Бывший депутат Народного Хурала и экс-гендиректор макаронной фабрики «Макбур» стал банкротом. Дмитрий Козлов расписался в собственной несостоятельности ещё весной, когда обратился в Арбитражный суд Бурятии с соответствующим заявлением. Его приняли к производству 22 марта.

В решении, опубликованном на официальном сайте суда, отмечается, что кредиторская задолженность Козлова перед ООО «Прайд», управлением федеральной службы судебных приставов (УФССП) по Бурятии, ООО ТД «Агроторг» и ООО «Байкал М» составляет 57 миллионов 726 тысяч рублей. Большая часть этой суммы – 55 миллионов 931 тысяча рублей – основной долг.

Как следует из материалов дела, бывший руководитель «Макбура» живёт на одну пенсию в 17 085 рублей, других источников дохода или каких-либо накоплений у него нет – как и объектов движимого и недвижимого имущества.  

- Козлов является участником ООО «БМ-Иркутск» с долей участия 34 % или 3 400 рублей,  ООО ТД «Флоур» с долей участия 33% или 3 300 рублей.  В материалах дела отсутствуют сведения о рыночной стоимости долей в обществах. Оснований полагать, что данного имущества достаточно для удовлетворения требований кредиторов, не имеется, – говорится в решении Арбитражного суда.

В итоге заявление экс-депутата удовлетворили – его признали банкротом и ввели процедуру реализации имущества должника на четыре месяца. Вопрос о её завершении рассмотрят на заседании, которое состоится в октябре. Финансовым управляющим назначили члена ассоциации «Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Руслана Ербанова. Он получит вознаграждение в размере 25 тысяч рублей.

Напомним, «Макбур» лихорадило не один год. Ещё в 2009-м дела у предприятия шли хорошо, оно числилось в лидерах экономики. Новое современное оборудование стоимостью в полмиллиарда рублей оправдывало вложения. В это же время руководителя фабрики Дмитрия Козлова и главного бухгалтера обвинили в том, что они обманом получили из бюджета более 16 миллионов рублей в виде субсидий. Дело затянулось на четыре года.

В 2013-м Верховный суд отменил вынесенный ранее обвинительный приговор в отношении экс-директора «Макбура». Козлов даже заявил о намерении возродить былое производство. Однако предприятие простаивало больше года и вытащить его из долговой ямы так и не удалось. Как итог – массовые сокращения работников, многомесячные задержки выплат зарплаты, долги перед фондом социального страхования и налоговой службой и удовлетворённый иск о банкротстве в апреле 2014-го.

Кстати, в 2016-м году список банкротов пополнил бывший депутат Народного Хурала и бывший директор «Улан-УдэСтальмост» Анатолий Суслов, который выступил поручителем по кредиту для завода на 1,5 миллиарда рублей. 

- Сумма долга, конечно, для физического лица очень крупная – понятно, что не для московских бизнесменов, но для директора завода в Бурятии точно. Что делать, мы пока не решили. Ситуацию нужно как следует изучить и осмыслить. Скорее всего, эти долги с меня спишутся, сумма нереальная, – пояснил тогда Суслов и предположил, что на его имущество могут наложить арест. – Но я не Рокфеллер, что с меня взять, кроме анализов.

Отметим, признание человека банкротом не стоит считать поблажкой, после которой его жизнь начнётся с чистого листа. Согласно законодательству, имущество неплательщика описывается, а потом распродаётся. Нельзя забрать лишь единственное жильё, не взятое в ипотеку и участок, на котором это жильё расположено, а также предметы обычной домашней обстановки и обихода, личные вещи (одежду, обувь и т.п.) и имущество, необходимое для профессиональных занятий.