они входят в президентский кадровый резерв, пишет ИА «ФедералПресс». Так, Алексей Цыденов, Глеб Никитин (врио губернатора Нижегородской области) и Александр Цыбульский («временный» руководитель Ненецкого автономного округа) значатся в списке, сформированном в  декабре  2016 года. Условно их можно было называть и «резервистами» кабмина. В 2009 году в так называемую «президентскую сотню» попал и новый пермский губернатор Максим Решетников.

По словам политолога Романа Колесникова, на «правительственный резерв» внимание было обращено давно. Из кабмина, например, вышел нынешний руководитель администрации президента Антон Вайно. Тенденция этих назначений характеризуется несколькими факторами – омоложение, «технократизм» и «высокая личная лояльность Путину».

- Важна преданность лидеру страну и успешная работа на коротком – это важно – промежутке времени в несколько лет,  – пояснил изданию эксперт. – Многие из свежеизбранных глав уже в первой половине 2020-х годов рассчитывают на должности с большими ресурсами, полномочиями и кабинетами в Москве и Санкт-Петербурге.

«Лаборатория кадров»

Руководители регионов из числа министерских чиновников, «пополнившие» губернаторский корпус, как правило, представляли финансово-экономический блок правительства. Трое – Антон Алиханов (Калининградская область), Дмитрий Овсянников (Севастополь) и Глеб Никитин (Нижегородская область) – вышли из Минпромторга, все они ранее являлись заместителями министра.  Алексей Цыденов до назначения врио главы Бурятии  работал замминистра транспорта, Александр Цыбульский был замминистра экономического развития, напоминает ИА «Федерал Пресс».

Всех выходцев из кабмина эксперты называют «технократами». Однако в современных условиях, скорее, формируется новый образ губернатора – это технократ-хозяйственник. А в идеале лидер региона, по мнению Романа Колесникова, «в первую очередь, должен быть хозяйственником».

- Вот такими деидеологизированными управленцами с финансово-экономическим уклоном и являются новые региональные руководители – кроме выдвиженцев силового блока, разумеется. Мода на «яппи» уже почти прошла, но вместе с молодыми губернаторами она только приходит в регионы, – отметил политолог.

Генеральный директор Института развития региональной политики Илья Гращенков в большей степени склоняется к определению новых губернаторов как технократов, «выращиванием» которых занимается правительство – своего рода «лаборатория».

- Их растят, как в пробирке: некие спецкурсы при РАНХиГС (Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте страны – прим. авт.), какие-то тренинги, работа в аппарате. Это такие своеобразные алгоритмы, которые в виде человека «внедряют» в регионы. А фактически они являются ретрансляторамии управления из центра, расширенным драйвером  «вертикали власти». Где их ещё обкатывать, как не в правительстве? Возможны варианты – муниципальное управление или бизнес-структуры, но, скорее всего, школа правительства предпочтительна, – предположил Гращенков.

Лоббисты в действии

Выходцами из каких бы министерств ни были новые главы регионов и назначенные врио губернаторов, все они, помимо прочего, считаются протеже той или иной элитной группы, отмечает ИА «ФедералПресс». Так, Антона Алиханова и Дмитрия Овсянникова называют  ставленниками руководителя госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова. А по данным аналитиков «Минченко консалтинг», в группу, с которой аффилирован Алиханов, кроме Чемезова, входят заместитель главы ФСБ России Евгений Зиничев (его и сменил на посту самый молодой губернатор России), первый вице-премьер Игорь Шувалов и экс-мэр Москвы Юрий Лужков.

- Назначение главы Бурятии Алексея Цыденова пролоббировал крупный бизнес – предприниматели Аркадий Ротенберг и Геннадий Тимченко. Своё слово, вероятно, сказал и глава Минтранспорта Максим Соколов. Однако, по мнению экспертов, вряд ли ему в ближайшее время удастся успешно играть в кадровые игры – после скандала с авиакомпанией «Вим-Авиа» Соколову, скорее, нужно думать, как бы самому удержаться на своём посту, – отмечается в статье.

С «Ростехом» связывают и врио губернатора Нижегородской области Глеба Никитина. Его также считают протеже главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Седина. Уже делаются прогнозы, что у Никитина могут возникнуть трения с владельцем группы ГАЗ Олегом Дерипаской.

«Я действительно ничей»

Напомним,  после назначения  Алексея Цыденова врио главы Бурятии кто-то  из экспертов охарактеризовал его как «молодого технократа», а кто-то – как «кота в мешке». Политологи неоднократно предрекали ему сложности с местной элитой и трудности на выборах – как и некоторым другим «ставленникам Путина». Директор центра политологических исследований финансового университета при правительстве России Павел Салин в разговоре с «Ura.ru» отметил, что многое зависит от лоббистского потенциала «временных» руководителей.

- Федеральный центр перекладывает всё больше социальных обязанностей и функций на регионы, а денег на системном уровне нет. Поэтому важно, насколько ресурсоёмок губернатор-технократ и сможет ли он благодаря своим личным связям в Москве привлечь деньги в регион, – пояснил Салин.

Эксперт заметил, что в этом отношении сильные позиции у Алексея Цыденова «как представителя группы бизнесменов» –  Аркадия и Бориса Ротенбергов и основного владельца «Volga Group» Геннадия Тимченко.

В мае в большом интервью ТАСС новый глава заявил, что никакие крупные политические или промышленные группы его не поддерживают.

- Мне не один раз задавали  вопрос, чей я:  «Кто вас лоббировал, от кого вы идёте в политику?».  Отвечаю – ни от кого. А если серьёзно, временно исполнять обязанности главы республики меня назначил президент страны, – рассказал он. –  Я действительно ничей, за мной не стоят никакие корпорации и политики. Поэтому надеюсь, что вкладывать деньги в Бурятию будут все – и «Газпром», и Ростехнологии, и РЖД, и ФСК, и «Роснефть». Всех приглашаю инвестировать в республику.

Алексей Цыденов подчеркнул, что в российские регионы пришла «новая команда опытных молодых политиков», которые подверглись тщательному отбору.

- Возможных кандидатов «гоняют» по тестам, собеседованиям, тщательно выбирают. Я тоже прошёл через все этапы, – признался руководитель региона. –  Мне сказали: «Ну вот, ты прошёл тесты и собеседования, иди и работай». Если честно, самой сильной эмоцией было в этот момент осознание ответственности, которая на тебя ложится.

Он сообщил, что испытания были достаточно сложными.

- Сначала собеседование –   трёхчасовой экспресс-опрос. Про себя рассказываешь, на какие-то вопросы отвечаешь – что бы сделал в той или иной ситуации. Всё проходит в достаточно быстром темпе. А потом 2,5 часа – компьютерные тесты, – отметил Цыденов.

Вопросы, по его словам, были разные – «на счёт, аналитику и ситуативное поведение».  

- Например, вопрос: яблоки, груши, бананы в разных странах в разный период времени стоят столько-то, продаются в таких-то объёмах, диаграмма там – 15 разнонаправленных линий. Есть 15 секунд, чтобы принять решение, что и куда выгоднее продавать: бананы – в Бразилию, яблоки –  в Монголию. Или даётся большая таблица с набором информации, где нужно сделать быстрый вывод, какое решение наиболее оптимально, – привёл пример Алексей Цыденов. – При этом понимаешь, что 80% информации – шелуха для отвлечения внимания, начинаешь разбираться. Плюс есть вопросы поведенческие, вплоть до самых простых и обыденных: официант облил вас кофе, что будете делать? Времени на ответы мало, стоит секундомер: успел – не успел.