Сорокалетняя Дарима Рабданова родом из небольшого села Могсохон Кижингинского района. Женщина с детства боится детей. Еще б, ведь ее рост всего 110 см. И похоже, что она уже свыклась с жестокой реальностью, ведя затворнический образ жизни, только изредка выходя из дома.

- Я училась в школе до 5-го класса. Сверстники постоянно надо мной издевались из-за моего роста. Отбирали у меня еду в столовой, толкали в коридорах во время перемены, ставили шалбаны, а по дороге домой закидывали камнями. Тогда я начала очень боятся детей. Единственные, кто за меня тогда заступился были моя учительница и бабушка, которая подавала звонок, - тяжело вспоминает свое детство Дарима.

Каждое лето ее одноклассники заметно прибавляли в росте, только Дарима оставалась все той же маленькой девочкой, с небольшими ручками и ножками. И однажды на каникулах она твердо решила – в школу больше не вернется. Так, свое детство она провела в маленьком деревянном домике, где ничего кроме душевной боли и слез матери ребенок не видел.

- Всего у моих родителей было шестеро детей, трое из них инвалиды. Наш старший брат умер в годик от эпилепсии, потом второй тоже ушел от нас от той же болезни. Самый маленький братишка тоже умер. У мамы с папой остались только я и двое сестер. С ростом у них проблем нет. Второй сестре сейчас 43 года, она живет в Поселье. Очень помогает мне. У третьей 41-летней сестры сейчас черная полоса в жизни. Умер сын и муж. В прошлом году у нее обнаружили онкологию. Она воспитывает двоих детей – студентку и школьника. Мы с ней тоже общаемся, - рассказывает Дарима.

«Я мечтала увидеть свою малышку»

Быть может так и прошла бы жизнь Даримы в четырех стенах, если бы не одна приятельница, которая решила познакомить ее со своим одноклассником.

- Мне было 33 года, когда меня познакомили с Гэсэром. Он родом из Закамны. Мы два месяца дружили по телефону, потом стали вместе жить. У него тоже инвалидность – рассеянный склероз.

Благодаря Гэсэру Дарима стала потихоньку выбираться из дома, перестала бояться людей и комплексовать. Влюбленные не замечали насмешек окружающих, довольствуясь общением друг друга. И вскоре узнали, что у них будет ребенок.

- В первый раз я забеременела в 34 года и мне врачи сделали аборт, сказав, что мне нельзя рожать. Не положено. Второй раз я стала умнее. Мне ведь хочется дочку, хочется быть под старость лет кому-то нужной. Очень хотела родить и решила скрыть беременность, даже от мамы и мужа. Когда живот стал заметнее, я встала на учет. Никогда не забуду, как плакала на комиссии у врачей и просила оставить моего малыша в живых. Я его чувствовала, он там шевелил ручками и ножками. Врачи тогда сжалились, и оставили мою малышку. Да и нельзя было делать аборт на большом сроке, - вспоминает наша героиня.

Беременность, кажется, была одним из самых тяжелых испытаний на ее пути.

- Когда живот стал большой, я не могла лежа спать, и спала сидя. Но ведь это ничто по сравнению с радостью материнства. Я мечтала увидеть свою малышку, обрадовать мужа. Единственное о чем молилась, только чтобы она была здоровенькой, а не такой же маленькой. Чтобы ей не пришлось пройти через все то, через что прошла я. Родила на седьмом месяце беременности.

«Жизнь всему научит»

Не зная русского языка, бурятская девушка из глубинки едва понимала врачей.

- В роддоме меня положили в одну палату с Долгорой, которая была моим переводчиком. Она мне объясняла все, что говорили врачи. Мы с ней общаемся до сих пор. Знаете, так получается в жизни, что на моем пути встречаются только добрые люди.

Выписавшись из роддома, молодая мать уехала в деревню. В какой-то момент она заметила, что с малышкой происходит что-то не то. По совету своей подруги, женщина немедленно выехала в город.

- Настя в семь месяцев не сидела, в годик была лежачая. И врачи сказали, что у нее ДЦП. Моя мама очень переживала из-за моего маленького роста, как я буду жить в городе. Но ведь в деревне нет никаких условий для лечения. Нас отправили на инвалидность. Уже в городе стали усиленно бороться с недугом. Нам сказали - выбирайте, что будете лечить или ноги, или глаза. У нее один глаз - минус 7, второй - минус 2. И мы выбрали все-таки ноги. Сейчас по квоте каждые шесть месяцев ездим в Иркутск на обследование в неврологическое отделение детской клинической больницы.

По словам Даримы с каждым разом Насте становится лучше.

- Через шесть месяцев после лечения, дочка начала поворачиваться. На дому начали делать массаж. Сейчас уже может сама сидеть и даже ходит в специализированный детский сад. Правда, пока еще не разговаривает, только повторяет. Врачи говорят, надо лечить. Пока маленькая, шансы на то, что она может стать полноценным ребенком, есть. Я верю, что она будет здоровой, - сквозь слезы говорит Дарима.

Сама же мама неплохо стала понимать русский язык. И сейчас уже без проблем может разговаривать.

- Знаете, жизнь всему научит. Я плохо читаю, но стараюсь каждый день учить язык.

Нелегкие будни

На протяжении пяти лет Гэсэр и Дарима, как две половинки, дополняют друг друга. Дарима контролирует каждый шаг супруга, заботливо и с усердием записывая на листке бумаги, что ему нужно купить. И через каждые пять минут звонит мужу, спросить, не потерялся ли он – все ли в порядке. По возвращению, Гэсэра уже ждет стирка, белье супруга разложила по цвету. Сама, тем временем, успевает приготовить обед.

- Я без мужа никуда. Он - мои руки и ноги, я - его голова. Ведь он только выйдет на улицу, и все сразу забывает. Вот я его и контролирую. Дочке надо каждый день давать лекарства, я это сделать не могу. Ее ведь держать надо, она сопротивляется. Все это делает Гэсэр, я лишь говорю, что нужно, в каких дозах, - рассказывает о своих буднях Дарима..

Первое время семья жила у сестры Даримы в Поселье, но из-за того, что необходимые медучреждения находятся в центре города, родители решили снимать жилье.

- Мы снимаем комнату в общежитии. Платим 4050 рублей ежемесячно. Комнатушка маленькая, но здесь по крайней мере ребенок может ходить на ходунках. Раньше мы жили через стенку, в другой  комнате. Она вдвое меньше. Соседка предложила поменяться, взамен попросила купить ее шкафы за 30 тысяч. У нас таких денег не было, помогли друзья – Долгора и ее сестренка. Вот теперь здесь живем, но мечтаем о своем жилье. На счет этого обращались и к депутату, и в администрацию главы, но везде тишина. Знаете, я бы раньше даже не попросила, но сейчас, когда есть Настенка, переживаю о ее будущем. Если что со мной случится, я хочу чтобы она знала, что у нее есть свой дом.

Жестокая реальность

А случиться с маленькой, но храброй женщиной может все что угодно. Любой выход из дома для нее это не только косые взгляды прохожих.

- Сейчас дети жестокие. Один раз в 18 квартале меня чуть не избили школьники. Окружили и уже собирались бить, я отмахивалась и громко звала на помощь. Столько людей просто так стояло и смотрело, и только одна девушка подошла и отогнала их.

С тех пор Дарима старается ходить с сопровождающими.

- Раньше с охранником ходила, но за них надо же платить. Лучше я на эти деньги дочке что-нибудь куплю. Теперь я просто стараюсь не ходить там, где дети.

При пенсии в 14 тысяч рублей Дарима не скупится на детские игрушки.

- Я стараюсь покупать развивающие игрушки. Так мы занимаемся. Не сразу, но у нее все получается. Учимся ходить на ходунках, их нам отдали добрые люди, - рассказывает заботливая мама.

Львиная доля небольшой пенсии уходит на медикаменты и лечение.

- Мы ходили на ЛФК. Там взнос 1000 рублей и 15 сеансов нужно оплатить. Один сеанс стоит 800 рублей и в такой холод ребенка везти только на такси. От нас до Геологической стоимость поездки 85 рублей и обратно 85 рублей. Еще таблетки от эпилепсии покупаем, в месяц на них уходит 3000 рублей.

Чтобы как-то сводить концы с концами Дарима встала на учет в центр занятости.

- Меня там спросили, что я могу. А что я могу? Долго стоять не могу, долго ходить не могу. Руками ничего держать не могу. Они быстро начинают опухать. Раньше вышивала, но сейчас и это дается с трудом.

Я верю в чудо

Наверное, большинство людей уже давно опустили бы руки в такой ситуации, но не эта семья. У Гэсэра и Даримы есть одна мечта на двоих, которая уже давно переросла в цель жизни.

- Мы ездим на обследование в Иркутск, ходим на массажи когда есть возможность, но хотелось бы увезти Настену в Читу. Там есть медицинский центр «Академия здоровья». Курс лечения 21 день. Помимо этого, нужны деньги на съем квартиры, проживание. Нам предлагалось и санитарно-курортное лечение, которое бесплатно для меня и дочки, но ведь без папы мы никуда. А за него тоже платить надо. Мы обратились как-то в один благотворительный фонд, где нам сказали – денег нет. Больше не стали никуда ходить. Я не знаю, куда еще можно пойти, у кого попросить о помощи. Просто стараюсь сделать все возможное и невозможное, чтобы моя Настя могла ходить в обычную школу, поступить в вуз. У нее должна быть нормальная жизнь. И мы сделаем все ради этого.

После беседы с Даримой мы обратились к Уполномоченному по правам человека по Бурятии.

- Дарима Рабданова встала на очередь по жилье после 2005 года и стоит в двух очередях, как малоимущая, и как инвалид. Сейчас она 6575 в очереди как инвалид и 6104 как малоимущая. К сожалению, она не входит в перечень заболеваний, чтобы по суду требовать получение жилья вне очереди. Переставить ее в очереди нереально, ведь там такие же люди стоят. На данный момент в городе нет маневренного жилья, очередь движется очень медленно. Мы сейчас сделали официальный запрос в город и главе. Ждем ответа, - прокомментировала Юлия Жамбалова.

Также ситуацию на контроле держит администрация Октябрьского района.

- Наши специалисты съездят к ней и проверят. Посмотрим, чем можем помочь, - ответил глава Октябрьского района Андрей Сухоруков.

Пока чиновники пытаются решить вопрос на своем уровне, мы же обращаемся к нашим читателям. Для тех, кто хочет помочь этой семье, публикуем реквизиты и номер телефона.

Сбербанк 639002099008192648

+7 914 983-17-22 Дарима Булатовна Рабданова

Мы же, в свою очередь, продолжаем следить за историей маленькой, но сильной женщины с большим сердцем.