суд
6546
7

В суде по делу Жамбалова еще один свидетель запутался в показаниях

Баир Цырендоржиев, находившийся в «Лэнд Крузере», заявил, что самого момента ДТП не видел, так как в этот момент дремал

Баир Цырендоржиев. Фото: Евгений Коноплёв

Сегодня, 8 февраля, в Прибайкальском районном суде дали показания пассажиры «Лэнд Крузера», под колесами которого погибла 17-летняя Галя Бурчевская. 

Следом за Сергеем Хунгеевым суд заслушал свидетеля Баира Цырендоржиева. По его словам, на рыбалку он поехал вместе с Баиром Жамбаловым, который является его другом еще со времён института, а Галуста Пилосяна он лично не знал, хотя до этого несколько раз видел. 

- Часов в семь Баир Жамбалов заехал за мной, мы заехали к Хунгееву, забрали его и поехали на Котокель. По дороге на Хаиме позавтракали и часам к десяти приехали на озеро. Там разошлись по местам, рыбачить – подлёдная рыбалка удочками. Народу было достаточно, машины, палатки, люди стояли. Позже туда подъехал Александр Жамбалов (сын Баира Жамбалова) и Пилосян – я не видел, но потом понял, что они на «Туареге». Я ушёл подальше от всех, Хунгеев тоже в стороне рыбачил, Баир Жамбалов – у машины. Возвращались мы в пятом, наверное, часу. За рулём «Лэнд Крузера» был Пилосян. Я сел на переднее пассажирское сидение, Хунгеев - сзади. Жамбалов сел в «Фольксваген Туарег», по-моему, пассажиром. Не помню, кто куда именно сел, но Жамбаловы оба сели в «Туарег». Они ехали впереди, мы за ними. Они были в поле зрения, пока до трассы не дошли. Как вышли на трассу, останавливались у кафе – не помню какого. Примерно напротив отворота на Исток, деревню. Сначала «Туарег» остановился там, и мы подъехали, остановились. Я не выходил из машины. Не обратил внимание, выходил ли кто из машины. Минут пять-десять простояли и поехали в сторону Улан-Удэ. 

Свидетель рассказал, что самого столкновения у села Батурино он не видел. 

- Момент удара я не видел, дремал. Почувствовал что-то типа удара, такое впечатление, что попали в ухаб или, может, чурку какую-то. Ощутил удар о переднюю часть автомобиля, тряхнуло, и я проснулся. После этого Пилосян сразу стал тормозить и остановился. Пилосян вышел, я спросил, что случилось, он сказал, что не понял. Он пошёл в обратную сторону. Там уже машины стояли, останавливались. Я после тоже вышел, посмотрел, что произошло – особо ничего не увидел. Стоял на улице возле автомобиля. Смотрел, куда Пилосян пошёл – там машины стояли две, вроде грузовичок. Стоял я, пока Пилосян не вернулся, минуты через три-пять, может, минуту. Сели в машину. Пилосян сказал, что сбил человека. Что надо сообщить в милицию, в больницу. Лично я никуда не звонил. Когда мы тронулись, Пилосян позвонил Жамбалову. Сказал, чтобы вернулись. 

Цырендоржиев сказал, что кроме звонка Пилосяна Жамбалову других звонков он не помнит – ни в «скорую», ни в полицию. 

- После мы проехали некоторое время – три-четыре километра – и встретились с «Туарегом». Пилосян вышел, поговорили они с Жамбаловым. Потом я пересел в «Туарег» на переднее пассажирское, Александр Жамбалов был на водительском. Баир Жамбалов сел в «Лэнд Крузер»  <…>. Мы проезжали место ДТП, не останавливались. Ничего особо не увидели, машина там стояла какая-то. Тела не видели. Уже когда обратно ехали, увидели, что какие-то осколки там лежат. Мы поехали в сторону Улан-Удэ, мне позвонил или Жамбалов или Хунгеев, сообщил, что машина сломалась, замёрзла, что они не доехали до деревни. Остановились справа на повороте. Мы поехали к ним, и нашли их на втором отвороте направо. Они шли нам навстречу. Все мы впятером сели в автомобиль и направились в Турунтаево, сообщить в полицию. В отдел первыми зашли Пилосян с Жамбаловым, мы с Хунгеевым и Александром Жамбаловым остались в машине. Потом нас вызвали, сфотографировали и отпустили. Сразу нас не опрашивали, сказали просто быть возле полиции. Потом нас вызывали на допрос. 

После этого адвокаты начали задавать вопросы свидетелю. 

- Меня интересует время, от того момента, когда вы кого-то сбили. Я правильно понял, что прошло 2-3 минуты с того момента, как Пилосян сходил и вернулся обратно? 

- Какой-то промежуток времени прошел, я не могу сказать. 

- Час прошел? Два? 

- Три-пять минут, может минута. 

- После того, как вы поехали вот эти несколько километров, вы проехали за сколько минут? 

- Не помню я, не обращал внимания. 

- Сколько времени, когда подъехал «Туарег», вы разговаривали? 

- С кем? 

- Между собой. «Туарег» подъезжает, выходит Пилосян. 

- Тоже не могу сказать сколько времени. Ну, недолго, не час. 

- Потом вы пересаживаетесь в «Туарег», сколько времени поездка заняла? 

- Ну, может 5-10 минут, может минута. 

- И вам уже в это время позвонили и сказали, что они сломались. Я правильно понимаю? 

- Нет, не в этот момент. 

- Через сколько минут вам позвонили? 

- Может минут 20-30. 

- После того, как вам позвонили, вы поехали за пассажирами «Прадо»? 

- Да. 

- Сколько времени прошло с того момента, как вам позвонили, и вы их нашли? 

- Много времени прошло, может час, а может больше. Может часа полтора. 

- И потом, после того как вы их встретили, вы сразу едете в отдел? 

- Да. 

- Дорога в отдел сколько заняла? 

- Не знаю, цели такой не было - время смотреть. 

После этого у свидетеля пытались выяснить, что произошло в первые минуты после ДТП. 

- Когда вы остановились после удара, Пилосян остановился, вышел из машины. Куда он пошел? Сразу пошел назад? По какой стороне машины он шел? 

- Я этого не видел, потому что не сразу вышел. 

- Он прошел слева от машины? 

- Этого я не помню. 

- Вы сказали: «Я тоже потом вышел из машины, подошел к передней части, посмотрел и остался ждать Пилосяна». Вы остались его ждать со стороны пассажирской двери или водительской? 

- Со стороны водительской. 

- Слева от автомобиля? 

- Да. 

- С какой скоростью ехал Пилосян? 

- Не обращал внимание. 

- Когда произошло ДТП, вы остановились, потом тронулись, ещё раз остановились и встретились с Жамбаловым. А когда пересаживались из одной машины в другую, мимо вас проезжали другие автомобили по трассе? 

- Вроде проезжали. 

Из оглашённых показаний, данных Баиром Цырендоржиевым 6 января 2020 года, следует, что он вместе с Пилосяном и Хунгеевым заглохли на просёлочной дороге, а когда вышли из машины, к ним навстречу шли Александр и Баир Жамбаловы. 

- В ходе судебного заседания вы поясняете, что вы с Жамбаловым поменялись машинами, что вы с Александром Жамбаловым вместе возвращались к месту ДТП на «Туареге». Как вы объясните данное противоречие? Они просто диаметрально противоположные. 

- Сейчас не могу объяснить. Спутал, наверное. 

- В итоге каким показаниям нам верить? Тому, что вы сейчас говорите? 

- Да. 

- То есть вы на «Лэнд Крузер Прадо» в лесу не застревали? Вы, наоборот, вместе с Александром ехали, искали (тех, кто застрял)? 

- Да. 

- Но вас допрашивали два разных следователя, и вы давали аналогичные показания – вы им ничего не поясняли о том, что вы с Александром возвращались к месту ДТП. В какой момент вы вспомнили, что всё было иначе? У вас какое-то прояснение произошло или что? 

- Нет, почему, я помню, как что было. Просто это как-то… 

- Вас допрашивали на следующий день после ДТП и спустя пять дней после произошедшего. Вы сейчас нам утверждаете, что всё было иначе. 

- Первое показание, может, спутал как-то. Не так объяснил. Следователь не так понял. 

Как утверждает Баир Цырендоржиев, с протоколами своих допросов он пытался ознакомиться, но был без очков. При этом никаких замечаний к протоколам допроса не делал. 

В итоге судебное заседание отложили до обеспечения явки оставшихся свидетелей. Гособвинитель настаивает на явке Александра Жамбалова и свидетеля из Красноярска с помощью видеоконференцсвязи, остальных - приводом. Сторона подсудимого уверена, что допрос их свидетелей возможен только после допроса свидетелей от гособвинения.

Автор: Антон Алексеев, Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях