смертельная авария
3834
5

Отец Гали Бурчевской рассказал, что ждёт Баира Жамбалова в колонии

Он заявил, что к бывшему главному «единороссу»  Бурятии там будут относиться как к спонсору

фото: Евгений Коноплёв

В конце апреля в Прибайкальском райсуде состоялось заключительное заседание по громкому уголовному делу против депутата Народного Хурала Баира Жамбалова. Политика, насмерть сбившего 17-летнюю Галю Бурчевскую, на шесть лет и один месяц отправили в колонию-поселение.

Сторонам дали десять дней на обжалование приговора. В июне родители Гали подали апелляцию в Верховный суд РБ. Апелляционное представление туда направила и прокуратура Бурятии. Надзорное ведомство решило оспаривать решение райсуда – ранее оно запросило для народного избранника десять лет общего режима. Оспорить приговор решил и сам Жамбалов.

Сейчас Бурчевские живут воспоминаниями и желанием отомстить. Недавно у них побывали корреспонденты издания «Люди Байкала». Отец Гали в разговоре с журналистами признался, что  «колония-поселение – тоже не сахар».

-  Если Жамбалов попадёт в колонию, к нему будут относиться как к спонсору. Там важны чай, сигареты… Так называемое «насущное». А вообще жить он, конечно, будет прекрасно. Что нет-то. Передачи ему будут носить. Через годик-второй уже выпустят по амнистии, – говорит Максим Бурчевский.

По молодости  он сам несколько лет отсидел в колонии и теперь хочет такой же участи для виновника ДТП, в котором погибла его дочка.

- Я в 2000 году вышел.  До седьмого класса  отличником был, столько книжек перечитал, –  вспоминает мужчина. – А потом нам дали квартиру в другом районе. Сосед хулиганом оказался, и я с ним связался. На уроках и самогон пили, и нецензурные песни слушали. Учителя одуревали: «Максим, ты же не был такой!»

Потом Бурчевский сбежал из дома и жил у знакомых.

- Воровали, грабили. Что только не творили, если честно, –  вздыхает он, потирая руки в выцветших татуировках. – Блатным себя считал. В колонию меня посадили. Сначала ничего – романтика же есть соответствующая. А ближе к концу срока стал задумываться: «Вот освобожусь, а что дальше делать-то? Встречусь с компанией своей – и покатится всё опять?»

В колонии Максим сдружился с Михаилом –  парнем из Прибайкальского района. Ему писала письма младшая сестра Александра, одна из всей семьи. Эти послания парень читал вслух –  чтобы и Максим послушал. А тот слушал  и проникался. Особенно его тронула история, как Александра заработала деньги, чтобы купить брату на освобождение штаны и сапоги. Девушка пошла со знакомыми в тайгу на неделю, собрала там мешок кедровых орехов и продала его.

Александра, вспоминая этот случай, буднично говорит: «Устала. Вот до дому осталось три шага – и мешок мой упал. Поднять я его уже не могу. Добежала домой, взяла тележку, загрузила орехи, кое-как приволокла».

После освобождения Михаил позвал Бурчевского в гости в родное село Нестерово – оно рядом с Батурино. Максим уже и сам хотел туда ехать, чтобы познакомиться с Александрой. Встретились за ужином. Она залетела в дом, где сидел Бурчевский. «Обернулся – и прямо сразу: всё!», – описывает свои ощущения Александра. Максим подтверждает – тоже влюбился с первого взгляда.

На тот момент ему было 20 лет, ей – 15. Бурчевский переехал в Нестерово.

- Мать Шуры нас оставляла, уезжала на юбилеи или ещё куда, – продолжает он. – Мы вдвоём хозяйство ведём. Ну, спим рядышком, за ручку. Я-то понимаю, что она ещё маленькая. Вечером по улице ходили, разговаривали.

Александра говорит, что все её подружки повлюблялись в Максима. Одна даже предложила поменяться ухажёрами. «Я говорю: «С чего меняться-то? Максим мой!», – смеётся Александра.

Пара поженилась. За почти 20 лет брака у них родилось три дочери – старшая Галя, средняя Надя и младшая Даша. В первые годы семейной жизни Максим периодически выпивал. Когда появилась Надя, с алкоголем он завязал. А, как похоронили Галю, опять начал.

- Пил я много, – не спорит мужчина. – Как выпьешь – день короче. Не то, что легче на душе. Просто всё быстрее. А у меня до сих пор всё трепещет внутри.

Спустя год с небольшим после гибели дочери Максим сам чуть не разбился на машине. Пьяным сел за руль своей «Нивы». И перевернулся. 

- Уехал и пропал. Трубку не берёт, – вспоминает Александра. — Потом звонит тётя: «Максим едет потихонечку. Ты не ругайся, пусть он лягет». Я жду возле ворот. Смотрю – подъезжает. Колесо вывернуто, всё помято, что-то дымится. Как живой-то остался! Вообще ни одной ссадины не получил.

Бурчевский признался, что ему  до сих пор стыдно за тот поступок». «Ниву» чинили несколько месяцев. Отремонтировали в июне – уже после окончания судебного процесса в Турунтаево.

Автор: Артемий Иванов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях