На очередной сессии бурятского парламента 30 ноября депутаты рассмотрели бюджет на три ближайших года. Так, в 2018-м доходы составят 47 миллиардов 694 миллиона рублей (с учётом безвозмездных поступлений размером в 23 миллиарда), расходы – 50 миллиардов 145 миллионов рублей, а дефицит – почти два с половиной миллиарда. Госдолг республики вырастет до 11 миллиардов.

Как отметил в своём выступлении Зоригто Цыбикмитов, возглавляемый им комитет по бюджету, налогам и финансам провёл «значительную работу» после принятия законопроекта в первом чтении.

- Было организовано пять рабочих групп по рассмотрению проекта закона, в заседаниях этих групп приняли участие депутаты Народного Хурала, прокуратура и Счётная палата Бурятии, представители республиканских министерств и ведомств, представители муниципальных районов, специалисты комитетов и управлений Народного Хурала, – сообщил Цыбикмитов.

Затем парламентарий перечислил имена народных избранников, которые, по его мнению, приняли особенно активное участие в обсуждении главного финансового документа республики. Таковых набралось аж 16.

«Нет единой концепции»

По традиции, без замечаний не обошлось.

- Мы действительно в течение месяца отрабатывали вопросы, связанные с доходами и расходами, – отметила депутат от КПРФ и член бюджетного комитета Екатерина Цыренова. – Но вот здесь возникает очень серьёзный момент, на который нужно обратить внимание. Мы распределяем какие-то очень большие деньги, но чётко сформированной экономической политики правительства Бурятии у нас нет – начиная с 2017-го и завершая 2019-м, даже 2020-м годом. Она должна была бы включать в себя концепции и стратегии развития нашего плана: как мы собираемся управлять регионом, что должна охватывать республика, какие направления? К сожалению, в течение этого периода мы ничего не слышим – что вообще на самом деле происходит.

По мнению Цыреновой, коли нет стратегии социально-экономического развития республики и «не сформированы текущие задачи», то говорить о бюджете развития даже не приходится.

- Очень жаль, что главы республики нет (Алексей Цыденов не присутствовал на сессии – прим. авт.), – заметила депутат. – Потому что возникает вопрос: какие расходы на 2018-2019 годы, которые мы рассматриваем, можно отнести к бюджету развития? Всё происходит как-то достаточно разрозненно. Нет единой концепции, единого подхода. Безусловно, кризис в России существует, экономика находится в серьёзнейшем положении. Но мы должны рассмотреть эти задачи на уровне региона. Нужно чётко разобраться в развитии местной промышленности и производства. Поэтому бюджет рассматривается очень сложно. В течение месяца мы работали и не знаем, куда направят (средства), как и на что, когда нет единого подхода.

- Вопрос хороший, конечно, – согласился спикер Цырен-Даши Доржиев. – Правительство должно, в принципе, какую-то концепцию, программу или видение социально-экономического развития республики иметь.  

«Это супердостижение или как?»

Слово также взял депутат Бато Семёнов. Он отметил, что расходы на содержание зампредов правительства в этот раз решили сократить – что, конечно, не может не радовать.  

- Ранее я в своём выступлении говорил, что расходы на содержании органов государственной власти существенны. По сравнению с 2016-м годом они увеличились на 132 миллиона рублей, по сравнению с 2017-м – на 82 миллиона. Но у меня вопрос в отношении зампредов, которых мы утвердили. На их деятельность выделили меньше на 1 миллион 173 тысячи рублей. Ещё при Вячеславе Наговицыне мы выступили с инициативой, чтобы зампреды должны летать в командировки не бизнес-классом, а «экономом», – подчеркнул Семёнов. – Всё это учитывается и мы ещё в «минус пошли». Это вообще супердостижение или как? Пусть нам разъяснят вот этот момент.  

Врио министра финансов Бурятии Всеволод Мухин пояснил, что в 2018 году расходы на заместителей председателей правительства сократились за счёт отсутствия выходного пособия, которое получили их предшественники, отправившиеся в отставку в 2017-м.  

Кроме того, по словам Мухина, дополнительные средства на командировки зампредов в 2018 году не предусмотрены.

- Я не могу сказать, будут они летать бизнес-классом или нет.  Дополнительных расходов на командировки на 2018 год не выделялось, – заявил он.

В общей сложности на сессии депутаты утвердили более 50 поправок в бюджет и приняли его во втором чтении.  А после разразились бурными аплодисментами.

Льготные полёты

Напомним, месяц назад глава региона Алексей Цыденов внёс изменения в указ «О порядке и условиях командирования лиц, замещающих государственные должности», изданный ещё в 2005 году. Согласно им, бизнес-классом за госсчёт отныне сможет летать сам Цыденов, а также шесть его замов – Игорь Шутенков (первый зампред правительства), Вячеслав Цыбикжапов (по социальному развитию), Игорь Зураев (по экономическому развитию), Пётр Мордовской (по вопросам безопасности), Даба-Жалсан Чирипов (по агропромышленному комплексу и развитию сельских территорий) и Мункожап Бадмаев (глава полпредства Бурятии при президенте России). А вот министрам придётся довольствоваться «экономом». 

Документ вступил в силу с 23 октября. Отмечается, что цель поправок – «оптимизация расходов на служебные командировки, предусмотренных в республиканском бюджете на содержание госорганов».

Напомним, бурятские зампреды, как и главы всех ведомств, утратили «право» на полёты бизнес-классом в феврале прошлого года. Эта привилегия оставалась лишь за прежним главой Вячеславом Наговицыным, который и подписал соответствующий указ. Ранее «затянуть пояса» в условиях кризиса высокопоставленным чиновникам посоветовали депутаты Народного Хурала.

- Конечно, с одной стороны, забавно смотреть, как апеллируют постановлением «прошлого века» президента республики о возможности летать бизнес-классом и говорят о трансфертах приезжих гостей только джипами, – заявил на  сессии республиканского парламента в декабре 2015 года председатель комитета по межрегиональным связям и национальным вопросам Цыденжап Батуев. – Поэтому в расходной части, скажем, ещё есть резервы и при ухудшении ситуации это надо рассматривать.

Новое же руководство региона, судя по всему, решило экономить только на министрах. Но вот почему дополнительные расходы власти в итоге назвали «оптимизацией», остаётся загадкой – как и слова Мухина о том, что тратить лишние деньги на зампредов в следующем году никто не собирается.