Все новыми поворотами обрастает история, произошедшая в Хоринском районе Бурятии. И чем больше подробностей появляется, тем запутаннее все становится. Представляем вашему вниманию еще одних свидетелей конфликта – соседей, которые уверены, что ребенка возвращать в семью нельзя.

«Мама у меня хорошая»

Итак, началось все с поста в паблике «Аноним 03». Анонимный автор рассказал, что в одном из сел Хоринского района мальчик сбежал от издевательств приемной матери, провел ночь на сеновале, в результате чего получил серьезные обморожения. По мнению автора, в приемной семье ребенка не кормили, заставляли работать и измывались над ним. Обморожения он получил настолько серьезные, что речь шла об ампутации стоп.

Позже конфликт прокомментировали уполномоченный по правам ребенка в Бурятии Татьяна Вежевич и следователи, вступившиеся за мать. По их словам, женщина – более чем благополучная, к ребенку относится хорошо, да, и сам мальчик сожалеет о своем поведении, приведшим к таким трагическим последствиям. Выяснилось, что мальчишка сбежал, потому что обиделся на запрет играть допоздна. А когда его нашли, он бросился обнимать приемную мать с извинениями. Подросток сейчас находится в БСМП, и, возможно, врачи смогут сохранить ему стопы и пальцы ног. Вежевич подчеркнула, что ребенка изымать из семьи нельзя, тем более, что после произошедшего ему нужен серьезный уход и домашнее обучение.

Удалось нам взять интервью и у самой женщины, и у подростка. Мать рассказала, что все было хорошо, а когда ребенок пропал, она сильно испугалась. Сам мальчик тоже защитил приемную маму: «Мама у меня хорошая, я ее очень люблю».

Никто не опрашивал?

И все же, несмотря на такой, казалось бы, позитивный исход инцидента, остается чувство какой-то недосказанности. Комментаторы infpol.ru недоумевали и задавались вопросом, мог ли ребенок, даже и девиантного поведения, сбежать из такой хорошей семьи «просто так» и прятаться на сеновале до обморожения ног. Да и тот самый первый пост, из которого стало известно о ЧП, говорит о том, что, возможно, у истории есть вторая сторона медали.

У нас получилось найти соседей ребенка. Они очень возмущены публикациями в СМИ, реабилитирующими приемную мать. На условиях анонимности, сельчане согласились рассказать о своем видении ситуации.

По их словам, никто не опрашивал соседей и не узнавал, обижали ли в приемной семье мальчика.

- Никто не приходил! Ни прокуратура, ни следователи. Никто! Хотя в первую очередь они должны были опросить соседей! – возмущается Эльвира (имя изменено – прим.авт.). – Получается, что мнение о том, что она хорошая мать составлено только с ее слов. Да, вид ее может обмануть, но она волк в овечьей шкуре.

Соседи тоже навестили мальчика в больнице.

- В больнице у мальчика нет ничего – в тумбочке туалетная бумага, дешевый пакетированный чай и три круассана. Ну разве мать, переживающая за здоровье своего ребенка, оставит его в больнице с таким скромным набором? Вместо этого она бегает по деревне и собирает подписи, какая она хорошая и замечательная. Не знаю, сколько ей удалось собрать, к нам она не сунулась – знает, что пошлем, - говорит Эльвира.

Ни смеха, ни плача

По словам женщины, сельчане жалеют мальчика и подозревают, что за закрытыми дверями дома, где он живет, творится что-то неладное.

- В тот день (день побега) она при всех стукнула его фонариком, он даже не пискнул и не заплакал. За все четыре года, что он там живет, мы ни разу не слышали из этого дома каких-то звуков, свидетельствующих о наличии в доме ребенка – ни смеха, ни плача, вообще ничего. У нас летом всегда дети его возраста на улице играют. Его видно крайне редко, и то, когда он уходит за коровами. Мальчик зашуганный, боится говорить. Как надо запугать ребенка, что он даже после произошедшего говорит, что любит ее и извиняется? Ему нужен очень хороший психолог, который мог бы его разговорить, - считает Эльвира.

В интервью infpol.ru приемная мать мальчика сообщила, что у нее два взрослых ребенка и еще два (помимо известного) - приемных.

- У неё две дочери, которые живут в городе. Была племянница Люда (имя изменено – прим.авт), которая тоже неоднократно сбегала. После 9-го класса окончательно от неё свалила, и больше её в деревне не было! О каких других детях идёт речь, я вообще не понимаю! – негодует моя собеседница. – Знаю, что с ними живёт отец её нового мужа. Муж, как я слышала, работает вахтой. А дед этот глухой, его тоже жалеют все соседи. Он днями на улице, скот, хозяйство – все на нем.

Где правда?

Соседи рассказывают, что мальчика били и обзывали, причем бывало такое, что и прилюдно. Они уверены, что ребенка возвращать в эту семью нельзя. Также они утверждают, что женщина нигде не работает, и может на несколько недель уехать, оставив мальчика с пожилым дедом.

Где правда в этой запутанной истории, покажет доследственная проверка. Соседи просят, чтобы их мнение тоже учли.