Встреча с погибшими героями
Главное Популярное Все Моя лента

Встреча с погибшими героями

Жители Бурятии ищут погибших во время Великой Отечественной войны родственников 

В годы Великой Отечественной войны на фронт было призвано более 120 тыс. жителей Бурятии. Более 30 тысяч солдат не вернулось домой. С окончания войны минуло 68 лет, но родственники до сих пор ищут и ждут своих пропавших без вести отцов и братьев. В честь Дня победы «Информ Полис» подготовил для своих читателей истории о том, как через полвека родные нашли своих погибших солдат. 

Погостье

В 2012 году Раиса Алексеевна Самбарова (в девичестве Шистеева) отыскала своего без вести пропавшего отца. История их расставания похожа на судьбы тысячи людей, жизнь которых раскололась на «до» и «после» войны. 

В улусе Бохолдой Баяндаевского района Иркутской области жила обычная семья: отец, мать, четыре сына и маленькая дочь. В 1939 году мать умерла во время родов, а в 1941 году отца призвали на фронт в возрасте 37-ми лет. Дети же остались на попечении бабушки. Потом были голодные военные годы. Дети, оставшиеся без родителей, выживали, как могли: где-то помогали родственники, где-то сами работали. Очень долго об отце ничего не было известно. Знали лишь то, что военную подготовку проходил на станции Мальта в Иркутской области, а последнее письмо он отправил из Москвы по дороге на фронт.

шистеевв.jpg

-Несколько месяцев все призванные проходили подготовку на станции Мальта. От отца приходило много писем. В конце каждого письма призывал "берегите мою дочку, берегите Раю". Я помню эти треугольники писем, они хранились в ящике буфета. К сожалению ни одно письмо не сохранилось, - вспоминает Самбарова. 

Только семь лет спустя, в 1948 году деревенская почтальонша принесла извещение о том, что Шистеев Алексей Урбаевич пропал без вести на фронте в 1942 году. 

-Она отдала извещение младшему из братьев Борису, - вспоминает Раиса Алексеевна. – Он долго не показывал письмо, носил его в кармане, плакал. 

Потом жизнь постепенно пришла в норму. Дети выросли, женились. У пропавшего без вести Алексея Шистеева появились внуки. Раиса Алексеевна вышла замуж за военного, вместе с двумя детьми вслед за мужем объехала полстраны, несколько лет прожила в соседней Монголии. Наконец, в 1987 году после отставки мужа осела в Улан-Удэ. Но мысли о пропавшем отце не оставляли женщину. 

-Каждый год в День Победы мне настолько бывало больно. Все думала, где мой отец, где лежат его косточки, - рассказывает Раиса Самбарова.

Долгие годы поиски ничего не давали. В «Поименном списке безвозвратных потерь рядового и сержантского состава по Баяндаевскому р-ну Иркутской обл. за 1941-1945 гг.», был неверно указан год рождения (1903 г., а не 1904) и была допущена ошибка в фамилии (Шастеев). Запрос в Центральный архив министерства обороны в Подольске не дал никаких результатов - сведений нет. Неизвестно, на каком фронте воевал, какой полк, обстоятельства и место гибели. В похоронке не было никаких сведений, только формулировка "пропал без вести" и дата. Внуки и дети Раисы Алексеевны пробовали искать через Интернет, но запросы по фамилии ничего не давали. 

И только почти 70 лет спустя правнук Алексея Урбаевича смог отыскать в списках погибших имя своего деда. Оказывается, как когда-то в родном военкомате, фамилию солдата исказили. В списках он значился «ШистЬев», поэтому предыдущие запросы не приносили результатов:

«Шистьев Алексей Урбаевич, 1904 г.р., красноармеец. Уроженец: Иркутская обл., Баяндаевский р-н» 

Его медальон под Санкт-Петербургом нашел отряд кадетского корпуса, специализирующийся на поиске пропавших во время Великой Отечественной войны солдат.

- 1 мая 1997 года поисковый отряд из Новосибирска в районе станции Погостье Кировского района Ленинградской области нашел останки 28 человек, захороненных в авиационной воронке в годы войны. Было найдено 7 медальонов, из них два медальона удалось прочитать в 2002 году, - рассказывает дочь Раисы Алексеевны Маргарита. - Среди них медальон нашего деда. 7 мая 1997 года останки погибших солдат были торжественно захоронены на воинском кладбище у станции Погостье.

ветераны 020.jpg

Так выглядел сверток бумаги, найденный в солдатском медальоне на месте захоронения. Основные данные (кто, откуда, родственники) за время пребывания в земле почти исчезли. На их расшифровку ушло несколько лет

Через год, после того, как стало известно о месте захоронения Алексея Урбаевича, его дочь с двумя детьми отправилась к могиле отца.

Недалеко от Санкт-Петербурга на станции Погостье они вышли из электрички. Вместе с ними на маленьком полустанке вышла еще одна женщина. Она очень удивилась незнакомым людям – вокруг станции всего четыре дома, и потому здесь обычно никто не выходит. Но узнав о цели приезда, показала гостям дорогу. 

Примерно в километре от железной дороги, среди высокой травы стоят деревянные покосившиеся кресты, выкрашенные голубой краской. Их здесь очень много – полусотни. Под каждым крестом братская могила погибших воинов. 

  

кладбище - погостье.jpg

Так на данный момент выглядит кладбище возле станции Погостье. Ухаживают за ним местные жители. Под каждым крестом - братская могила советских воинов. Тысячи погибших, из них больше большая часть безымянные

 

-Нам примерно план нарисовали, в котором указали, в какой из могил захоронены останки моего отца, - рассказала Раиса Алексеевна. – Но это было в 1997 году, с тех пор поисковики нашли еще много захоронений, и число крестов над могилами увеличилось в несколько раз. 

Раиса Алексеевна вместе с детьми «побрызгала» водкой над предполагаемой могилой отца и деда, помянула наконец-то нашедшегося солдата. На кресте они установили мраморную табличку с фотографией и годами жизни Алексея Урбаевича Шистеева. 

памятная доска.jpg

-Мы не знали точно под каким именно крестом лежит отец, поэтому я обошла все могилки, прикоснулась к крестам, чтобы отец почуствоал мое тепло, ошутил ауру, - вспоминает Раиса Самбарова. 

  

Кроме креста, на котором Раиса Алексеевна повесила портрет своего отца, еще три-четыре именные. Остальные безымянные стоят среди буйной травы. По словам Самбаровой, Погостинское захоронение находится в очень живописном месте - там красивая природа, почти сразу возле кладбища начинается лесная чаща. 

 

-Возможно, мой дед, по прибытии на эту станцию погиб в одном из первых боев, а, может, он успел повоевать и пережил все ужасы и тяготы зимы 1942 года: 30-ти градусные морозы, шквальный огонь немецких пулеметов, голод, плохое снабжение боезапасом, «одну винтовку на двоих», - рассказывает ее дочь Маргарита - Для нас самое главное, что дед защищал свою Родину, воевал за своих детей и погиб в бою как мужчина.

Бои у станции Погостье были одними из самых страшных на Ленинградском фронте.



-Погостье - название станции и деревни, но это название легло в основу целого участка фронта, сначала Ленинградского, потом Волховского, - пишет в своей книге «Огромным погостом отважной пехоты в безвестных болотах случилось Погостье» И. Г. Прокофьева, председателя Фонда поисковых отрядов Ленинградской области.



В этой же книге он приводит воспоминания бывшего солдата Волховского фронта Николая Николаевича Никулина: "... В армейской жизни под Погостьем сложился между тем своеобразный ритм. Ночью подходило пополнение - тысяча, две, три тысячи человек. То моряки, то маршевые роты из Сибири, то блокадники. Их переправляли по замерзшему Ладожскому озеру. Утром, после редкой артподготовки они шли в атаку. Двигались черепашьем шагом, пробивая в глубоком снегу траншеи. Да и сил было мало, особенно у ленинградцев. Снег стоял выше пояса, убитые не падали, застревая в сугробе. Трупы засыпало свежим снежком. На другой день была новая атака...

После посещения могилы отца Раиса Алксеевна вернулась в Улан-Удэ. 


-Самое главное съездила к отцу, поклонилась на могиле героя-воина, - рассказывает Раиса Алексеевна. – Теперь мне спокойно стало, теперь не мучаюсь каждый раз, когда отца вспоминаю, знаю, где лежит, знаю, что упокоился хоть и далеко от родных мест.

На 70-летний юбилей победа она собирается снова отправиться на могилу к отцу.

-Сейчас мне 77 лет хочу съездить, если получится, может, в последний раз поклониться отцу, - сказала Раиса Алексеевна Самбарова-Шистеева.

Австрийские надгробья

Еще одна подобная история случилась с улан-удэнкой Людмилой Григорьевной Пановой. Она тоже через полвека нашла своего пропавшего на войне дядю.

23-летний юношей Николай Константинович Скрылетов был призван на фронт Отечественной войны в 1942 году из родного Новоселегинска. Пройдя все перипетии фронтовой солдатской жизни, в конце войны он попал на 3-ий Украинский фронт. Было это в апреле 1945 года. До победы оставалось два месяца. Советские войска уже отбросили фашистские армии от родных границ и шли в наступление. 7 апреля войска подступили к австрийской Вене, где встретили упорное сопротивление германских формирований. 13 апреля Вена после тяжелых боев взята красноармейцами. Советские войска двигались дальше на запад, бегущие фашисты с боем отступали. 

скрылетов.jpg

22 апреля отважный парнишка из Бурятии совершает подвиг, за что его посмертно наградят орденом «Красной Звезды». Возле села Визенфельд, в нескольких километрах от Вены, 107 гвардейская стрелковая Первомайская ордена Суворова второй степени дивизия отважно сражалась с немцами. Скырлетов в то время был наводчиком противотанкового ружья. С 17 по 22 апреля, как сказано в приказе о награждении, он «не щадя своей жизни и крови, уничтожил 9 немецких солдат, подбил 2 машины и 3-х снайперов. Спас жизнь командира, которого немцы окружили, он с ружьем ПТР вывел из строя ручной пулемет и 3-х немецких солдат». Но сам при этом, насколько известно, получил ранения и умер 27 апреля. Похоронен возле села Визенфельд в братской могиле. За свой последний подвиг удостоен ордена «Красной Звезды».

-Я знала, что мой дядя ушел на фронт еще молодым парнишкой и пропал там без вести, - рассказывает Людмила Григорьевна. – Были, конечно, попытки найти его, но они не увенчались успехом. Мой папа всегда мечтал найти его. Уже выйдя на пенсию, решила заняться этим вплотную.

Поиск в Интернете ничего не дал. Тогда по совету знакомых Людмила Григорьевна решила проштудировать «Книгу памяти», которую несколько десятилетий выпускают в Бурятии. Там она нашла имя своего дяди. 

-Фамилия нашего рода очень редкая, потому не составило труда найти в его в списке погибших и пропавших без вести, - рассказывает племянница солдата. – Моим родителям не пришло не извещение ничего.

Подкопив денег, Людмила Григорьевна вместе с родственниками поехала в Москву. Там навели справки в центральном архиве Министерства обороны. Селенгинский новобранец был неправильно зарегистрирован под фамилией «СкИрлетов», а его родиной значилась Якутия. Там же был найден его наградной лист. Ему выдали орден Отечественной войны, а орден «Красная Звезда» остался в архиве, потому что представлен посмертно. 

После из Москвы Панова с дочерью полетели в Вену, а там машиной добрались до местечка Визенфельд. 

 

-Долго искали, как ехать, было трудно найти, - сказала Панова.- Когда добрались, помог местный австриец, рассказал, что лет пятнадцать назад всех русских солдат выкопали с почестями, сложили кости в гробы и увезли в одно место.

Это городок называется Визенбах. По прибытии на место первое, что увидела Людмила Григорьевна с дочерью было захоронение фашистских солдат. 

 

-Я сначала расстроилась, что неужели вместе с ними положили, но потом дальше проехали и увидели красную звезду – кладбище для советских воинов, - рассказывает Панова. – Мы взяли с собой родной земли, посоветовались с батюшкой и увезли землю прямо из его дома, в котором он жил. Столько лет пролежал под чужой землей, теперь под своей пусть лежит. 

вена- надгробье.jpg

Австрийцы воздвигли специальное кладбище для погибших советских солдат. Оно очень ухоженное, чистое. На него все время приезжают туристы и потомки погибших воинов, несколько раз в году на надгробие приносят венки.

Но по возращении в Москву Людмила Григорьевна хотела получить в Минобороны орден, которым награжден Скырлетов посмертно, чтобы передать его в музей Селенгинска. Но награду выдают только близким родственникам.

-Нам не дали, я объяснила, что в музей, но все равно нет. Он ведь молодой ушел на фронт – ни жены, ни детей, - сказала Людмила Григорьевна. – Так и уехали. Я теперь спокойна, восстановила историю семьи, нашла дядю. 
Читать далее