суд
8308
3

«Моя дочь лежала на трассе… и была еще жива»

В суде озвучили неизвестные ранее подробности громкого дела о смертельном ДТП, главным фигурантом которого оказался бывший вице-спикер парламента Бурятии

Коллаж infpol.ru

Что еще происходило на судебном заседании по делу бывшего вице-спикера Народного Хурала Баира Жамбалова - в материале нашего корреспондента. 

Поджигатель и начало суда

Судебное заседание запланировали на десять часов утра 25 января. Уже по дороге в Прибайкальский районный суд мы узнали, что минувшей ночью здание суда пытались поджечь, используя бутылку с зажигательной смесью. Сотрудники Росгвардии поймали поджигателя. 

О поджигателе известно, что он нигде не работает и приехал в Прибайкальский район в гости к своей матери. Ранее был неоднократно судим за различные преступления. Связано ли как-то это происшествие с судом по делу Жамбалова, неизвестно. 

Так или иначе к десяти часам утра в Прибайкальский суд стали подходить участники процесса. Родители погибшей девушки Максим и Александра Бурчевские мужественно ожидали начала заседания на скамейке в коридоре. Любое упоминание имени их дочери в этот день словно ранило родителей, на их глазах то и дело наворачивались слезы. 

Баир Жамбалов, как и в прошлый раз, явился на заседание с опозданием. В сопровождении двух адвокатов бывший политик уверенно прошёл в зал заседания, полностью игнорируя любые вопросы от журналистов в свой адрес. 

Показания отца

Суд начался с того, что государственный обвинитель зачитал материалы дела, где подробно сообщалось об обстоятельствах смертельного ДТП 5 января 2020 года. Жамбалову вменили две статьи: «Нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека» и «Оставление в опасности». Но ни с одним из эпизодов обвинения экс-вице-спикер Народного Хурала не согласился, вины не признал и предпочел высказаться в самом конце заседания. 

Свои показания по делу в зале суда дал Максим Бурчевский, ещё раз вспомнив события того трагического дня: 

- В тот день наша дочь ездила с друзьями в Улан-Удэ на просмотр кинофильма. Вечером, в шесть часов вечера, мы ждали её домой. Она должна была приехать на рейсовом автобусе. В четыре часа дня она позвонила моей супруге, своей матери и сказала, что приобрела билет, находится на автовокзале в Улан-Удэ. В районе половины шестого, был выходной день, я пошёл в баню. Точное время не знаю, думаю, это было уже шесть часов, зашла супруга и сказала, что дочки до сих пор нет, что телефон не отвечает, а проезжающая мимо подруга моей жены звонила ей и сказала, что у нас на трассе кого-то сбили. Лежит человек. Мне супруга вот это сказала. Я накинул верхнюю одежду и побежал туда. В районе двух минут я уже был там, на трассе. Там стояло много автомобилей, я не помню, сколько. Лежала моя дочь, укрытая курткой. И... моя дочь была ещё жива. Я сразу спросил, вызвали ли «скорую». Люди мне ответили, что вызвали. Спустя минут шесть-семь приехал автомобиль скорой помощи, дочку погрузили, повезли в Турунтаево. Так как я был полураздетый, я не поехал с ними. Пошёл домой. Когда я шёл домой, эти люди, которые находились там, забрали - там лежал дочкин рюкзак, дочкина барсетка и телефон. Крышка, батарея вылетевшая была. Карточка её была. Это всё лежало. Мне сказали, заберите. Я это всё взял, пришёл домой. Подъехал мой родственник, мы поехали с ним в Прибайкальскую ЦРБ. В коридоре на кушетке лежала дочкина куртка, порванная. Мы так в коридоре и дожидались. В девять часов я узнал, что моя дочь умерла. Забрал куртку дочери и с родственником вернулся домой. 

На вопросы адвокатов о деньгах, которые Бурчевскому якобы предлагала сторона обвиняемого, он ответил, что ему было предложено три миллиона рублей за отзыв апелляционной жалобы на отмену домашнего ареста Пилосяну. 

- Мне ставилось определённое условие. Чтобы я забрал апелляционную жалобу в Верховный суд, которую я написал перед этим, - о рассмотрении в Верховном суде меры пресечения Пилосяну, - пояснил он. - Меня попросили её забрать и сказали, что за это будет денежное вознаграждение. А так как я понял, что это не Пилосян, я так и так забирать её не хотел, не хотел просто ехать в Верховный суд. 

Отец погибшей уточнил, что в качестве компенсации морального вреда воспринял только первые 500 тысяч, которые ему были переданы. Остальное - ещё 600 тысяч - как помощь его семье. Также мужчина сказал, что поддерживает иск на 10 миллионов рублей о возмещении материального вреда. 

- Когда мне деньги передавали, не оговаривалось, за что это. Никаких расписок я с них не брал, - уточнил нам он уже после суда. 

Показания инспектора

После Максима Бурчевского в суде был допрошен свидетель - инспектор ДПС Александр Угрюмов, который составлял схему ДТП. Он вспомнил, что видел в день смертельной аварии. 

- Выезжал на место ДТП, по приезде было сообщение, что наезд на человека был, - рассказал мужчина. - Выехали я и следственно-оперативная группа. По приезде на месте ДТП я остался, напарник - инспектор ДПС (я не помню, кто это был) - уехал машину искать, потому что машины, которая сбила человека, на месте ДТП не было. Я остался на месте ДТП для составления схемы. 

После выступления Угрюмова адвокат Максима Бурчевского допросил инспектора. Из этого допроса, со слов Угрюмова, стало понятно, что в посёлке Бурля, недалеко от которого после происшествия был найден «Ленд Крузер» обвиняемого, нет медпункта и оттуда можно добраться до села Кома в объезд Турунтаево. 

- Кома у нас находится в сторону Кабанского района, да? В объезд Турунтаево. А по дороге через Батурино, если обратно возвращаться, можно объехать место, где было совершено ДТП? Можно как бы уехать в обратную сторону? - спросил Угрюмова адвокат Бурчевского. 

- Там не получится. Хотя, если через само село, грубо говоря, пройти, по улице Монастырской, можно выйти ближе к Байкалу. Основная - заезд на улицу Монастырскую, а где было место ДТП - это въезд на площадку к церкви. Там метров, наверное, 300 - 400. Может, побольше, полкилометра. Получается, за бугром сразу выезд, - ответил инспектор. 

Александр Угрюмов не смог вспомнить все подробности описания места ДТП, отметив, что это было давно. Обвинитель ходатайствовал зачитать ранее данные им показания, на что оба адвоката Жамбалова возразили. Однако суд удовлетворил просьбу обвинителя и зачитал подробный протокол места осмотра ДТП с указанием всех градусов, координат, расстояний и состояния дорожного полотна. 

Данные экспертизы

После опроса инспектора ДПС адвокатом Максима Бурчевского обвинитель Алексей Гарипов зачитал материалы дела, характеристики автомобиля, места ДТП, вещей, телефона, одежды погибшей и обвиняемого, экспертизу с осмотра тела погибшей, а также протокол исследования видеорегистратора одного из автомобилей, оказавшегося в тот вечер рядом с местом ДТП, и результаты генетических и биологических экспертиз. 

- На видеозаписи видно, что ближе к обочине лежит человек. Также на видеозаписи просматривается, что на неопределенном расстоянии на проезжей части, ближе к обочине, стоит автомобиль, схожий с автомобилем марки «Тойота Ленд Крузер Прадо». В 18:05 по встречной полосе движения мимо автомобиля с видеорегистратором проезжает автомобиль, схожий с автомобилем «Фольксваген Туарег», без регистрационных государственных знаков, - зачитывает Алексей Гарипов. - На представленных объектах, изъятых из автомашины «Тойота Ленд Крузер Прадо», обнаружены генетический, биологический материал, который произошёл от Пилосяна и Жамбалова. На представленных на экспертизу объектах в ходе осмотра машины «Фольксваген Туарег» обнаружены генетические, биологические материалы, которые произошли от Пилосяна. Происхождение следов от Жамбалова исключается. 

Напомним, что Баир Жамбалов уже больше года упорно стоит на своём, не признает вины, не желает извиняться перед родителями погибшей и объясняет, что за рулем «Ленд Крузера» находился его друг - бизнесмен Галуст Пилосян, а сам же он ехал на машине «Фольксваген Туарег» (который принадлежал Пилосяну). 

Кроме этого, государственный обвинитель огласил заключение экспертов о возможности избежать смертельного наезда на потерпевшую. 

- Установлено, что водитель «Ленд Крузера» имел техническую возможность предотвратить смертельное ДТП, при этом как с максимальной разрешенной скоростью (90 км/ч), так и с фактической скоростью (104 км/ч) движения, - подытожил Алексей Гарипов. 

Перенесли заседание

Баир Жамбалов в течение всего судебного заседания сидел спокойно, не выдав ни одной эмоции. Он что-то читал, смотрел в стол. Иногда косо поглядывал на Максима Бурчевского, сидевшего совсем рядом, по левую руку. Отец же погибшей, не находя себе места и опуская голову, слушал зачитывания протоколов, в которых подробно описывалось, как умирала его дочь. 

Вскоре стало известно, что судебное заседание откладывается на 28 января - для обеспечения явки оставшихся свидетелей. Услышав о переносе заседания, Баир Жамбалов оживился, начал о чём-то шептаться с адвокатом, а затем спешно покинул здание, не проронив ни слова. Вопросы собравшихся журналистов обвиняемый проигнорировал. 

Максим Бурчевский после заседания коротко сказал, что пока ещё ничего непонятно, и добавил, что не испытывает к Баиру Жамбалову чувства неприязни. 

- Что-то большее, наверное, испытываю, - сказал мужчина. - Не могу сказать словами даже. Как сказала моя жена в одном из интервью, «убил бы».

Автор: Антон Алексеев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях