«Тем, у кого есть деньги, закон не писан»: Известный иркутский эколог «разнёс» скандальную скульптуру Даши Намдакова
Главное Популярное Все Моя лента

«Тем, у кого есть деньги, закон не писан»: Известный иркутский эколог «разнёс» скандальную скульптуру Даши Намдакова

эскиз скульптуры / фото: Facebook.com / группа «Хранитель Байкала» Даши Намдакова

Он назвал «Хранителя Байкала» «спорным объектом»

Композиция «Хранитель Байкала» – совместный авторский проект арт-фонда Даши Намдакова в Москве и галереи Виктора Бронштейна – известного иркутского мецената. Изначально её планировали поставить на самой высокой точке Ольхона – мысе Хобой – осенью 2017-го. Сообщалось, что открытие скульптуры состоится в рамках международного Байкальского экологического водного форума в сентябре. Позднее сроки сдвинули на октябрь.

С тех пор прошло больше года, а творение знаменитого мастера так и не обрело пристанище. На минувшей неделе ряд СМИ сообщил, что теперь «Хранителя Байкала» хотят разместить в ольхонском посёлке Узуры. На встрече с журналистами начальник отдела туризма и рекреации ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Василий Мальцев заявил: ситуация вокруг статуи повисла в воздухе.

Читайте также

Скандальная скульптура Даши Намдакова не может обрести пристанище

Теперь «Хранителя Байкала»  предлагают установить в одном из ольхонских посёлков

- В размещении скульптуры на Хобое отказали. Решили в Узурах.  Проехали туда, обследовали. Там есть небольшая территория муниципалитета. После утверждения новых границ Прибайкальского нацпарка мы изучим расположение с точки зрения законности, – приводит его слова портал «Ирк.ру».

«Люди со связями»

Против установки скульптуры выступил известный  иркутский эколог и орнитолог, кандидат биологических наук Виталий Рябцев. В минувший вторник, 2-го декабря, он опубликовал в своём блоге на сайте «Активатика» статью под названием «История с «Хранителем Байкала» или Козлом Намдакова близится к финалу».

- Новое подтверждение привычной истины: тем, у кого есть деньги и связи, закон не писан. Якобы действующие запреты на них не распространяются. Чиновники, которые должны бы противодействовать нарушению закона, напротив, стараются подыскать «обходные пути». И власти, и шаманы оказывают им всяческое содействие. Местные жители против, но ведь на их мнение можно и наплевать, – пишет Рябцев.

Далее учёный подробно рассказывает историю создания композиции, подчёркивая, что сторонники проекта – «люди состоятельные, со связями». Упоминается в публикации и  о том, что его поддерживают владельцы крупных ольхонских турбаз – чего не скажешь  о местном населении. «Тихий ужас», – вот так, например, оценил «Хранителя» один из жителей посёлка Хужир.

Впрочем, воспротивились не только ольхонцы. Кандидат исторических наук Артём Ермаков заявил о культовом характере скульптуры, напоминает Виталий Рябцев. А активист Андрей Ершов в своё время и вовсе направил в областную прокуратуру запрос с просьбой разобраться с творением Даши Намдакова. Возмущённые общественник дошли аж до самого Юрия Чайки.

Около двух недель Байкальскую межрегиональную природоохранную прокуратуру обратился и сам Виталий Рябцев. В своём  письме он заявил, что объект, который хотят разместить  в  Прибайкальском нацпарке (на его территории и расположен Ольхон – прим. авт.), никак не связан с целями, задачами и основной деятельностью резервата, то есть с охраной природы. 

- Напротив, результатом его появления станет возникновение ещё  одного участка, где травяной покров байкальской степи будет полностью уничтожен возникшей автостоянкой, на которой будут единовременно размещаться многие десятки – а, возможно, и сотни – автомобилей, а также сопутствующей сетью тропинок, – предупреждает эколог. – Площадь участка «погибшей природы» составит многие тысячи квадратных метров. Отдельный вопрос – допустимо ли относить статую к объектам «некапитального строительства», не требующим проведения экологической экспертизы.

«События ускорились»

Виталий Рябцев уточнил, что теперь «Хранителя Байкала» хотят установить в девяти с половиной километрах к югу от мыса Хобой и в полутора километрах от посёлка Узуры. И пояснил, почему размещение объекта решили не согласовывать с руководством резервата.

-  Внутри Прибайкальского национального парка «изыскали» клочок муниципальной земли,  – подчеркнул он. – А, с другой стороны, в присланном мне из этого учреждения ответе говорится о размещении статуи на «подведомственной территории»…. Где же тут правда, где ложь? Выяснить это должна прокуратура. По моему запросу уже проводится проверка.

После того, как СМИ растиражировали слова начальника отдела туризма и рекреации ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Василия Мальцева, события, по словам учёного, «резко ускорились».

-  Прошло лишь несколько дней после вышеупомянутой пресс-конференции, а проект уже близ «финишной черты». От местных жителей я услышал, что вот-вот начнутся работы по установке «объекта» в районе Узур и  памятник в разобранном виде привезут на Ольхон в ближайшие дни. Что характерно, в этот раз обошлись без шаманских обрядов. Явно очень спешат. В Иркутске сейчас мало кто знает, что столь спорный объект вот-вот появится на Ольхоне. Зато в островной столице – посёлке Хужир –  страсти кипят, – рассказал Виталий Рябцев. –  И это возмущение вполне обосновано. Муниципальный участок близ Узур находится в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. На него распространяется охранный режим.

Эколог заявил: скульптор зря предпочёл проигнорировать «глас народа».

-  Не приходится надеяться, что его творение на острове ожидает счастливая судьба. Лично у меня сама скульптура не вызывает отторжения –  лишь  её название. Как и многие, считаю, что «Дух Байкала» не может выглядеть вот так. Но главное возражение: не место таким объектам на особо охраняемой и ценной территории. Пусть стоит в каком-нибудь поселении, но  не в природном ландшафте Ольхона, и без того испытывающем запредельную туристическую нагрузку, – заключил Виталий Рябцев. 

«Эскиз будто бы сам вылился на бумагу»

Кстати, минувшим детом Даши Намдаков принял участие в программе «Мнение» на радиостанции «Эхо Москвы» в Улан-Удэ. Отвечая на вопрос о «Хранителе», он отметил, что «это длинная история».

- Мне исполнилось 50 лет, и на семейном совете мы решили сделать по этому поводу что-то в подарок родине. Начал думать, что это должно быть – и родилась идея сделать «Хранителя Байкала», – заявил скульптор.

Он приступил к поиску места для установки изваяния и тогда, по собственному же признанию, «облазил весь бурятский берег Байкала».

- Нужно было что-то такое, что меня зацепит. Я должен был получить некий знак, – подчеркнул Даши Намдаков. – Сначала ничего такого не произошло. Отправился на иркутскую сторону, но там тоже ничего не было. Но когда мы с ребятами впервые поехали на мыс Хобой, я был потрясён видом и внутри что-то начало клокотать. Понял, что это сигнал, который я ждал, потому что я достаточно чувствительный к таким вещам человек. До этого пытался рисовать эскизы, но ничего не рождалось. А тут на следующее утро эскиз будто бы сам вылился на бумагу. Начал думать, как его реализовать, пригласил ребят, с которым обычно работаю, позвал своего друга из галереи Бронштейна. Он с удовольствием согласился и стал спонсором проекта.

В соцсетях тем временем развернулась оживлённая дискуссия относительно будущей композиции. По сути, она «расколола» жителей Бурятии и иркутян на два лагеря. Одни выступили за установку скульптуры на Ольхоне, другие были категорически против. В группе «Спаси Байкал» в Facebook даже организовали опрос. Так, многие интернет-пользователи заявили, что на Хобое изваяния быть не должно, ведь это место считается священным. Люди приходят туда помедитировать, помолиться или же просто насладиться видом на Байкал. Посетители паблика отмечали, что «Хранителя» лучше установить в населённом пункте. И даже предлагали свои варианты – например, у въезда на Ольхон.

Даши Намдаков подчеркнул: порой дискуссия была «очень горячей».

- Я прекрасно понимаю этих людей. Я вообще очень деликатный и не конфликтный, но у каждого своя правда. Сейчас просто выжидаю и не предпринимаю никаких действий по этому поводу. Недавно встречался с Хамбо ламой (Дамбой Аюшевым, главой Буддийской традиционной Сангхи России – прим. авт.) и он сказал: давай поставим «Хранителя Байкала» на бурятской стороне. Мне эта идея тоже нравится, но это всё должно утрястись как-то само собой, – считает мастер. – Понимаете, если эту скульптуру не взорвут, не расплавят, не закопают в землю или не утопят на дне водоёма, то она простоит две тысячи лет. Бронза – вечный материал, поэтому мы никуда не спешим. Я по-буддийски решил, что «Хранитель Байкала» должен сам собой найти себе место и встать там, а будет это на Ольхоне или на бурятском берегу – уж как сложится.

Отметим, в июне 2017-го года шаманы провели на Ольхоне обряд и духи «разрешили» людям поставить на крупнейшем острове Байкала искусственное древо. Кстати, творение нашего всемирно известного земляка под названием «Каракуз» этой осенью появилось в Татарстане – оно украсило Соборную площадь Альметьевска. А ранее в городе Этрета на северо-западе Франции установили другое изваяние Намдакова под названием «Медитация». 

Читать далее