компенсация
4715
3

«Если они заплатят эти деньги, то начнут действовать»

Адвокат мальчика, пострадавшего от своры собак в Улан-Удэ, объяснил, почему семья решила отсудить у мэрии 10 миллионов

Фото: предоставлено Л. Урбазаевой

Напомним, этот ужасный случай произошел в январе прошлого года, тогда в 111 микрорайоне Улан-Удэ стая собак набросилась на первоклассника. Мальчика доставили в реанимацию детской республиканской клинической больницы. Мэр города Игорь Шутенков поручил отловить всю свору. 

С тех пор прошёл год. Семья пострадавшего ребёнка, как мы уже сообщали ранее, подала в суд на мэрию. Первое заседание должно было состояться 20 января, но его перенесли на 9 февраля из-за того, что один из ответчиков на разбирательство не явился. Речь идёт о компании «Жада», которая занималась в то время отловом безнадзорных четвероногих. 

Адвокат мальчика Виталий Хонихоев рассказал журналисту «Информ Полиса» о нынешнем состоянии ребенка и об ожиданиях от судебного процесса. 

- Его жрали и он потерял сознание. Он умер в этот момент. Проходила мимо женщина пожилая и студент выскочил какой-то рядом. И они его отбили. Случайные прохожие, его бы там сожрали и все. Просто случайность, что он выжил. Когда медики пишут «состояние тяжелое», это не для красного словца. Это значит, что человек находится на грани жизни и смерти. Само понятие «посттравматический срок» это уже грань жизни и смерти, - рассказывает юрист.  

Семья не стала сразу идти в суд, потому что ребенку нужно было сперва вылечиться. При поступлении в больницу Цырен находился в тяжелом состоянии. У него были скальпированные раны, посттравматический шок, обильная кровопотеря, множественные укушенные раны. Раны от собачьих зубов очень плохо заживают, потому что они не резаные, а рваные, смятые, продавленные. Зубы раздавливают ткани, поэтому нужно удалять омертвевшие ткани. 

Еще летом 2020 года родители Цырена были уверены, что мэрия им поможет. Потому что к ним приходили и говорили, что помогут. И как заметил юрист, пока шумиха вокруг этой ситуации не утихла, свою помощь предлагали не только администрация города, а также депутаты и омбудсмены. 

- Заместитель мэра приходила Светлана Трифонова, мэр Игорь Шутенков что-то обещал. В дальнейшем, когда устно ничего не сказали, родители написали письменную претензию и попросили всего миллион. В тот момент к делу я подключился. Мэрия на претензию ответила: «Обращайтесь в суд». Буквально так было написано в ответе, который мы можем предоставить, - говорит адвокат. 

В итоге мэрия ограничилась лишь моральной поддержкой. Цырен получил обычное лечение в ДРКБ. О пластических операций не могло идти и речи, ведь платно лечить мальчика у семьи нет возможности. 

Только после такого «отворота-поворота» семья мальчика решила обратиться в суд, а также увеличили исковые требования до десяти миллионов рублей.

- В суд мы подали до нового года, заседание было 20-го числа. У мэрии позиция очень простая: «Мы считаем, что это очень большие деньги для вас, мы не понимаем, почему вы их завышаете, мы себя виноватыми не считаем, во всем виновата республика, виновата «Жада» и управление ветеринарии». Теперь запросили десять миллионов. Если они заплатят эти деньги, то начнут действовать. А если 30 тысяч вынесут - так и будут сидеть. Проблема здесь не в мэрии, а в суде. Кстати, в суде присутствует еще и прокуратура, а они, я считаю, на нашей стороне, - прокомментировал Виталий Хонихоев. 

Следующее заседание суда состоится 9 февраля. Юрист уверен,что судебное разбирательство намерено затянут, заявят на экспертизу на психологическое состояние, от нападения ли собак у ребенка такой стресс. 

Цырен уже был у психологов и в их заключении написано: «боится громких звуков, улицы, собак». 

- Цырен на улицу до сих пор не выходит, разве что до школы и обратно, но мы его встречаем и провожаем. Он боится. Сейчас еще с психологом работаем. Еще иногда бывают головные боли, ударится, например, у него сразу нога болит. Если задеть шрам на голове - сразу плачет. Дочка маленькая может играючи ударить, а он сразу плачет, больно ему. Шрамов уже сейчас почти не видно, если только приглядеться, - рассказывает Лидия, мама Цырена. 

По мнению Виталия Хонихоева, что всю свою немощность мэрия прикрывает федеральным законом о гуманном отношении к животным. И пока закон до конца был не урегулирован, можно было принять меры. 

- Чем нынешняя ситуация отличается от той? Федеральные законы изменились? Ни один закон не поменялся, даже защиту прав животных в конституцию внесли и что? Они выбрали вот такой путь, - подытожил Хонихоев. 

«Информ Полис» попросил прокомментировать ситуацию администрацию города, ответ будет опубликован при получении.

Автор: Номина Соктуева, Александра Ромаева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях