Байкальский рождественский фестиваль пригласил в Улан-Удэ 8 января Иркутский губернаторский симфонический оркестр под управлением художественного руководителя и главного дирижера Илмара Лапиньша с программой классических хитов. Зал был в полном восторге и не хотел отпускать музыкантов



Иркутский оркестр не был в Улан-Удэ больше двадцати лет.

«Как изменился ваш город за это время, - с восхищением сказал за кулисами музыкант из группы ударных, - центр просто не узнать! А театр какой огромный! Меня зовут Лев, а Вас?»

Лев рассказал, что подобные концерты у иркутского оркестра случаются каждую субботу, что какие только музыканты и оркестры не приезжают в Иркутск на фестиваль «Звезды на Байкале» и как страшно им переходить на самоокупаемость, хотя Драматический театр им. Охлопкого перешел и вполне хорошо себя чувствует. Во время нашей короткой беседы оркестр начал играть увертюру-фантазию «Ромео и Джульетта» Чайковского. Я только хотела сделать пару кадров из-за кулис, как Лев сказал: «Подождите, сейчас будут громкие места!».

Действительно, музыка словно зависала в тишине огромного зала, был слышен звук каждого инструмента, даже самый тихий, и если бы в этот момент сработал затвор фотоаппарата, его можно было принять за выстрел.

Увертюра завершила первое отделение концерта, программа которого состояла из облюбованных публикой произведений Чайковского: вальс из балета «Спящая красавица», танец пастушков из балета «Щелкунчик» и концерта для скрипки с оркестром Andante II часть. Однако начали музыканты свое выступление с Баха – звучал Бранденбургский концерт №3. Солировал в этом произведении лауреат международных конкурсов Константин Сероватов. Строгий и сдержанный на эмоции и слова Константин не раз был с концертами в Улан-Удэ, и к изумлению пианиста некоторые зрители его узнавали и подходили в антракте, чтобы выразить свое почтение и восторг. "А что для вас значит этот концерт?" – робко спрашиваю я. «Это не меня надо спрашивать, а публику», - холодно ответил Константин. «Но все же?» - не унимаюсь я. «Для меня это обычный рядовой концерт, ничего особенного».

Что касается публики, то ее можно было не спрашивать, чтобы понять, какое впечатление произвел Иркутский губернаторский оркестр. Пожалуй, Илмар Лапиньш и сам не ожидал, что у нас такой благодарный зритель - в начале первого отделения были аплодисменты, в середине - овации, а в конце и вовсе истерика. Несмотря на предупреждение дирижера, что оркестр рискует опоздать на поезд, зал ликовал и заставил таки музыкантов сыграть еще три произведения. Секрет соблазнения слушателя, конечно же, в музыке - "Ave Maria" Шуберта, "Венгерский танец" Брамса и тот самый вальс Хачатуряна к драме Лермонтова «Маскарад»! Более праздничных произведений из классического меню сложно представить.

Хотя Илмар Лапиньш представил зрителям Рождественскую песню, специально написанную для Иркутского губернаторского оркестра композитором Виктором Усовичем, художественным руководителем Бурятской филармонии и организатором Байкальского рождественского фестиваля. Песню исполнили солисты иркутской филармонии Наталья Островерхова и Евгений Иганс. Илмар Лапиньш пригласил на сцену автора и сообщил, что песня Виктора Усовича одинаково хорошо будет звучать в Рождественских программах не только в Иркутске и Улан-Удэ, но и в Вене и в Нью-Йорке, так волшебно она передает атмосферу Рождества. После этого оркестр и солисты исполнили песню Усовича еще раз.

Конечно же, секрет успеха не только в музыке. Илмар Лапиньш, без преувеличений, прославленный музыкант с мировым именем. Маэстро работал со 140 оркестрами Азии и Европы и восемь лет руководил коллективом в Австрии. Ему рукоплескали театральные ложи в Берлине и Праге, Латвии, Китае и, разумеется, России. В августе 2009 года Илмар Лапиньш стал художественным руководителем Губернаторского симфонического оркестра в Иркутске. Если верить прессе, то всего за год маэстро сделал Иркутский губернаторский симфонический оркестр одним из лучших в Сибири.

Но мои соседи по залу вдруг неожиданно озвучили вполне ожидаемую мысль: «Вот если бы Лубченко дали такой оркестр!»

Тема возрождения симфонического оркестра для Бурятии сейчас невероятно актуальна, уже только самый ленивый не знает и не говорит о новом художественном руководителе и дирижере Бурятского оперного театра Антоне Лубченко и его работе с бурятским оркестром. Что хотели сказать эти люди своей фразой? То ли старались представить, что получилось бы, если Лубченко дали такой БОЛЬШОЙ или такой ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ или такой СТАБИЛЬНЫЙ оркестр? Вот если бы Лубченко дали такой оркестр, тогда ЧТО?!

Неизвестно, к какой производственной дисциплине привык Илмар Лапиньш, но что-то подсказывает, что он не из диктаторов за пультом. В руках у него лишь дирижерская палочка, а у Лубченко - пряник и кнут. От того и искры летят. Возможно, это впечатление обманчиво, но оно складывается из образа маэстро, манеры дирижирования и особенности звучания оркестра. У иркутян все очень профессионально, блестяще, дорого, богато и привычно хорошо. Прежде всего для самих музыкантов. Для них концерт – уже, увы, не праздник, а просто работа. А у нас пока все наоборот.

Наталья Уланова, Минкульт Бурятии

Фото www.minkultrb.ru