Летом текущего года бурятский сегмент социальных сетей обошли кадры избиения шэнэхэнских бурят в Китае с целью захвата их земель. Что происходит на самом деле? Доста­точно полный и объективный ответ на это уда­лось получить только сейчас, после поездки в Шэнэхэн Дамдина Бадараева, сотрудника ИМБТ СО РАН, сообщает в своей авторской колонке на сайте burunen.ru известный бурятский журналист Александр Махачкеев. 

По словам Дамдина Бадараева, буряты продолжают пользо­ваться всеми привилегиями, положенными наци­ональным меньшинствам в Китае. Но, есть такой факт… По всему Автономному району Внутренняя Монголия насчитывается 10 тысяч бурят. Из них в двух бурятских, Восточном и Западном, сомонах проживает порядка 7 тысяч человек, и они рас­полагают огромной территорией. Вместе с ними проживают и другие народы. И есть много мети­сов – бурят, перемешавшихся с дагурами, солона­ми, эвенками, орочонами, баргутами, харчинами и китайцами. Но, собственно, китайцев-ханьцев в Шэнэхэне менее 4%, и они не претендуют на бу­рятские земли, в отличие от харчинов, дагуров и солонов. Харчины и дагуры - это монгольские народы, солоны маньчжурского происхождения. 

- Да, у бурят действительно много земли, - го­ворит Дамдин Бадараев. - Я сам ездил и видел это. И поэтому представители других монголь­ских народов хотят жить в Шэнэхэне. При этом они утверждают, что в свое время, когда буряты до­говаривались поселиться здесь, речь шла о сроке от 50 до 100 лет. 

Напомним, что произошло это в конце 1916 года, когда лидер бурятского национального дви­жения Михаил Богданов, автор первого проекта национальной автономии бурят, а также предста­витель переселенцев Базарайн Намдык, заключи­ли с амбанем (губернатором) Хулун-Буира дого­вор, по которому бурятам была отведена земля размером в 9 тысяч квадратных километров по долинам трёх небольших рек. Здесь они до сих пор и живут. 

Но кто был виновником избиения шэнэхэнцев? Как говорит бурятский учёный: «По этим кадрам идёт противоречивая информация. Говорят, что это была обычная ссора между скотоводами и якобы не надо верить всему, что появляется в Сети. А официальной информации нет. Хотя буря­ты говорят, что такого рода факты есть». 

В действительности произошли столкновения между бурятами и солонами. Причём буряты их изначально недолюбливают, считая, что у них «длинные руки». Их подозревают в краже скота - исчезали табуны, стада и отары. И на этой почве между ними не раз происходили столкновения. 

Как считает Дамдин Бадараев, это никакая не государственная политика, а отдельные стихий­ные столкновения между представителями раз­ных народов. 

И даже необязательно на национальной поч­ве, скорее это территориальный спор. Такие кон­фликты не редки во Внутренней Монголии. А не только у бурят с их обширными землями, на кото­рые претендуют более многочисленные народы. Ещё одна причина для конфликтов - это огоражи­вание земли. Вследствие чего буряты находятся в сложной ситуации, когда ограждения мешают кочёвкам, а с другой стороны, им нужно оградить от посягательств свои пастбища и поля. 

Итак, если истёк срок договора об аренде зем­ли, что они думают по поводу возвращения на историческую родину? 

- Вопрос дискуссионный, есть разные мне­ния, - рассказывает Дамдин Бадараев. – Одним шэнэхэнцам нравится Россия, другим жизнь в Ки­тае. В то же время там есть люди, особенно стар­шего поколения, которые хотели бы переехать в Россию. Но, при условии, что им дадут землю, где они занимались бы скотоводством. 

Напомню, что в 2006 году Александр Елаев, председатель Комитета по межнациональным отношениям Администрации Президента РБ, ини­циировал программу реэмиграции шэнэхэнцев в республику. Однако, этому помешало федераль­ное законодательство, к тому же из-за быстрого подъёма уровня жизни в Китае Россия потеряла привлекательность в их глазах. 

Кроме того, китайское правительство будет против массового оттока в Россию, считает Бада­раев. Ведь Китай всегда демонстрирует поддерж­ку малых народностей. А учитывая, что буряты располагаются на трансграничье, это вопрос гео­политики. И Китаю ничего не стоит поддерживать 10 тысяч бурят. 

Сейчас российские шэнэхэнцы не испытыва­ют дискомфорта. Они вполне интегрировались в местное сообщество, в отличие от 90-х годов. Тог­да они пребывали в шоке, а к ним относились как к иностранцам. Сейчас их дети свободно говорят на русском языке, создают семьи с российскими бурятами. 

Как заметил Дамдин Бадараев: «Идёт процесс усиления трансграничных коммуникаций бурят». То есть, мы стали чаще ездить друг к другу в го­сти, и это здорово. 

P.S. В декабре прошлого года я побывал в Шэнэхэне, и на всех встречах рефреном звучали слова хозяев: «Давайте хорошо жить там, где мы живём!».