Институт муниципального фильтра требует серьёзных корректировок. К такому выводу пришли эксперты мониторинговой рабочей группы (МРГ) Совета по правам человека при президенте России. Вопрос обсуждался на заседании СПЧ, которое состоялось в минувший вторник, 24 октября. На нём представили доклад по итогам единого дня голосования.

Одним из поводов для возобновления дискуссии вокруг мунфильтра стал отказ зарегистрировать председателя БРО КПРФ и сенатора от Иркутской области Вячеслава Мархаева в качестве кандидата на выборах главы Бурятии, сообщает «Российская газета». Напомним, ему не хватило нескольких депутатских голосов, чтобы преодолеть необходимый 7-процентный барьер. СМИ сообщали, что свою роль сыграли так называемые «сдвоенные подписи» и небрежное отношение к оформлению документов.

Сегодня в СПЧ предлагают обсудить возможность совершенствования института муниципального фильтра. Его хотят заменить избирательным залогом или сбором подписей избирателей, а ещё – разрешить депутатам и главам муниципальных образований поддерживать двух и более кандидатов в главы регионов. По мнению экспертов, это позволит исключить ситуации, когда с помощью фильтра «отсеивают» претендентов, которые пользуются «достаточной поддержкой» населения.  

По мнению председателя Центризбиркома Эллы Памфиловой, изменения и в самом деле нужны, но какие-то квалификационные требования для желающих занять кресло губернатора должны остаться.

- Моя позиция однозначна – корректировать надо, чтобы фильтр не был препятствием для реальных конкурентов, но служил для того, чтобы убирать весь «политический мусор», – цитирует Памфилову «Российская газета».

«Лучше сохранить конкуренцию»

О том, что снятие Вячеслава Мархаева подтолкнуло Кремль к «смягчению» мунфильтра, СМИ заговорили ещё минувшим летом. Тогда источник интернет-газеты «Znak.com» сообщил: в администрации президента (далее – АП) придерживаются позиции, что если кандидаты или партия ведут активную кампанию, то снимать их по процессуальным придиркам не стоит – лучше сохранить конкуренцию, закрыв глаза на мелкие нарушения.

- Нынешний состав АП  делает значительные шаги в направлении того, чтобы люди, которые не нарушают закон, имели возможность в итоге быть допущенными к выборам, – подчеркнул собеседник издания. – Но одно дело, когда из-за юридического крючкотворства кандидаты допускают мелкие нарушения и нуждаются в защите, а другое – когда сознательно идут на нарушение закона и требуют дать им все возможности без усилий с их стороны. Это вопрос как политической культуры, так и изменения законодательства.

Возвращать оппозицию на выборах через суды – это, скорее, управление «в ручном режиме». Но, вероятно, последуют и системные решения, отмечал «Znak.com». Так, минувшим летом в свет вышел очередной доклад околокремлёвского Фонда развития гражданского общества (ФоРГО), который возглавляет экс-руководитель управления внутренней политики АП Константин Костин. В нём содержатся предложения о либерализации избирательного законодательства в регионах. В Кремле это также называют «предложениями по работе над ошибками». Ведь при действующей системе помочь сильным кандидатам в губернаторы преодолеть муниципальный фильтр было невозможно, подчёркивает издание и приводит в качестве примера лидера бурятских коммунистов.

- В первую очередь, следует исключить на будущее саму возможность повторения ситуации, когда кандидат от парламентской партии, представленной в большинстве муниципальных образований региона, оказывается на обочине, – говорится в докладе. – Мы полагаем, что если партия представлена в 25 и более процентах муниципалитетов – хотя бы даже одним депутатом – то её представитель должен освобождаться от сбора подписей и регистрироваться автоматически.

Эксперты ФаРГО не исключили, что при этом на муниципалов начнут оказывать давление, побуждая их сложить мандаты либо партбилеты или, напротив, вступить в какие-то партии.

- Чтобы сразу поставить этому заслон, надо прописать в законе, что суммарное партийное представительство в муниципалитетах рассчитывается только на основе итогов последних выборов и дальнейшие переходы и прочее во внимание не принимается, – отмечают авторы исследования. – Что касается собственно «реновации» фильтра, то, во-первых, необходимо снизить его верхнюю планку, причём применительно как к общему количеству депутатов, которые должны подписаться в поддержку выдвижения кандидата, так и к количеству муниципалов второго уровня. 

«Должны измениться обе стороны»                  

Кроме того, в Фонде развития гражданского общества предложили запретить собирать и сдавать в избирательные комиссии больше депутатских голосов, чем необходимо для регистрации.

- Это снимет проблему манипуляций со «сдвоенными» подписями и одновременно заставит кандидатов более тщательно подходить к работе со своими сторонниками в муниципалитетах и к оформлению соответствующих документов, – уверены эксперты.

Глава «Политической экспертной группы» Константин Калачёв заявил: чтобы не бороться с перегибами в «ручном режиме», надо просто отказаться от излишней регламентации в избирательном законодательстве и изменить его в сторону максимальной либерализации. Однако заказчика на такие перемены нет.

- Элитам этого не надо, а большинству населения всё равно, – считает Калачёв.

Окончательное решение по поводу того, кого где снять и кого куда допустить всегда остаётся за Кремлём, говорит политолог Аббас Галлямов.

- Кремль не позволяет региональным администрациям облегчать себе жизнь, снимая всех неугодных кандидатов подряд. Он внимательно следит, чтобы снимали только тех, кто представляет собой реальную угрозу – типа Ройзмана (мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман – прим. авт.) и Мархаева, – пояснил Галлямов.

Более слабых соперников Кремль трогать не позволяет: их региональным властям надлежит побеждать электорально, добавил политолог.

По мнению члена совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Глеба Кузнецова, возможность снимать кандидатов или списки по «формальным признакам», за незначительные, чисто юридические нарушения «должна законодательно уменьшиться».

- Для этого должны измениться обе стороны, так как в последние годы часто повторялась ситуация, когда оппозиция сама ничего не делала, но надеялась, что Москва поможет и даст ей место в строю, – рассказал Кузнецов «Znak.com».

«Заблокировали депутатов»

Напомним, председатель БРО КПРФ, который вместе с другими претендентами подал документы в республиканский избирком, сошёл с предвыборной дистанции в конце июля. Тогда он заявил, что не согласен с решением комиссии об отказе в регистрации и намерен обжаловать его в ЦИК. Однако там жалобу оставили без удовлетворения, а постановление республиканской комиссии – без изменения. Не удалось оспорить его и в Верховном суде Бурятии. В итоге дело переместилось в Верховный суд России, а потом дошло и до ЕСПЧ.

Снятие Вячеслава Мархаева с выборов ранее прокомментировали в Кремле. На встрече с депутатами Госдумы, членами Совфеда, представителями Общественной палаты, ОНФ и непарламентских партий, которая состоялась в начале сентября, замруководителя администрации президента Сергей Кириенко заявил: лидер бурятских коммунистов допустил ошибку, сдавая дублированные подписи. Об этом сообщал сайт РБК со ссылкой на собственные источники.

Сам же Мархаев неоднократно заявлял в СМИ, что в ходе встреч, организацией которых занимался штаб нынешнего руководителя региона Алексея Цыденова, у депутатов собирали голоса как за «выдвиженцев» от партии «Коммунисты России», так и ЛДПР. Он также утверждал, что на муниципалов при этом оказывалось «жёсткое административное давление». А на июльской пресс-конференции главный коммунист республики сообщил: в девяти МО все депутаты без исключения выступили за Цыденова. Для того же, чтобы преодолеть фильтр, каждый претендент должен был заручиться поддержкой как минимум в 18 районах из 21-го. Вячеслав Мархаев назвал это не иначе как «спецоперацией».

- Когда мы открывали избирательный счёт, то должны были перечислить оттуда деньги – чтобы напечатать бланки поддержки в типографии. Но в банке «зависла» система, и счёт мы открыли через сутки, – поведал он. – И пока мучились, они провели эту спецоперацию: в девяти районах «заблокировали» всех депутатов – чтобы нам ничего не осталось. Их пригласили в райсовет, администрацию. Даже дошли до того, что один из председателей ТИК привозил депутатов, чтобы все подписались одновременно.

Все документы, в которых перечислены факты возможных злоупотреблений и необоснованного применения админресурса, направили в Генпрокуратуру. Глава ЦИК Элла Памфилова сообщила об этом в начале августа. А вскоре в интервью РБК она рассказала о «вкусовщине и произволе» муниципального фильтра и упрекнула Евгения Ройзмана в «преждевременном сходе с дистанции».

Реформировать фильтр

Так, по словам Эллы Памфиловой, при регистрации кандидатов в губернаторы большинство депутатов-«единороссов» подписывались за претендентов от других партий, понимая при этом «негативные последствия безальтернативных выборов». Последние же оказывались в весьма неловкой ситуации, ведь во время сбора подписей они были вынуждены пользоваться «благотворительностью» «Единой России».

Чтобы избежать «произвола» при отсеивании кандидатов через муниципальный фильтр, нужны реформы. Они могут быть «радикальными, умеренными или косметическими», подчеркнула глава ЦИК. Она назвала сразу несколько вариантов: снизить планку до 1-2%, позволить депутатам отдавать свои голоса за нескольких кандидатов или ввести в качестве альтернативы сбор подписей избирателей либо залог. Однако уточнила, что в каком-то виде фильтр придётся оставить, чтобы не допускать на выборы «фейковые партии» – «фантомы, мыльные пузыри-однодневки, а подчас – политических стервятников, которые занимаются или шантажом других партий, или их дискредитацией».

По  мнению Памфиловой, исключение сильных оппонентов является сознательной политикой отдельных глав регионов, но «руку Кремля» председатель Центризбиркома за этим видит. Она напомнила, что во всех демократических странах существуют условия для выдвижения и регистрации кандидатов. Эти критерии должны «отсекать» продукты грязных политтехнологий, криминал и экстремистов.

Напомним, сегодня всем желающим побороться за руководящий пост необходимо заручиться поддержкой 5-7 % муниципальных депутатов – в зависимости от региона. Это обязательное условие для официальной регистрации в качестве кандидата. Кроме того, требуется охватить определённое количество муниципальных образований. Такой барьер с оглядкой на «примеры западных демократий» был введён после протестов 2011-2012 гг. – когда в России вернулись прямые выборы глав субъектов.

«Главная проблема – пессимизм и апатия»

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин отметил: идея отказаться от сбора подписей депутатов на выборах давно назрела «и даже перезрела». Но важно, какую альтернативу могут предложить мунфильтру. Макаркин напомнил: когда обсуждался закон «об иностранных агентах» и изменения в него, была длительная дискуссия, однако после принятия изменений всё стало только хуже. 

- Проблема российской политической системы даже не в плохом законодательстве, а в ужасной практике его правоприменения, – высказался эксперт.

Самая одиозная часть «фильтра» – о представительстве не менее 3/4 муниципалитетов, из-за чего процесс сбора подписей депутатов превращается в фарс, говорит эксперт. Так, в 2015 году для регистрации на выборах губернатора Омской области коммунист Олег Денисенко бился за одну последнюю подпись. Ему не хватало одного района.

- Но даже если нужное количество районов и голосов набирается, достаточно, чтобы кто-то из депутатов расписался ещё и за другого кандидата, чтобы выдвижение опасного оппонента оказалось сорванным, – пояснил Алексей Макаркин. 

Он отметил, что какой-то «фильтр» можно оставить, дабы отсечь самых одиозных, маргинальных кандидатов: понятно, что городской сумасшедший или очевидный экстремист не сможет собрать и 10 депутатских подписей в поддержку своего выдвижения. И этой «планки», по мнению Макаркина, будет вполне достаточно.

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов согласен с тем, что муниципальный фильтр лишает выборы губернаторов смысла и дискредитирует их. Вопрос в том, не придёт ли на смену ему что-то похуже. Кроме того, непонятно, не опоздала ли власть со своими реформами. По крайней мере, неясно, как их подавать широкому избирателю. Запрос на преобразования есть у тех, кто за Путина голосовать уже не склонен в принципе, а вот есть ли такой запрос у лоялистов – тема, ещё требующая исследований, подчеркнул Виноградов.

Идея «муниципального фильтра» принадлежит прежним кураторам внутренней политики Кремля во главе с бывшим замглавы администрации президента Вячеславом Володиным. После выборов 2016 года Володин стал спикером Госдумы, и на смену ему пришёл экс-гендиректор «Росатома» Сергей Кириенко, напомнил руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев. По его мнению, после смены команды во внутриполитическом блоке АП психологических  барьеров  на проведение реформ больше нет.

- Зато есть возможность проанализировать реальность и понять, что муниципальный фильтр не принёс ничего, кроме вреда и дискредитации выборов всех уровней. Сейчас главная проблема – это пессимизм и апатия, а разговора о будущем в таком режиме быть не может, – считает Кынев. – Нужны реформы, которые придадут окружающей политической реальности хоть какие-то живые краски.