«Лучше в лес, к кикиморам на милость»: Известный поэт из Бурятии сочинил стихотворение про выборы мэра, горячую воду и Кащея с вурдалаком
Главное Популярное Все
Войти

«Лучше в лес, к кикиморам на милость»: Известный поэт из Бурятии сочинил стихотворение про выборы мэра, горячую воду и Кащея с вурдалаком

Юрий Ботоев с главредом «Эха Москвы» в Улан-Удэ Игорем Озеровым на съемках фильма «Золото империи». Фото: facebook.com / личная страница Ю. Ботоева

Юрий Ботоев рассказал, почему его совсем не тянет в Улан-Удэ

О том, что известный бурятский поэт и режиссёр Юрий Ботоев решил снять новую картину под названием «Золото империи», стало известно ещё в июне. В соцсетях он охарактеризовал своё будущее детище как «приключенческое» и местами – «мистическое» кино о поиске остатков «золота Колчака» времён гражданской войны.

- Премьера состоится в 2020 году – к столетию таинственного исчезновения золотого запаса Российской Империи, – сообщил Юрий Ботоев на своей страничке в Facebook. – В ролях – известные актёры Русского драматического театра, а также талантливые земляки из Бурятии, Иркутской области и других регионов страны.

Он также поблагодарил всех, кто помогает в подготовке к съёмочному процессу.

- Приобретено современное кинооборудование, обмундирование и вооружение тех лет. Снимая новое кино, мы ощущаем огромное желание людей быть причастными к кинопроектам, – подчеркнул режиссёр.

Кое-какие подробности своего проекта Юрий Ботоев раскрыл в эфире программы «Мнение» на радиостанции «Эхо Москвы» в Улан-Удэ. Ради картины о золоте Колчака он, как выяснилось, даже решил отложить вторую часть «Головара».

Читайте также

«Вы Индиану Джонса затеяли»: Юрий Ботоев рассказал о съёмках мистического фильма про золото Колчака

Ради своего нового проекта известный бурятский режиссер отложил работу над второй частью «Головара»

Работа над новым фильмом в разгаре. Ботоев регулярно выкладывает в соцсетях фото со съёмок, которые, кстати, ведутся в лесу. А недавно он опубликовал в Facebook стихотворение, посвящённое, по его же собственным словам, «Золоту империи» и «немного» – выборам мэра города. В своём новом произведении поэт затронул ещё одну наболевшую проблему – отсутствие горячей воды в Улан-Удэ. Жители бурятской столицы живут без неё уже четвёртую неделю.

Вот, собственно, что из этого вышло.

Я из лесу редко выхожу,
В городе язвят: «Опять снимает»...
Рад, что никого там не гружу
И меня никто не загружает.

Здесь, в лесу, кикиморы в друзьях.
Леший присосался вместе с ними
И сценарий правит… Так нельзя!
Пусть своё напишет да и снимет.

Вот Кащей наведался опять
И гремит костями спозаранку.
Мы не можем звуки записать.
Что поделать, тут его делянка.

Укушу в ответ я комара –
Я ж просил актёров не кошмарить!
Не забуду, как позавчера
Вурдалак пришёл мозги нам парить.

Закалённый в обществе людей,
Я стравил кикимор с вурдалаком,
А наивный старенький Кащей
Подавился твёрдым «Дошираком».

Лешему досталось от души –
Шкуру сбрил на радость насекомых,
И на нём те комары как вши,
Он для них – как царские хоромы.

Ой, мне надо в город на денёк,
Батарейки зарядить для съёмок.
Стал в лесу родным любой пенёк.
Был бы он ещё энергоёмок.

Только в город въехал – суета!
Нет воды, все в мэры устремились!
В соцсетях резвится сволота.
Лучше в лес, к кикиморам на милость…

Интернет-пользователям новое творение Ботоева пришлось по вкусу – они активно лайкают запись и делятся ею в Facebook.

Отметим, пропавшие сокровища временного правительства Сибири годами будоражат воображение многих людей. Одни убеждены, что сотни тонн золота зарыты где-то в тайге, другие считают, что золотые миллионы, за долгие годы ставшие миллиардами, скрыты на счетах зарубежных банков, третьи – что искать всё это богатство нужно на дне Байкала, четвёртые – что оно спрятано в Тункинской долине. А начало вся эта история берёт в 1917 году, когда, опасаясь немецкого наступления, вышеупомянутое временное правительство отправило половину золотого запаса России в Самару и Саратов. В мае 1918-го уже новая власть – большевистская – перевезла золото в Казань, которую в августе взяли эсеровские войска. Его отправили обратно в Самару, затем в Уфу, оттуда – в Челябинск, где оно и попало в распоряжение Сибирского правительства адмирала Александра Колчака. 

18 мая 1919 года несколько членов сибирского совета министров проинспектировали золотой запас, хранившийся в Омске. Вот что глава правительства Пётр Вологодский в тот же день записал в своём дневнике:  

«Оказалось, что всего в наличности золота на 651.532.117 руб. 86 коп. Из этого числа: 1) российской монеты – 514.820.613 руб. 78 коп., 2) иностранной –   40.577.839 руб. 36 коп., 3) слитками золота – на 95.078.493 руб. 25 коп., 4) золота полосами – на 529.594 руб. 24 коп., 5) кружками –  на 525.447 руб. 25 коп. Кроме того, в операционной комнате банка было выставлено серебро в вещах, награбленных большевиками в помещичьих имениях и хранившихся на складах в Казани. Вещи эти представляют большой интерес по разнообразию их, по художественности изделий и по историческому происхождению их. Всего было раскупорено 6 ящиков с такого рода вещами, а их находится на складе 172 ящика». 

В других измерениях – весе и долларовом эквиваленте –  богатство, находившееся в распоряжении Колчака, выглядело так: 30 653 пуда (490 т 448 кг) золота в монете и слитках ($332 915 653) и 2 тысячи пудов лигатурного золота и серебра различной пробы. 

До своего падения в январе 1920 года правительство Колчака продало японцам, французам и англичанам чуть больше десятой части имевшегося в его распоряжении золота – 3232 пуда на общую сумму $35 186 145. Чуть больше 60% – на 409 620 тысяч золотых рублей – досталось большевикам. А о судьбе четверти золотого запаса России вскоре начали слагаться легенды. Ещё в 1929 году парижская газета «Возрождение», писала, что, по слухам, сокровища, не попавшие в руки большевиков, разделили на четыре части и где-то в Сибири зарыли клад на 20 миллионов.


Читать далее

Читайте также