«Взрослые, прошедшие по три войны, ломаются, а это ребёнок, и он не сломался» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

«Взрослые, прошедшие по три войны, ломаются, а это ребёнок, и он не сломался»

Фото: представлено героями материала

Дед Мороз, который пришел на помощь мальчику из Бурятии, рассказал, через что прошел 11-летний Максим Галенко и какие трудности его ждут впереди

В этой истории, как в сказке, есть свои герои и злодеи. Лихач, сделавший здорового мальчишку инвалидом, не оказавший потом ни копейки помощи, безусловно, злодей. Но героев в этой истории, к счастью, гораздо больше. Посторонний человек - Игорь Комиссаров, занявшийся судьбой Максима, державший его за руку в самые страшные моменты: «Держись, солдат!». Неизвестный инкогнито, который просто взял и перевел 400 тысяч на лечение мальчика. Мама, никогда не опускающая руки и отважно сражающаяся за жизнь сына. И, конечно, сам Максим - маленький мальчик, на судьбу которого выпали такие страшные испытания. 

Жуткое ДТП произошло в северном бурятском посёлке Новый Уоян в мае прошлого года. Под колёса водителя без прав попал 11-летний Максим Галенко. Лихач «наградил» мальчика и его маму бесконечными скитаниями по больницам и инвалидностью, а сам по приговору суда получил смешное наказание - ограничение свободы на два года и три месяца. 

Наш маленький земляк выжил чудом. Однако уже больше года идёт тяжёлая борьба за жизнь и здоровье мальчика, вести которую помогают не только врачи, но и просто неравнодушные люди. На днях Максим с мамой вернулся домой. Школьник чувствует себя лучше, но эта история, к сожалению, ещё не обрела счастливый финал. 

«Ситуация была критическая»

В тот злополучный день, 7 мая 2019 года, маленький Максим шёл по тротуару улицы родного посёлка. Мимо на «Жигулях» пронесся 31-летний местный житель, который во время совершения обгона вылетел на тротуар и просто снёс школьника. Мало того, что мужчина не имел водительских прав, он ещё и, по словам очевидцев, пытался сбежать с места аварии, не оказав пострадавшему помощи. 

Спустя полгода состоялся суд. Лихач получил приговор, который московские юристы назвали вопиющим - два года и три месяца ограничения свободы с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортным средством на два с половиной года. Виновник аварии отправился домой спокойно жить дальше, а жизнь 11-летнего Максима превратилась в мучение. 

Ребенок постоянно кричал от страшной боли, у него был раздроблен череп, переломаны руки, ноги, кости таза, частично утратились зрение и слух. Он был практически парализован. Мальчик так мучился, что даже просил родную мать убить его. 

Маме удалось доставить сына в Улан-Удэ. Врачи отмечали, что есть всего один шанс из ста, что мальчик выживет, и чудо случилось – Максим пришёл в себя. Операции в столице Бурятии результатов не дали. Тогда произошло второе чудо - о мальчике узнал помощник председателя следственного комитета России, генерал-майор юстиции Игорь Комиссаров. 

С осени прошлого года Игорь Фёдорович ушёл на пенсию. Ранее Комиссаров работал в МВД, служил в «горячих точках», а последние 11 лет занимался осуществлением контроля за расследованием тяжких преступлений в отношении детей. Во время работы он взаимодействовал с различными общественными организациями,  благотворительными фондами, в том числе с фондом «Доктор Лиза», оказывал помощь детям, пострадавшим в Донецке. 

- В фонде «Доктор Лиза» узнал, что туда обратилась за помощью мама ребёнка, пострадавшего в ДТП, и решается вопрос о том, чтобы перевести ребёнка на лечение в Москву. Мне рассказали об этом случае. Когда узнал, что ситуация сложная, понял, что откладывать нельзя. Позвонил маме Максима, она рассказала о состоянии ребёнка и о том, что ей необходимо приехать в Москву и привезти ребёнка. Ситуация была критическая. Я включил все свои возможности, хоть уже готовился уходить на пенсию. Позвонил одному своему знакомому, второму, третьему. Один мой товарищ перевел крупную денежную сумму. Дальше договорились с больницей - как будут перевозить, какой будет вагон, как будут встречать. Там ещё было уголовное дело в отношении виновника ДТП, которое полиция не хотела возбуждать. Позвонил на РЕН ТВ, рассказал об этой ситуации, о том, что было ДТП, а уголовное дело не возбуждено. И спустя короткое время виновнику предъявили обвинение, - рассказал Игорь Комиссаров. 

«Солдат, ты не должен генерала подвести!»

Далее решалась задача о том, как перевести Максима в Москву, ведь мальчик находился в критическом состоянии. Игорь Комиссаров добился помощи с билетами на поезд, попросил Минздрав взять это дело на контроль. В назначенный день экс-помощник председателя СКР России встретил мальчика и его маму на вокзале в Бурятии. 

- Четыре дня ехали в поезде, у Максима кровь шла, думал, не доедет. Подумал, что грех на себя возьму, если умрёт. Но он доехал. Нас встретили на вокзале. Мальчика - в больницу, маме помог снять квартиру. Дальше у Максима начались длительные реабилитации, часто приходил к нему, - вспоминает Комиссаров. 

С того момента прошло более полугода. Но лечение еще не закончилось, следующая операция предстоит только в сентябре, и Максим на это время попросился домой. Игорь Комиссаров в тот момент был в Новосибирске и, когда ребёнок со своей мамой по пути на родину проезжали мимо, решил встретиться с ними на вокзале. 

- Я видел, в каком состоянии он был и в каком находится сегодня. До этого был как овощ, сейчас может самостоятельно вставать. Есть одна замечательная женщина - Жанна Семёнова, врач-нейрохирург, мой большой друг. Она тоже взяла на себя большую ответственность и сделала чудо - несколько операций на мозге. Сегодня же сама удивляется, что произошло. Первый раз, когда в поезде ехали, там из 30 слов от Максима можно было услышать одно, а сейчас можно общаться с ним нормально. Он стихи читает, оказывается, у него слух есть музыкальный, он рисует, - говорит Игорь Комиссаров. 

Своего спасителя Максим называет Дедом Морозом. 

- Он с самого начала думал, что я Дед Мороз, и до сих пор так меня и называет. Спросил, почему бороду сбрил на лето. Я говорю, жарко. Понимаете, он - солдат, я - генерал. Когда ему было тяжело, он видел взгляды других детей, как к нему относятся. Я сказал ему тогда: «Солдат, ты не должен генерала подвести!». У него же всё через боль. Представляете, штырь железный в ноге? Ноги попробуй разогни, когда они полгода не разгибались. Взрослые люди, прошедшие по три войны, иногда ломаются, а это ребёнок, и он не сломался. Ну и мама такая же молодец – держится. Мышцы у него на руках такие сильные, какие не у каждого здорового ребёнка есть. Он хочет что-то делать, сам может подняться. Человека по-новому собрали, - сообщил Игорь Комиссаров. 

Врачи не дают гарантий

Сегодня Максим и его мама Ольга Галенко находятся дома. Женщина говорит, что мальчик попросился домой, да и сама она устала от больниц. В сентябре предстоит операция на ноги, уже собраны средства на 19 дней лечения. Это около 400 тысяч, необходимых для предстоящих расходов. Сумму Ольге Галенко перевёл человек, пожелавший остаться неизвестным. 

- В сентябре поедем в  клинику Рошаля, но и это не конец истории. В январе нужно будет собирать деньги на сложную операцию по замене коленного и тазобедренного суставов, нужно заново собирать ногу. Нога не растет, нет соединения с мозгом, проще говоря. Пока у мальчика сильный остеопороз ног, так как стоят титаны в костях. Нужно лечить, иначе Максима не возьмут на операцию, кости просто рассыплются. До января надо лечить, иначе ампутация. Сумма на операцию пока не озвучена. Квоты все закончены, и дальше всё только платно, - рассказывает Ольга Галенко. 

В апреле Максиму заменили шунт в голове, который обошелся в 30 тысяч рублей. Предстоящая операция будет тяжёлой, поскольку у ребенка мозг поражен почти наполовину.  

- Врачи ничего не дают, никаких гарантий. Мы сейчас шунтозависимые, в любой момент может произойти дисфункция, и всё – смерть. Шунт же замещает сосуды головного мозга. Уже была одна дисфункция, и мы вовремя успели поменять Максимке шунт, прооперировали голову. Домой сейчас приехали на свой страх и риск. Потому что сколько можно по больницам ходить? Ребенку тяжело, ему нельзя близко подходить к микроволновке, нельзя, чтобы рядом были айпады, магниты и прочее, потому что любое воздействие может сбить шунт и он может отказать. Он спущен у него в малый таз, задевает мочевой. Я не представляю и не понимаю, как он со всеми этими болями борется. Боли постоянно головные, очень сильно реагирует на погоду, - вздыхает мама мальчика. 

Виновник не помогает

У самого же Максима сегодня только одно желание – он очень хочет ходить. 

- Он больше лежит, конечно. Иногда ползает на четвереньках. Ноги сильно болят, идут отёки, потому что в ногах стоят искусственные штыри внутри - от тазобедренного до коленного сустава. А штырь вышел за пределы и разложил ему коленную чашечку. Врачи хотели вытащить и поменять штырь, но не могут, потому что остеопороз - как только начнешь тянуть, всё просто рассыплется. А так оставлять тоже нельзя, потому что ему нужно двигаться, - говорит Ольга Галенко. - Мальчик весит 50 килограммов. Представляете, как таскать его? Жару он переносит плохо, одно ухо не слышит, один глаз не видит, видящий глаз +5, левая рука парализована, ноги еле двигаются. На четвереньках он передвигается, и то только там, где я не могу его поднять или перетащить. Мы были в больнице, там лифт только со второго этажа, а он на коляске. Тогда Максимка слез с коляски и пополз по лестнице, потому что он понимает, что я его просто не дотащу. Он носит черные очки, чтоб людей не шокировать, потому что один глаз у него закрытый и не открывается вообще. Носит кепку, потому что на голове сильный шрам. Опускает голову, стесняется, ему постоянно стыдно почему-то за то, что он в коляске. Но всё же у него сохранен интеллект, он обучаемый. 

Что касается человека, по вине которого жизнь Максима превратилась в такое мучение, то он на связь с Ольгой не выходил вообще. Женщина видела его только на слушаниях в суде. 

- Не представляю, как он может жить, зная, что оставил ребенка инвалидом. Он искалечил жизнь мне и моей дочери. Сам живёт и здравствует, у него есть деньги на адвокатов. Очень хочется призвать его к ответственности. Наказания он избежал, финансово не помогает. Мог бы дать деньги на те же лекарства, ведь они очень дорогие, - сообщает Ольга Галенко. - Мальчик сегодня живёт только благодаря людям - врачам, журналистам, Игорю Комиссарову, его знакомым и просто неравнодушным людям.


Читать далее

Читайте также