Внук верхнеудинских заводчиков Капельманов впервые прилетел на родину своих предков

Фамилия Капельман у современных улан-удэнцев связывается с необычным домом на Арбате с белыми фигурами атлантов. Здание до сих пор считается одним из самых красивых на пешеходной улице города. В 1907 году его пос­троил верхнеудинский купец Нафтоли Капельман. Вместе со своим братом Наумом они владели мукомольным и лесопильным заводами. Семья Капельманов считалась в Верхнеудинске одной из благороднейших и зажиточных. В 1926 году братья с женами и детьми эмигрировали в Китай. И вот спустя 82 года Илья-Элиягу Кама, единственный оставшийся в живых внук заводчиков Капельманов, в конце июня приехал в Улан-Удэ.

— Моя мама родилась и выросла в Улан-Удэ, — пишет Илья «Информ Полису» (мы связались с ним через Интернет). — Она очень любила этот город и много рассказывала мне о нем. Для меня Улан-Удэ был и остается особенным местом. Поэтому я поехал туда, откуда все ее рассказы и вся ее любовь.

Илья Кама за свои 66 лет жизни ни в России, ни тем более в Улан-Удэ не был. Но очень много слышал об этом городе от своей мамы Иды Копелиович — дочери Наума Капельмана. Ее детство и юность прошли в Верхнеудинске. Мама Ильи умерла в 2005 году в возрасте 93-х лет. С тех пор Кама и засобирался в Улан-Удэ. Близкие не верили, что это возможно. За полгода до поездки Илья выставил на компьютере погоду в Улан-Удэ и каждый день смотрел, какая температура в заветном городе: дождь или снег. В его маршруте для пересадки в другой самолет намечена всего одна точка: Тель-Авив — Москва — Улан-Удэ.

— Он ехал в «терра инкогнита», абсолютную неизвестность, — рассказывает улан-удэнка Рада Жалсараева, переводчик и экскурсовод Ильи. — Его отговаривали от поездки: куда ты едешь, там уже ничего нет, все давно разрушено и забыто.

По словам Рады Дамбаевны, Илья неплохо говорит по-русски, но, приехав в незнакомый для него город, растерялся. Где найти «дом с человеческими фигурами, дворянское собрание и царский мост», о которых говорила мама? Дом с атлантами отыскался быстро. Илья не ожидал, что он так хорошо сохранился. В здании дворянского собрания теперь находятся Музей природы и кукольный театр. А вот что такое царский мост?

— Мы долго думали, что же это: может быть, его мама имела в виду Триумфальную арку, которую поставили в честь приезда цесаревича, или верхнеудинский мост? Его раньше называли николаевский, — рассказывает Рада Жалсараева.

Илья все старательно записывал и фотографировал. «Это чудо, чудо», — постоянно повторял он. Каково же было удивление гостя, когда выяснилось, что родной дом его матери сохранился и в нем, по­строенном почти сто лет назад, до сих пор живут люди! Два здания на улице Почтамтской: рядом жилой и доходный дом. Когда Капельманов после революции «уплотняли», их переселили с тремя детьми в доходный дом.

— Это мистика какая-то, ведь мы не знали, что это именно те два дома, в которых родилась и выросла его мама, а как заколдованные стояли и без конца фотографировали. Только на следующий день выяснилось, что мы фотографировали, — вспоминает экскурсовод.

На стенах кафе «Верхнеудинск» путешественник увидел фотографии своих дедов.

— Он говорил растроганно: «Я мог бы поехать в Ниццу или Швейцарию… Но где еще я буду так сидеть и рядом на стене будут висеть фотографии моих предков?» — рассказывает Рада Дамбаевна.

В своем письме журналисту «Информ Полиса» потомок Капельманов пишет: «Я нашел в Улан-Удэ чудесные места, где сохранились природа и дома, о которых мне рассказывала моя мама, а также много хороших людей, которые, конечно, лично не помнят, но знают и ценят деятельность семьи Капельманов в Улан-Удэ, людей, высоко ценящих историю Улан-Удэ и стремящихся сохранять наследие».

В следующем году Илья-Элиягу Кама собирается снова прилететь в Улан-Удэ вместе с сестрой.



Фото Рады Жалсараевой