Говоря о тех, кто смог загля­нуть в будущее и предсказать его, люди чаще всего вспоминают Вангу, Нострадаму­са и Мессинга. И даже в Бу­рятии не каждый знает о том, что в XIX веке в Баргузинской долине родился удивитель­ный человек — Цэдэн Соодо­ев, которого по праву можно назвать бурятским «Нострадамусом». 

Жизнь Цэдэна Соодоева, ко­торого знали в миру под именем Соодой-лама, настолько порази­тельна, что нам непременно захо­телось побывать в том месте, где ясновидец ушел в нирвану. 

Небольшой деревянный домик, где провел последние дни сво­ей жизни лама Соодой, находит­ся на границе Баргузинского и Ку­румканского районов, неподале­ку от подножия священной горы Бархан-Уула, в местности Куйту­ны. Именно здесь, как рассказы­вают местные, в начале прошлого века великий лама достиг прос­ветления и обратился в яркую вспышку света. Сейчас дом Соо­дой-ламы стал местной достопри­мечательностью, там установлен трехметровый субурган. 

Субурган на месте, где Соодой-лама ушел в нирвану. Фото: Л. Актинов

О некоторых интересных фак­тах из жизни Цэдэна Соодое­ва, обладавшего ясновидением и другими удивительными способ­ностями, нам рассказала местный экскурсовод и знаток бурятских обычаев Надежда Бадмаева. 

— Соодой-лама обладал да­ром видеть будущее. Еще в на­чале прошлого века он преду­предил о грядущей революции и гражданской войне, сообщил, что в сороковых годах разра­зится страшная война — «будет море крови, и многие не вернут­ся обратно», — рассказывает Надежда Феликсовна. 

Чтобы избежать гибели, пе­ред тем как отправиться на фронт, нужно было поклониться в трех святых местах Баргузинской доли­ны. 

— Те, кто послушался и сде­лал это, вернулись обратно, хоть и с ранениями. А те, кто прене­брег, погибли, — рассказала экс­курсовод. 

Часть предсказаний бурят­ского «Нострадамуса» относится к более позднему периоду. Он, на­пример, предсказал полет челове­ка в космос («в год белой Мыши (1961 год) в небо взлетит белый дракон»), увидел строительство БАМа. В одном из его пророчеств говорилось, что «сквозь горы про­ползет железная змея». Немало предсказаний относится к лихим 90‑м. Соодой-лама предупреждал о том, что наступит время, «ког­да будут деньги, но на них ничего не купишь. А потом магазины бу­дут ломиться от товара, но людям не на что будет его купить». 

— Само рождение Соодой-ла­мы было необыкновенным. Он по­явился на свет у престарелых ро­дителей. Перед его рождени­ем во дворе расцвел невиданный цветок, которого никогда не было в Баргузине. Родители пригласили ламу, который определил, что это лотос. Удивленный лама преду­предил: в этой юрте родится вели­кий человек. Так и получилось, — рассказывает Надежда Бадмае­ва. — Соодой-лама не только ви­дел будущее, но и мог проходить сквозь стены, взлетать и ходить по воде, оставаться сухим при до­жде. И он был очень простым че­ловеком, который всегда был го­тов помочь советом. С особым трепетом он относился к бедным людям, всегда останавливаясь только у них. А богачам рекомен­довал всегда помогать беднякам. 

То, что Соодой-лама был дей­ствительно уникальным чело­веком, в способностях которо­го не сомневались официальные власти, подтверждает факт, что пророка пригласили на корона­цию Николая II. 

— Соодой-лама оказался единственным человеком, кото­рый угадал, из какой двери трон­ного зала выйдет царь, и повер­нулся туда лицом. Все осталь­ные смотрели на другую дверь. И еще, при коронации наш лама был единственным человеком, ко­торому из-за его высокого ста­туса разрешили находиться в го­ловном уборе, — рассказала Надежда Феликсовна. 

Соодой-лама много путеше­ствовал. Был на Цейлоне, в Непа­ле, Бутане, Бирме, Японии, Индии. Там, согласно одной из легенд, бурятскому ламе даже пришлось вступить в магический поединок с индийским йогом, из которого Цэдэн Соодоев вышел победите­лем. 

Перед Октябрьской револю­цией Соодой-лама, вернувшийся в Баргузинскую долину, посчитал, что достиг просветления. Весной 1916 года 71‑летний лама про­вел очень редкий буддийский об­ряд — «превращение тела в раду­гу». По легенде, его уходу в нирва­ну предшествовала яркая вспыш­ка света. Место ухода Соодой- ламы стало одной из буддийских святынь Баргузина.