- Как вы оказались в России и бывали ли раньше в Бурятии?



- Я окончил Королевскую консерваторию в Мадриде как пианист. Затем уехал в Москву, где поступил в аспирантуру. Почему сюда? Потому что именно в России фортепианное искусство считается лучшим в мире. И параллельно стал обучаться на дирижера.

В Бурятии я уже был два года назад. Дирижировал «Травиату» на сцене Бурдрамы. О вашей республике тогда вообще ничего не знал. Для меня это была экзотика, хотя в Московской консерватории каждый год учились 7 - 8 человек из Бурятии – в основном на отделении вокала. Ведь ваша республика сильна именно вокалом. 

- И как вам Москва? Как люди? 

- Мне было 23 года, когда я приехал. Конечно, это был культурный шок. Я жил в общежитии, быт был очень неустроен. Для европейца поначалу сложно привыкнуть. Лишь потом там сделали ремонт. А люди очень серьезные, скрытые, даже немного злые. Но если присмотреться, у россиян сердце доброе. 

 - Ну, Москва у нас очень отличается от остальной России. 

- Да, я заметил. В Бурятии люди, мне показалось, намного ближе испанцам по теплоте. Нет жесткости. Принимают очень радушно. И это действительно другая Россия. Можно сказать, я чувствую себя как дома. Удивительно, что здесь вроде чистая Азия и в то же время это все равно Россия. 

- Бурятия – национальная республика. И у нас часто задаются вопросом: как сохранить национальную культуру? Допустим, в Якутии, Монголии родной язык знают все. Вот у вас в Испании тоже есть малый народ – баски. 

- Да, баски говорят на своем языке, который отличается от испанского. При этом они буквально заставляют свой народ учить баскский язык. Но, на мой взгляд, когда так усиленно продвигают свою культуру, то от этого могут часто возникать конфликты мирового масштаба. Не надо говорить: у нас своя культура. Национальная культура должна быть интегрирована в мировую. 

Что касается проблемы сохранения языка – по-моему, это не так важно, как кажется. Это вполне естественный процесс, ведь многие языки исчезли и исчезают до сих пор. Видимо, они не так надобны, если ими перестают пользоваться. Конечно, с точки зрения ученых, это проблема. Поддерживать национальную культуру надо, но при этом стоит быть открытыми миру, не быть в себе. Надо, чтобы мир знал вашу культуру, а вы знали мировую. Если это получится совместить, национальная культура будет жить.

- Расскажите немного о себе. Сколько вам лет? Женаты ли вы? Вы больше горячий испанец или рассудительный европеец? 

- (Смеется). Ну, я не женат. Мне 30 лет. В Европе вообще позже женятся. Считается, что, пока жизнь не решена, жениться просто опасно. Хотя я думаю, все зависит от людей. Если встретили друг друга, неважно, есть деньги или нет, надо жить вместе. Про себя скажу, что я стопроцентный испанец, хоть полжизни прожил вне Испании. В моей стране, кстати, чувствуется большое влияние Востока – еще с тех веков, когда у нас господствовали арабы. 

- А есть европейские привычки, о которых вам пришлось здесь забыть? 

- Трудно сказать. Единственное, что бы я отметил, в России приходится вести себя жестче. Если в Европе приняты более дипломатичные манеры, то здесь дипломатия часто не работает: надо кричать, иначе не добьешься результата. Но добавлю, что даже если кричишь, любовь к коллективу обязательно должна присутствовать. 

- Дирижер – это управленец, руководитель. Есть ли какие-то секреты управления у вас? 

- Искусство дирижера – это одна большая тайна. Как от одного движения реагируют 120 человек? Рассказать трудно. Во-первых, у дирижера есть своя техника. Это ряд особых приемов, жестов, которые проверены годами и которые понимают все музыканты. Во-вторых, должно быть понимание самих музыкантов. Это очень тонкое дело – доставать из каждого лучшее. В-третьих, надо держать дисциплину и при этом тебя должны уважать, а не бояться. А уважать будут, если чувствуют, что твои идеи хорошие, достойные, что ты хочешь работать с ними вместе. Кроме того, дирижер должен иметь богатое образование – не знать назубок партитуру Гайдна, а разбираться во всех общественных явлениях, тенденциях. Тогда у него будет хороший вкус, что очень важно. А еще дирижер должен уметь отдавать всю свою энергию музыкантам, тогда они смогут передать ее публике. 

- А вы можете передавать через дирижирование свое личное отношение, допустим, к героям оперы? 

- В опере главные – солисты. Я могу выразить им свое мнение на репетиции, но они могут выйти и спеть так, как чувствуют. И это их право. Ведь ничто не может быть откровеннее, чем звуки голоса для публики. Поэтому, когда голос солиста звучит, я обязан подстроиться и поставить музыку так, как он поет. И оркестру надо быть гибким, чтобы уловить эти изменения. Тут заранее договориться невозможно, поэтому никто не играет на автомате, ведь никогда не знаешь, что произойдет на сцене. Вообще, чтобы музыканты играли «вкусно», я всегда стараюсь знакомить их с сюжетом. Тогда их сопереживание происходящему на сцене найдет отражение в игре. 

- Сегодня в России искусство не кормит своих творцов. Многим приходится творить на заказ. Не вредит ли коммерциализация развитию искусства? 

- Если выполняешь заказ, то просто не надо писать то, что не по душе. Для меня искусство, когда пишущий искренне и правдиво выражает свой внутренний мир, отдаваясь всей душой. Это прямая дорога к сердцу публики. Россия - очень талантливая страна, но люди искусства почему-то очень бедны, к сожалению. Не знаю почему. Если в Москве и Петербурге дела обстоят еще нормально, то в провинциях очень тяжело. Вот у вас в Бурятии потрясающий театр, восхитительный вокал, но низкая зарплата, мало инструментов, да и те в плохом состоянии. А ведь плохой инструмент никогда не зазвучит хорошо и никто достойный не приедет работать сюда за маленькую оплату. Тем не менее Россия пример для всех: какие бы ни были здесь тяжелые времена, искусство жило всегда. 

- В США небогатая история культуры, но богаты люди от искусства. Как вы это объясните? 

- Знаете, в Америке искусство – частное дело, оно не на попечении государства, как в России. И там искусство покупает публика, которая решает, чего ей хочется. Потому творения американских сочинителей востребованы массами. При этом Россия дает всему миру миллион талантливых музыкантов, Америка – ни одного. США их закупают. В Европе есть и государственные школы искусств, и частные. Но все-таки нехорошо, когда музыку заказывает публика, ведь в основном это просто попса. 

Справка "ИП. Досуг" 

Борха Кинтас - молодой, но уже востребованный дирижёр. Родился в 1980 году в Мадриде. В 2003 году блестяще окончил Высшую Королевскую музыкальную консерваторию в Мадриде, где обучался по специальности «фортепиано». В 2003 году Борха Кинтас поступил в аспирантуру Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Параллельно с обучением в аспирантуре Борха осваивал профессию оперно-симфонического дирижёра и в 2009 году с отличием окончил Московскую консерваторию. 

Борха Кинтас за относительно короткий срок в своей карьере уже успел выступить со значительным числом музыкальных коллективов, среди которых: Симфонический оркестр Московской консерватории, Московский камерный оркестр театрально-концертного центра Павла Слободкина, Симфонический оркестр Бурятского государственного академического театра оперы и балета им. Г.Ц. Цыдынжапова, Национальный юношеский оркестр Испании, Симфонический юношеский оркестр Андалусии (Испания), Юношеский симфонический оркестр Мадрида (Испания), Большой симфонический оркестр мэрии города Бишкека (Киргизия), Президентский камерный оркестр «Манас» (Киргизия). С 2010 года Борха Кинтас приглашён на должность дирижёра в театр «Русская опера». 

Выступления Борха Кинтаса проходили на престижных музыкальных площадках с богатейшей историей: на сцене Auditorio Nacional de Musica в Мадриде, в Большом, Малом и Рахманиновском залах Московской консерватории, в Большом зале Академии им. Гнесиных, в Большом зале Союза композиторов, в Кафедральном католическом соборе Москвы и др. 

Репертуар Борха Кинтаса включает в себя произведения различных эпох и жанров: от барокко и классицизма до новейшей музыки. Однако особое место в его репертуаре занимает музыка XX и XXI веков. В 2003 - 2004 годах он был главным пианистом в Академии современной музыки Испании. Борха Кинтасу посвящён ряд оркестровых и фортепианных произведений современных композиторов. Дарование музыканта отмечено многочисленными престижными премиями и наградами. Борха Кинтас является лауреатом конкурсов и стипендий фондов Барре де ла Маса, Jeunesses Musicales, AIE (Испания), Министерства культуры Испании, правительства города Мадрида. 

В 2011 году открылась новая страница в творческой биографии Борха Кинтаса: он назначен главным дирижёром симфонического оркестра и хора Madrid Vivo, деятельность которого началась в августе 2011 года с приёма Его Святейшества Папы Римского Бенедикта XVI в Мадриде.