«Вешает лапшу на уши»: общественники вновь взбунтовались против «Хранителя Байкала»
Главное Популярное Все
Войти

«Вешает лапшу на уши»: общественники вновь взбунтовались против «Хранителя Байкала»

фото: lenta38.com

Вокруг статуи Даши Намдакова разгорается очередной скандал

Недавно в соседней Иркутской области начались подготовительные работы по установке композиции «Хранитель Байкала». Напомним, это совместный авторский проект арт-фонда Даши Намдакова в Москве и галереи Виктора Бронштейна – известного иркутского мецената. Изначально её планировали разместить на самой высокой точке Ольхона – мысе Хобой – осенью 2017-го. Сообщалось, что открытие скульптуры состоится в рамках международного Байкальского экологического водного форума в сентябре. Позднее сроки сдвинули на октябрь, а потом – и вовсе на неопределённый срок.

Творение знаменитого мастера не могло обрести пристанище больше года. В конце ноября СМИ сообщил, что «Хранителя Байкала» хотят установить в ольхонском посёлке Узуры. А неделю назад там  начали ездить грузовые машины и появился фундамент под «Хранителя». Портал «Бабр 24» писал, что установка статуи вблизи посёлка начнётся уже через несколько дней.

- Её привезут на остров по частям и уже на месте будут собирать, – подчёркивает   издание. – Фундамент установлен у уреза воды на скале. В результате повреждён грунт. К тому же сам участок находится в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. То есть на него распространяется охранный режим, который запрещает практически любое строительство.

Однако, как отмечает портал, «это никого не волнует».

- И.о. директора ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» (Умар Рамазанов – прим. авт.)  лично дал согласие на установку скульптуры, уверяя, что она поспособствует продвижению бережного отношения к Байкалу. Отмалчивается и природоохранная прокуратура. Им присылали запрос, просили проверить законность строительных работ с использованием тяжёлой техники в водоохранной зоне. Однако прокуратура этого делать не торопится, – пишет «Бабр 24».

«Восьмиметровое страшило»

 В ситуацию решил вмешаться общественники. Представитель движения «За священный Байкал» Андрей Ершов, который активно выступал  против установки скульптуры год назад, заявил в соцсетях: работы на Ольхоне  «идут полным ходом».

- Он (то есть Даши Намдаков – прим. авт.) врёт и вешает лапшу на уши людям? Или не знает, что его команда вовсю осуществляет «определённые действия» в отношении Прибайкальского национального парка и местных жителей, а также перебрасывает технику и истукана на остров? – написал  активист в группе «Сохраним Ольхон» в Facebook. – Снова, как и прежде, ни слова о получении каких-либо разрешений на реализацию проекта. Мне об этом ничего неизвестно.

Ершов приводит ответ руководства резервата, в котором отмечается, что «Хранитель Байкала» не является объектом капитального строительства и потому экологической экспертизы для его  установки не требуется.  В «Заповедном Прибайкалье» также сообщили, что статуя передаётся учреждению «в рамках исполнения договора пожертвования».

Так вот, общественник с этим категорически не согласен.

- Согласно законодательству, даже небольшие трансформаторные будки у энергетиков, к примеру,  являются объектами капитального строительства. Чего уж говорить о восьмиметровой бронзовой статуе Намдакова, которая будет влита в многотонный фундамент из бетона. Кроме того, как принято, сначала необходимо получить заключение и все необходимые разрешения, а уже потом проводить монтажные работы, – считает Андрей Ершов. – Во-вторых, с какого такого интереса Прибайкальский нацпарк берёт на себя заботы по получению необходимых разрешений, а также заключает договор и принимает на свой баланс это изваяние?

Он усомнился, что учреждение «сильно горит желанием лицезреть на нетронутой, первозданной подведомственной природной территории восьмиметровое страшило».

- И бегать потом, обосновывать законность установки статуи. В чём причина? Надавили, запугали или пообещали барыш с проекта? – задаётся вопросами активист. –  Намдаков и его партнёры торопятся установить статую и действуют по принципу тарана. Разрешения, мнение местных жителей – это всё потом. Главное –  установить. Зачем? Ранее я приводил своё мнение. Но также прослеживается, как мне кажется, желание скульптора увековечить своё имя на тысячелетия. Ведь как он сам признаётся, если статуя не будет взорвана или закопана, ей и через две тысячи лет будут поклоняться.

Место композиции – в городе, а не в сакральном месте, уверен Андрей Ершов.

-  Раз её  пытаются установить на ольхонской земле, это, по-моему мнению уже не арт-объект, а объект религиозной экспансии. И поскольку Байкал и Ольхон –  объекты федерального значения, согласования на установку подобных статуй в этих местах необходимо получать не только у местного населения, но в целом на федеральном уровне, – подчеркнул он. – Байкал – достояние России!

Общественник сообщил, что уже направил в соответствующее ведомство письмо с просьбой обратить внимание на ситуацию и «провести проверку законности».

- Надеюсь оно беспристрастно и ответственно подойдёт к этому вопросу. Предлагаю всем, кто не равнодушен к этой теме,  подключиться и распространить информацию о происходящем по всей России. Пусть граждане всей страны знают, какие «милые» прожекты воплощаются на просторах славного, священного Байкала! – заключил Ершов.

«Это всё должно утрястись как-то само собой»

Ранее против появления скульптуры на Ольхоне выступил известный  иркутский эколог и орнитолог, кандидат биологических наук Виталий Рябцев. Он опубликовал в своём блоге на сайте «Активатика» статью под названием «История с «Хранителем Байкала» или Козлом Намдакова близится к финалу». Учёный подробно рассказал историю создания композиции, подчёркнув, что сторонники проекта – «люди состоятельные, со связями» и  пояснил, почему творения мастера на острове быть не должно.

Напомним, два года назад в соцсетях развернулась оживлённая дискуссия относительно будущей композиции. По сути, она «расколола» жителей Бурятии и иркутян на два лагеря. Одни выступили за установку скульптуры на Ольхоне, другие были категорически против. В группе «Спаси Байкал» в Facebook даже организовали опрос. Так, многие интернет-пользователи заявили, что на Хобое изваяния быть не должно, ведь это место считается священным. Люди приходят туда помедитировать, помолиться или же просто насладиться видом на Байкал. Посетители паблика отмечали, что «Хранителя» лучше установить в населённом пункте. И даже предлагали свои варианты – например, у въезда на Ольхон.

Даши Намдаков, который минувшим летом принял участие в программе «Мнение» на радиостанции «Эхо Москвы» в Улан-Удэ, подчеркнул: порой дискуссия была «очень горячей».

- Я прекрасно понимаю этих людей. Я вообще очень деликатный и не конфликтный, но у каждого своя правда. Сейчас просто выжидаю и не предпринимаю никаких действий по этому поводу. Недавно встречался с Хамбо ламой (Дамбой Аюшевым, главой Буддийской традиционной Сангхи России – прим. авт.) и он сказал: давай поставим «Хранителя Байкала» на бурятской стороне. Мне эта идея тоже нравится, но это всё должно утрястись как-то само собой, – считает мастер. – Понимаете, если эту скульптуру не взорвут, не расплавят, не закопают в землю или не утопят на дне водоёма, то она простоит две тысячи лет. Бронза – вечный материал, поэтому мы никуда не спешим. Я по-буддийски решил, что «Хранитель Байкала» должен сам собой найти себе место и встать там, а будет это на Ольхоне или на бурятском берегу – уж как сложится.

Отметим, в июне 2017-го года шаманы провели на Ольхоне обряд и духи «разрешили» людям поставить на крупнейшем острове Байкала искусственное древо. Кстати, творение нашего всемирно известного земляка под названием «Каракуз» этой осенью появилось в Татарстане – оно украсило Соборную площадь Альметьевска. А ранее в городе Этрета на северо-западе Франции установили другое изваяние Намдакова под названием «Медитация». 

 

 


Читать далее

Читайте также