Минприроды России отказалось от поправок к закону, которые давали возможность изымать земли особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и передавать их в частную собственность, сообщает пресс-служба международной экологической организации «Гринпис». Для этого «зелёным» потребовалось собрать 21 тысячу подписей.

- Сейчас в Земельном кодексе нет прямого разрешения на приватизацию участков в границах заповедников, – рассказал руководитель программы по ООПТ «Гринпис России» Михаил Крейндлин. – Но чтобы создать лазейку, к нему легко могли принять поправки, которые никто бы не заметил.

В этом случае под угрозой оказался бы Кавказский биосферный заповедник, где «Газпром» и «Роза Хутор» собираются строить горнолыжные курорты, заявили в «Гринпис». Земли могли изъять и из других заповедников и национальных парков, в том числе включённых в список всемирного природного наследия. В их числе – Алтайский биосферный заповедник, Прибайкальский и Тункинский нацпарки и «Куршская Коса» в Калининградской области. Кроме того, как утверждают «зелёные», изменения в закон об ООПТ противоречили позиции президента России Владимира Путина. Ещё в 2014 году он поручил правительству разработать законопроект, который бы обеспечил «усиление правового режима государственных природных заповедников и нацпарков, включая запрет на изъятие земельных и лесных участков, расположенных в границах этих особо охраняемых природных территорий».

«Двоякое толкование»

В конце октября исполнительный директор «Гринпис» передал главе государства обращения тысяч россиян. После этого на внеплановом заседании министр природных ресурсов Сергей Донской заверил: любая возможность приватизации земель заповедников и нацпарков будет исключена. А на минувшей неделе, 6 декабря, экологическая организация получила от федерального ведомства документальное подтверждение этого решения.

Кстати, в недавнем интервью ТАСС Донской назвал приватизацию заповедных земель «абсурдом». По его словам, «это попросту невозможно».

- Мы хотели, чтобы на ООПТ можно было развивать проекты по экологическому туризму – для чего, в принципе, и создавались, и прописывались эти поправки, – пояснил он. – У Минприроды России нет планов по снижению уровня защиты особо охраняемых природных территорий. И мы собирались с коллегами, все вопросы обсудили. Они увидели возможность юридической интерпретации, двоякого толкования. Мы ещё раз прошли по этому закону и определили, что необходимо добавить, чтобы подобной трактовки не было.

Ранее ситуацией обеспокоились некоторые российские общественные организации. Тревогу вызывала формулировка, согласно которой земли на заповедной территории могут предоставляться в частную собственность и быть объектами сделок – в случаях, предусмотренных законом об ООПТ и Земельным кодексом. Стоит отметить, что в Тункинском нацпарке на них «претендуют» не какие-то компании, а обычные люди, которые прожили там не одно десятилетие.

Заложники ситуации

Сегодня вся территория резервата совпадает с границами Тункинского района. Это единственный подобный случай не только в российской, но и в мировой практике. Из-за ряда ограничений, которые накладывает федеральное законодательство, местные жители фактически лишились права собственности на земельные участки. С просьбой «вывести» их из состава нацпарка тункинцы не раз обращались к руководству республики. Власти, в свою очередь, неоднократно пытались отстоять права населения на федеральном уровне.

Госдума предыдущего созыва даже рассмотрела законодательную инициативу экс-депутата от Бурятии Михаила Слипенчука. Однако не все предложения, выдвинутые правительством Бурятии и районной администрацией, учли при обсуждении проекта. В частности, этот вопрос поднимался на встрече бывшего главы региона с членами Общественной палаты в декабре 2014 года. Тогда Вячеслав Наговицын отметил: попытки изменить границы резервата ни к чему не привели.

Летом 2015 года Наговицын направил в Конституционный суд обращение по поводу изменения границ Тункинского нацпарка. Однако рассматривать его не стали. Проблему вновь затронули спустя несколько месяцев на региональной конференции Общероссийского народного фронта.

- Я бы хотела остановиться на реализации «майского» указа президента, который предусматривает бесплатное предоставление земельных участков семьям, где есть трое и более детей. К сожалению, в некоторых населённых пунктах указ практически не реализовывается, – рассказала тогда министр имущественных и земельных отношений Бурятии Маргарита Магомедова.

В качестве примера она привела Тунку. В 2008 году были проведены работы по координатному описанию границ нацпарк, 86 % его территории «включили»  в состав района. Тем не менее, оформить в собственность «свободные» участки люди всё равно не смогли.

- С 2012 года Росреестр отказывает в регистрации прав граждан на землю. То есть ни одной многодетной семье в рамках указа президента России не могут предоставить участок в границах Тункинского района, – подчеркнула Магомедова. – Отказывают вообще в оформлении любых прав.

В итоге тысячи человек оказались заложниками ситуации. Маргарита Магомедова попросила «фронтовиков» посодействовать в решении вопроса.

Столкновение интересов

Прошлой осенью стало известно, что границы особо охраняемых природных территорий могут «подрезать». С такой инициативой выступило Минприроды России. Федеральное ведомство предложило узаконить исключение земли, озёр и рек из состава резерватов, писала «Российская газета».

Впрочем, экологи отнеслись к инициативе негативно. Так, в «Гринпис» заявили: это может ослабить всю заповедную систему и к тому же противоречит Конституции.

В Минприроды, в свою очередь, отметили, что «урезать» особо охраняемые природные территории можно будет только в трёх случаях – если земли расположены в границах поселений, если они необходимы для обеспечения безопасности государства и по решению президента. Как сообщили «РГ» авторы проекта, перед этим потребуется провести государственную экологическую экспертизу и публичные слушания. Забирать земли у заповедников разрешается, только если это не повредит их биологическому разнообразию, отмечало издание.  

- Невозможность изменения границ заводит в правовой тупик решение актуальных вопросов, связанных с деятельностью хозяйствующих субъектов, функционированием населённых пунктов, жизнедеятельностью граждан, проживающих на отдельных природных территориях, – пояснили «РГ» в Минприроды и в качестве примера привели Тункинский нацпарк. – Его общая площадь – около 1,2 миллиона га, включая ряд населённых пунктов, что не может не вызывать противоречий между интересами развития национального парка и муниципального образования.

Нацпарк в трёх районах

В январе во время своего визита в республику министр природных ресурсов Сергей Донской сообщил: законы, которые позволят жителям района оформить свои земли в собственность, планируется принять уже в этом году.

- Они помогут исключить муниципальные образования из состава территорий, подобных Тункинскому национальному парку, и дать им возможность развиваться, – заявил он.

Минувшим летом вопрос вроде как сдвинулся с «мёртвой точки». Власти Бурятии подготовили проект постановления правительства России, который предусматривает изменения в распоряжение Совета Министров от 1991 года.

На одном из правительственных брифингов в октябре Маргарита Магомедова заявила: земли сельхозназначения и населённых пунктов – а это 158 тысяч га – «исключат» из состава резервата. Общая территория нацпарка при этом не уменьшится: к нему «присоединят» два участка эквивалентной площади.

- Это земли лесного фонда Российской Федерации, которые находятся на территории Закаменского и Окинского районов. Границы этих муниципальных образований не изменятся, – отметила министр.

Предполагалось, что если федералы примут предложение властей республики, то тункинцы, наконец, смогут вздохнуть с облегчением. Органы местного самоуправления получат право распоряжаться участками населённых пунктов, а также  полномочия по «мобилизации земельного налога». Вопрос должен был решиться уже к концу года.

По словам чиновников, населённые пункты и земли сельхозназначения не являются объектами, для сохранения которых создан резерват. А потому природные комплексы, уникальные и эталонные природные участки и объекты не пострадают. На территориях же, которые хотели «присоединить» к заповедной зоне, обитают редкие и исчезающие «краснокнижные» представители флоры и фауны, в том числе снежный барс.

- Их включение в Тункинский нацпарк будет способствовать повышению эффективности его деятельности. Принятие проекта также позволит обеспечить реализацию прав граждан, в том числе многодетных семей, на получение земельных участков, – отметили ранее в министерстве.

Сегодня в районе, по данным Минимущества, проживают более 22 тысяч человек. Общее количество земельных участков, поставленных на кадастровый учёт, составляет 15 372, из них зарегистрирован лишь 9331.