26 марта в эфир федерального канала «Россия24» вышел специальный репортаж под названием «Забайкальская каморра». Корреспондент Алексей Симахин рассказал в нем о движении АУЕ в Забайкалье, которое буквально «поглощает» местную молодежь.

- В этих каторжных местах АУЕ – молодежная субкультура, почти ставшая национальной идеей. Это движение «из трех букв» уже называют «забайкальской каморрой» по аналогии с неаполитанской организованной преступностью, которая славится своей социальной работой с молодежью», - отмечает журналист.

Новостным поводом для выезда спецкора в Забайкалье стало недавнее нападение подростков на отдел полиции в селе Хилок.

- То, что это случилось в Хилке, за 300 км от Читы, здесь никого не удивляет. В Забайкалье самый высокий уровень детской преступности в России, - начинается репортаж Симахина.

aue 2

Местный участковый Максим Бучневич рассказывает журналисту о подробностях нападение на РОВД. По его словам, подростки из школы-интерната пытались вызволить своего пьяного товарища, кидали в участок камни, оторвали вывеску и ей колотили по дежурной машине.

aue 3

Замдиректора школы-интерната рассказала, что полицейские в этой ситуации «сработали немножко неправильно», при этом она сначала отказалась от комментариев. Но потом отметила, что вины педагогов в случившемся «не видит». Опрошенные на улице женщины из Хилка утверждают, что местной «шпаной» кто-то руководит, но на прямые вопросы корреспондента стараются не отвечать.

aue 4

Подробно об АУЕ в кадре рассказывает главный редактор читинской газеты «Вечорка» Владимир Кантимир. По его словам, газетчики взяли в свои руки борьбу с «ауешной мерзостью», на страницах издания они рассказывают, кто именно руководит криминальным миром в местных краях, а «антибандитскую колонку» у них ведет «раскаявшийся положенец» Ведера. По утверждению журналиста, «блатным миром» в Бурятии и Забайкалье заправляет авторитет Георгий Углава по прозвищу Тахи. Также Алексей Симахин взял интервью у сидящего «на зоне» парня по Скайпу. Тот рассказал о таких понятиях, как «общак», «бродяга», «мужик» и «вор».

Опросил репортер и представителей краевой власти и силовых структур.

- Почему мы считаем, что нет движения АУЕ, потому что нет лидера, нет организатора, нет какой-то финансовой поддержки, никакого устава, - сообщила пресс-секретарь УМВД России по Забайкальскому краю Лариса Иванова.

В частности, она расшифровала и аббревиатуру АУЕ – «арестантский уклад един». Врио заместителя председателя правительства Забайкальского края по социальным вопросам Сергей Чабан отметил, что «понимая всю эту проблему, мы пока что, наверное, все-таки говорим о субкультуре, о приверженности молодежи к какой-то криминальной романтике, нежели о какой-то системной организации, которая очень четко работает на территории Забайкальского края».

- Как таковой структурированной системы с каким-то «монстром» наверху, у которого, видимо, имя – А, фамилия – У, а отчество – Е, такого гражданина выявлено не было, - сказала заместитель главного прокурора Забайкальского края Светлана Козлова.

В противовес словам прокурора журналисты показали съемки из поселка Новопавловка, в котором «царствует» местный авторитет по прозвищу Мементо. Он заправляет местным бизнесом, а также собирает дань со школьников в тот самый «общак». Местные жители взбунтовались против такого положения дел и устроили самосуд, правда не над положенцем, а над его подручными школьниками-бандитами. Глава поселения Алексей Кабаков говорит, что в крае «есть населенные пункты, где криминогенная ситуация намного тяжелее», он добавляет, что ситуация сама по себе двойственная и такое положение дел его не устраивает. Однако, как добавляет глава, таковы реалии их жизни.

Одну из причин тренда на тюремную романтику назвал Сергей Чабан.

aue 5

- Из края вывели военный контингент Сибирского Военного округа, вместе с этим ушел положительный пример военных, - отметил врио зампреда края.

В репортаже проскакивают интересные высказывания о движении АУЕ. В частности, о том, что зеки предложили молодеже идеи и понятную систему ценностей, и что постепенно «субкультура АУЕ» распространяется на соседние регионы. Об этом, в частности, рассказала член Совета при президенте России по правам человека Яна Лантратова. Она одна из первых провела собственное расследование об этом движении и подняла проблему на федеральный уровень. С тех в Совет регулярно пишут люди со всей страны, которые столкнулись с АУЕ в своей повседневной жизни.

- Сейчас уже есть как минимум 7 субъектов, которые находятся у нас под определенным контролем, - сообщила Лантратова.

В завершении сюжета показали одного из местных жителей Новопавловки, который демонстрирует на камеру свои охотничьи ружья и говорит о том, что у него «остался последний аргумент» для защиты своих детей от «ауешников».

- Это его последний аргумент против, ведь он един, уклад, который арестантский, и невредим только для тех, кто дышит по-пацански, - так подвел черту под спецрепортажем московский журналист.