Почему ипподром в Улан-Удэ можно вернуть только за 25 миллионов? - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Почему ипподром в Улан-Удэ можно вернуть только за 25 миллионов?

Коллаж infpol.ru

Ответ на этот и другие вопросы - в материале «Информ Полиса»

Достроить ипподром на Верхней Березовке не могут уже второе десятилетие. Это единственный объект из программы празднования 350-летия добровольного вхождения Бурятии в состав России, который так и не завершили. Все это время верховая езда в республике терпела упадок, а власти региона продолжали обсуждать варианты того, как же все-таки привести объект в надлежащий вид. В результате было решено вернуть ипподром в республиканскую собственность, но появились непредвиденные трудности. 

О том, чем сейчас живет бурятский ипподром и почему необходимо 25 млн рублей, чтобы его вернуть, – в материале «Информ Полиса». 

Трагедия десятилетия

Восстановить спортивный объект планировалось в июле 2011 года. Тогдашний собственник – Минсельхоз России – направил на новые трибуны, парковку и выставочный комплекс 266 млн рублей. Однако директор фирмы-подрядчика ООО «Сибэнергострой» не смог завершить начатое – его уличили в растрате бюджетных средств. Коррупционный скандал завершился тюремным заключением, которое успело закончиться

Общая сметная стоимость реконструкции ипподрома составляла порядка 480 млн рублей, проект был готов в 2011 году. По словам Федора Шантагарова, руководителя регионального Управления Росипподромов, в 2012 - 2013 годах выделили 140 млн рублей, которые удалось освоить при реконструкции. 

Федор Шантагаров сетует, что улан-удэнский ипподром больше, чем в Иркутске и Красноярске, но проводить там массовые мероприятия нельзя. Фото: Евгений Коноплёв

- После ликвидации ФГБУ «Государственная заводская конюшня «Бурятская» с ипподромом» и перехода объекта в федеральную собственность поступление финансирования прекратилось. Ипподром планировался как ультрасовременный комплекс. Должны были появиться три типа дорожек, отвечающие современным требованиям. Капитальный ремонт конюшен, где будут установлены новые загоны, душевые для людей и лошадей, комнаты для жилья, бетонное покрытие. Хотели облагородить трибуны, их заново строить не нужно, они прошли экспертизу, - делится он. 

В 2014 году судьба сооружения оказалась в руках акционерного общества «Центральный московский ипподром» (ЦМИ). Оно пообещало выделить средства, чтобы закончить реконструкцию. Позднее вместо него по указу Дмитрия Медведева, занимавшего в 2011 году должность президента, появилось ОАО «Российские ипподромы» (сейчас АО). Это объяснялось необходимостью «развития национальной коневодческой индустрии», а также созданием системы тотализаторов. 

Бурятия неоднократно обращалась к собственнику имущества и его акционеру – Федеральному агентству по управлению государственным имуществом (Росимущество) – с просьбой о передаче объектов ипподрома в собственность республики, но безрезультатно. Вдохнуть вторую жизнь в многострадальный объект за счёт республиканского бюджета власти Бурятии не имеют права, ведь он принадлежит федералам. А у АО, в свою очередь, нет денег, чтобы завершить работы. 

Так выглядел ипподром в 1938 году

Так выглядит ипподром в 2020-ом

«Интересный закон»

В начале марта вопрос о передаче ипподрома в собственность республики обсуждал Юрий Трутнев, зампред правительства РФ – полпред президента России. Однако появилось неожиданное препятствие, которое не дает сдвинуть проблему с мертвой точки. Руководитель регионального Управления Росипподромов Федор Шантагаров не уверен, смогут ли власти республики в ближайшие годы решить этот вопрос. 

- Чтобы вернуть ипподром в собственность республики, необходимо выплатить акционеру Росипподромов – Росимуществу, то есть в казну – балансовую стоимость объекта в размере 25 млн рублей в качестве имущественного взноса, - говорит он. - Таких денег у Бурятии нет и в ближайшем будущем не предвидится. Оказывается, есть такой интересный ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества». Самое важное, что Росипподромы все это имущество получили бесплатно, просто путем передачи в уставный капитал. Нам, конечно, лучше быть во владении республики, и федеральное руководство не против, чтобы это произошло. Планировалось, что дальневосточные субсидии помогут завершить реконструкцию ипподрома. 

В акционерном обществе порядка 26 ипподромов, включая республиканский. Федор Шантагаров отмечает, что средства оттуда поступают только на выплату заработной платы шести работникам – руководителю, ветеринарному врачу и четырем охранникам. При этом во время образования Росипподромов объекты в соседних Чите и Иркутске так и не перешли в их собственность, а в Бурятии с этим почему-то поспешили. 

Бурятский ипподром продолжает сдавать помещения в аренду, средства от которых поступают в Росипподромы. Теперь же ипподром в Улан-Удэ 10 лет находится на стадии реконструкции и здесь нельзя проводить соревнования, традиционный Сурхарбан. Соответственно, ипподром не приносит практически никакой прибыли. 

- Не имеем право проводить массовые мероприятия, наша дорожка устаревшая и очень опасна для лошадей. У нас содержатся около 40 лошадей частных конезаводчиков, их восемь. Они рассредоточены по четырем конюшням из шести, одна из них в аварийном состоянии. Коневладельцы самостоятельно поддерживают жизнь ипподрома, за свой счет все ремонтируя и облагораживая. Даже на побелку нам деньги не выделяют, - подчеркивает Федор Шантагаров. 

На месте ультрасовременного комплекса «красуются» полуразрушенные трибуны, ветхие конюшни и заросшая травой территория. Фото: Евгений Коноплёв

Помещения объекта нуждаются в ремонте, замене проводки, так как пришло время морального износа. При этом улан-удэнский ипподром считается крупным в России, аналогичный есть в Новосибирске. Ипподромы Иркутска, Читы и Красноярска меньше размером. 

- Мы можем только в других регионах доказывать, что в Улан-Удэ есть хорошие лошади, способные биться на всероссийском уровне. Недавно команда Бурятии съездила на гастроли в Абакан на первый этап Большого Сибирского круга. Но средств республика на поездки не выделяет, потому что сейчас все финансы идут на борьбу с коронавирусом. Поехали на свои деньги, хотя флаг Бурятии мы поднимаем, гимн поем, но власть республики нас не поддерживает, - добавляет руководитель ипподрома. 

Федор Шантагаров смотрит в будущее оптимистично и надеется, что конный спорт Бурятии все-таки возродится. А пока там, где должны проходить конные скачки и сурхарбаны, только полуразрушенные трибуны, ветхие конюшни и заросшая травой территория. При этом в Улан-Удэ есть несколько конно-спортивных клубов и школ верховой езды. Для тренировок они вынуждены использовать самодельные площадки. Массовые соревнования проходят, как правило, на небольшом ипподроме Иволгинского дацана. Неизвестно, насколько коронакризис продлит такую ситуацию, а пока проблема успела перекочевать в новое десятилетие. 

А вы знали?

В 2019 году впервые за всю историю конного спорта лошадь из Бурятии поставила всероссийский рекорд? На Большом Сибирском круге в Красноярске кобылица Альфа, принадлежащая конезаводчику Федору Шантагарову, прошла дистанцию 1 600 метров за 2,03 минуты (предыдущий рекорд – 2,07). Вместе с мастером-наездником Даниилом Мифтахутдиновым она поставила рекорд России среди лошадей старшего возраста в номинации «Рысь под седлом».


Читать далее