«Почему лицо родины такое неподобающее?» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все

«Почему лицо родины такое неподобающее?»

Фото: Евгений Коноплёв, Номина Соктуева

После миллиардной реконструкции на железнодорожном вокзале Улан-Удэ у горожан и журналистов осталась масса вопросов

Статья о железнодорожном вокзале Улан-Удэ «Миллиард без «вау-эффекта» вызвала широкий отклик у наших читателей. Поэтому мы решили продолжить эту тему. О том, как провести съемку на вокзале, какие недочеты подрядчик продолжает устранять после торжественного открытия и что скрывает за собой дешевый фасад, – в материале «Информ Полиса». 

«На скорую руку»

Напомним, улан-удэнцы и гости бурятской столицы остались не в восторге от реконструкции железнодорожного вокзального комплекса, открытие которого состоялось в конце июля 2020 года. Проведенные работы, больше похожие на косметический ремонт, стоили практически как новое здание – 950 млн рублей. Только вот пассажирам от этого комфортнее и легче не стало. Приведем только часть комментариев, которые оставляли горожане на нашем сайте: 

«Просим рассматривать данную публикацию как обращение в контролирующие органы». 

«Мои приезжие гости критиковали ремонт вокзала. Все из дешевых материалов, все недоделано и сделано на скорую руку, все начнет разваливаться, а эта дешевая конструкция на крыше, зачем она?». 

«Действительно, почти миллиард такой ремонт не стоит, значительно меньше. Почему правоохранительные органы не займутся этим? Налицо коррупционные преступления». 

«За такие деньги можно было новое здание вокзала построить. Здесь явно попахивает мошенничеством в особо крупном размере. Думаю, нужна тщательная проверка прокуратуры». 

«Мало. Нужны не только проверка и наказание по закону, но и розыск и арест счетов и имущества, в т. ч. записанного на третьих лиц, возврат растраченного в казну». 

Некосмические планы 
Современное здание вокзала сдано в эксплуатацию в 1938 году и с тех пор кардинально не менялось. РЖД, правительство Бурятии и мэрия Улан-Удэ в 2011 году подписали соглашение о преображении столичного вокзала. Проект оказался космическим не только по виду, но и по цене. В результате обещанной реконструкции пришлось ждать семь лет. В 2018 году Главгосэкспертиза согласовала более реалистичный проект реконструкции вокзального комплекса Улан-Удэ на сумму 950 млн рублей. Тендер выиграла компания ООО «АВП», на чьи плечи возложили абсолютно все работы, включая дорожные. Проект учитывал национальный колорит региона и предусматривал масштабное озеленение, включая сквер. Работы должны были завершить в конце 2019 года, но открытие перенесли на июль 2020 года. 

Прогнили с головы

После первой публикации в редакцию «Информ Полиса» обратилась улан-удэнка Анна Юрьевна (имя изменено). Женщина много лет проработала в структуре РЖД, включая вокзал на ул. Революции 1905 года, 35. Неравнодушная горожанка согласилась анонимно рассказать о том, что на самом деле из себя представляют ворота Бурятии. 

- Я и все сотрудники при приеме на работу дают расписку о неразглашении сведений о работе вокзала. Раньше на вокзале было все хорошо, косметические ремонты нормально проходили, все прозрачно. А потом сменился начальник дирекции ВСЖД и начался бардак, - сетует Анна Юрьевна. 

По словам нашей собеседницы, плитка на фасаде здания уже начала обваливаться. Ее периодически заклеивают.

Но основное здание, покрытое краской, намокает при каждом дожде и просто уродует вид. Нетрудно догадаться, что сырость крайне неблагоприятно влияет на стены вокзала и способствует образованию плесени. 

- Внутри и снаружи некоторые тактильные указатели переломаны, новые ливневые канализации пора уже менять. Стоимость входных групп тоже вызывает вопросы. Сейчас везде используют навесные маятниковые двери, а тут обычные распашные, к тому же уже в плохом состоянии. На платформах на старые блоки был уложен асфальт, он уже проваливается в пустоту. На конкорсе, как и раньше, в жару, как в теплице из поликарбоната, можно в обморок упасть, а зимой холод, аж зубы стучат. И крыша там протекает, - перечисляет недостатки Анна Юрьевна. 

Лестницы на конкорсе сделали крытыми, а на ступеньках установили нескользящее покрытие. Его закрепили металлической лентой, которая зимой становится очень скользкой. Анна Юрьевна отмечает, что во времена ее работы внутри вокзала также была некомфортная температура. Зимой - холод, летом – жара. Кондиционеров не было ни до реконструкции, ни после. 

- Работники вокзала как простужались, так и простужаются. Окна некачественные, оттуда сильно дует. Некоторые вообще не открыть, а если и откроешь, то уже не закрыть. Радиаторы совсем маленькие, а сами помещения очень большие. Нужны же тепловые пушки, чтобы теплый воздух распределялся по всей комнате. И вообще в холле нет отсекателей воздуха, потому-то температура, как на улице, - объясняет она. 

Анна Юрьевна говорит, что холл вокзала Улан-Удэ до реконструкции украшали гранит и мрамор. А теперь это обыкновенная плитка, в том числе на полу с орнаментом, имитирующая мрамор. Она рассказала, что плитка уже начала отваливаться, ее приклеивают обратно. 

- Люстру в холле покрасили черно-золотой краской. На мой взгляд, она безобразная, дешево выглядит и напоминает кладбищенскую оградку. Потолок над люстрой только покрасили, а над ней установили башню. Крыша протекает в туалете, в комнате отдыха, в зале ожидания на втором этаже, в зале для переговоров. В зале для ВИП-персон чехлы висят на часах, телевизоре. Фотолокация подпирает потолок, она вся отсырела. Руководство все загораживает ограждающей лентой, чтобы люди не подходили, - делится она. 

Наша собеседница отмечает, что информационные табло время от времени сбиваются под воздействием дождя.

А вот в подвале не все гладко: периодически прорывает трубы. Там должны быть камеры хранения, как и на других вокзалах. Но сделали их на первом этаже. Анна Юрьевна добавляет, что исчезла арка, ведущая с привокзальной площади на платформу. Теперь там служебные помещения и лестница на второй этаж. 

- Площадь вокзала увеличилась за счет выкупа первого и второго этажа помещений с правой стороны от виадука. Там увеличили комнаты отдыха и хозяйственные помещения. Дело в том, что они принадлежали «Богресту» – раньше это была железнодорожная организация, вагоны-рестораны. В какой-то момент компания стала частной собственностью, и половинка вокзала уже не принадлежала РЖД. Это все очень серьезно и запутано, - уверяет неравнодушная улан-удэнка. 

В ходе реконструкции помещения выкупили у «Богреста». Анна Юрьевна считает, что это как у самих себя купить. Она уверена, что соответствующие службы должны в этом разобраться. 

- По материалам и мебели видно, что миллиардом и не пахнет. Но ведь это же наша родина! Почему ее лицо такое неподобающее? – спрашивает она. 

Официально все работы на вокзале завершились в конце июля, но акт приемки работ так и не был подписан и подрядчик продолжает устранять недочеты. По мнению Анны Юрьевны, у руководства вокзала есть лазейка – «подождите, еще не доделали». 

Долгие решения и уголовное дело

Журналист «Информ Полиса» в начале сентября получил разрешение на проведение съемки на территории вокзала в Департаменте корпоративных коммуникаций ОАО «РЖД». С этой бумагой 3 сентября мы пришли на вокзал и начали снимать, начиная с улицы. 

В глаза сразу бросились экскаватор, ограждающая лента, тут и там вскрытый новенький асфальт. 

Оказалось, что ТГК-14 до конца сентября должна реконструировать тут тепловые сети. Они за свой счет восстановят асфальт на привокзальной площади. Но ясно, что в прежний вид он не вернется. Неизвестно, почему энергетики и руководство вокзала не скоординировали свои действия, тогда бы удалось избежать лишней траты времени и денег. 

Служебный подлог
Кстати, ремонт здесь не в первый раз вызывает вопросы. Так, в 2019 году Восточно-Сибирское следственное управление на транспорте СК России возбудило уголовное дело по ч. 2 ст. 292 УК РФ (служебный подлог) в отношении бывшего начальника Восточно-Сибирской региональной дирекции железнодорожных вокзалов. По версии следствия, с мая по ноябрь 2017 года подозреваемый утвердил своей подписью акты выполненных работ (КС-2), а также справки о стоимости выполненных работ и затрат (КС-3) по текущему и капитальному ремонту привокзальной площади станции Улан-Удэ Восточно-Сибирской железной дороги. При этом он знал, что данные работы фактически не выполнены, то есть им были внесены заведомо ложные сведения в официальные документы, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов ОАО «РЖД». 

Нас не поленилась встретить лично замначальника вокзала Наталья Бутырина. Закончив телефонный разговор, она воспрепятствовала работе журналистов. По ее словам, из нашей подробной заявки на съемку «вычеркнули» какие-то пункты. В своем кабинете она показала нашу же заявку, в которой жирным шрифтом был подчеркнут подвал. Она отметила, что там находятся служебные помещения и больше ничего нет, поэтому и снимать там нет никакой нужды. Наталья Александровна продолжать съемку запретила, но предложила просто показать вокзал. 

Слова нашего анонимного источника подтвердились. В зале для переговоров протекала кровля, на пол натекла лужа, потолок и стены отсырели. Коричневые кресла отодвинули от места протечки, чтобы не испортить мебель. Желтые и серебристые тактильные указатели сломались или раскололись. В холле мягкие сиденья заменили на холодные железные. Подрядчик и сейчас продолжает устранять многочисленные недочеты: заделывание кровли, замена деформированной плитки, тактильных указателей, покраска... 

В тот же день мы направили официальный запрос в Департамент корпоративных коммуникаций ОАО «РЖД» и получили следующий ответ от пресс-секретаря ВСЖД Виталия Калашникова. 

- По распоряжению ОАО «РЖД» № 1513 от 18 июля 2008 года допускается проведение съемок на объектах инфраструктуры общего пользования. К ним не относятся подвалы железнодорожного вокзала Улан-Удэ. Кроме того, согласно указанному распоряжению, заявка на проведение съемок, поданная в Департамент корпоративных коммуникаций, согласовывается с подразделениями ОАО «РЖД», отвечающими за вопросы обеспечения безопасности, а также со структурными подразделениями, в ведении которых находятся объекты съемки, - гласит официальный ответ. 

В результате «Информ Полису» согласовали проведение съемок на вокзале 11 сентября, спустя неделю после первого разрешения. Видимо, в РЖД принято откладывать время съемок, чтобы подготовиться к приходу СМИ и предстать только в выгодном свете. 

Себя не обидишь

В назначенный день на вокзале нас уже ждали пресс-секретарь ВСЖД Виталий Калашников и начальник Улан-Удэнского железнодорожного вокзала Анна Грищенко. Они вызвались показать здание, ответить на вопросы журналиста, но публиковать их не разрешили, так как «запроса на получение официальных комментариев не было». 

В этот день шел дождь. Старый вокзал рыдал, отчего яркий желтый цвет становился, как у классика, символом болезни, увядания, бедности и страдания. Грязные разводы, сырость на фасаде – это не то, что ожидаешь увидеть после слова «реконструкция». Вряд ли таким будут хвастаться улан-удэнцы перед иногородними гостями. 

Попасть на вокзал и на платформу можно двумя путями: по виадуку через здание вокзала на конкорс и через главный вход на привокзальной площади, ведущий к выходу на платформу. Есть еще разваливающийся виадук, который не попал в программу реконструкции вокзала. Двери во всем вокзале пластиковые, распашные, что точно не добавляет удобства для людей с сумками и маломобильных граждан. Лестницы на виадуке и конкорсе покрыты нескользящим покрытием, что нивелирует металлический держатель на каждой ступеньке. Зимой там будет явно скользко. 

Чудом приехавший на вокзал на общественном транспорте колясочник сможет попасть в здание только по виадуку с пандусом.

В здании он сможет передвигаться только в лифте или специальном подъемнике в сопровождении диспетчера вокзала. Он и будет управлять всеми устройствами подъема и спуска. При этом подъемники установлены в местах, где длинные лестницы, и там, где всего две ступеньки. Выгоднее ли это, чем оборудование пандусов, неизвестно. Но точно требует гораздо больше времени. 

На конкорсе, ведущем к платформам, также установлены лифты, ими могут пользоваться и простые пассажиры. Однако вряд ли будут: они сделаны специально для маломобильных граждан и не имеют классической кабины. Дверь в лифт автоматическая, нужно лишь нажать кнопку. Внутри находится двухэтажная облицованная шахта, по которой движется платформа с пультом управления. А для движения нужно постоянно нажимать на кнопку, и  перемещается лифт довольно долго. 

Остальные же пассажиры вынуждены тащить сумки по длинной лестнице самостоятельно. Пандусов для вещей, как и на привокзальной площади, тут не предусмотрено. Или они могут прибегнуть к платным услугам носильщиков. Посадочные платформы также не стали удобнее для людей: чтобы попасть в поезд, по-прежнему надо взбираться и поднимать колясочников. А ведь в прогрессивных городах России платформы сделаны на уровне с поездом, чтобы попасть и выйти из вагона можно было без риска. 

На первом этаже вокзала находятся касса, авиакасса, пункт полиции, диспетчерская, камеры хранения, залы ожидания, кабинеты начальника вокзала и его заместителя, медпункт и другие хозяйственные помещения. Слова Анны Юрьевны вновь подтвердились – в залах ожидания и холле нет кондиционеров. Не было видно и отсекателей воздуха. Последний был только в медпункте, куда ведет отдельный вход с привокзальной площади. Кондиционеры есть только там, где необходимо. То есть в комнатах отдыха, комнате матери и ребенка, бизнес-залах и, естественно, в кабинете начальника вокзала. 

На втором этаже находятся бизнес-зал, детский уголок, комнаты отдыха, туалет, душ и хозяйственные помещения. Сначала в зал для переговоров нас не пустили, объяснив это тем, что там совещание. В соседнем бизнес-зале находились люди в оранжевых жилетах. Возможно, они и устраняли последствия ночного дождя в зале для переговоров. Спустя некоторое время нам удалось туда попасть. Там покрасили стены и потолок, убрали подтеки. А кресла так и остались отодвинутыми, чтобы на них ничего не капало. 

По всему вокзалу установлено несколько информационных стоек. В теории по ним можно связаться с полицией и диспетчером. В наш визит сделать этого не удалось ни на одной стойке – налаживают связь. Кроме того, стойки оснащены розетками, но не все из них работали. На некоторых есть сенсорный экран, который также нуждается в отладке. 

Во всем здании потолок сделан из ПВХ-панелей или просто окрашен, а вот в кабинете начальника вокзала он натяжной, белого цвета и с яркими светильниками по периметру. Вся мебель на вокзале выглядит крайне дешево, неудобно и недолговечно, включая металлические сиденья в залах ожидания и диваны в бизнес-зале. Чего не скажешь о предметах интерьера в том же кабинете начальника вокзала: качественная офисная мебель, добротный кожаный диван, хороший ремонт и всегда закрытые жалюзи на окнах, ведущих на платформу. 

В итоге вокзал вызывает устойчивые чувства незавершенности, неудобства и грусти. Неизвестно, когда именно подрядчик устранит все недочеты. После окончательной приемки работ по реконструкции соответствующие органы смогут тщательно проверить в соответствии со сметой, на самом ли деле реконструкция обошлась в 950 млн рублей и все ли заявленные работы были выполнены. 

Ясно одно – нереалистичные проекты, общая медлительность и отсутствие контроля только откладывают или даже делают невозможным развитие туризма в Бурятии, о котором много лет мечтают как бизнесмены, так и власть имущие. А уставшие от неудобных и душных поездов пассажиры проходят по не менее неудобному вокзалу, не обращая внимания на пустую обертку.


Читать далее