Память оживляет даже камни прошлого, и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли меда – хоть и принадлежит цитата известному пролетарскому писателю Максиму Горькому, но именно она приходит на ум в Табангут-Ичетуйском дацане «Дэчен Рабжалин», когда ширээтэ Баир лама Чагдуров берет с алтаря на руки потемневшую от времени небольшую статуэтку Будды Шакьямуни. Когда-то она, наверное, сияла золотом с домашнего или храмового алтаря. Но что для Просветленного этот внешний лоск! – В неисчислимых мирах появление и исчезновение бесчисленных будд это только иллюзорное представление ради пробуждения и освобождения тех живых существ, что все еще спят в океане сансары. А на нас же, живых существах, рожденных в своей сути с природой Будды, но отдающихся обману опасных для жизни деяний, все еще толстый слой «загрязнений». 

Возвращение реликвий

Эту и две фигуры учеников Будды местные жители приметили под камнем в Шулэг обоо еще до восстановления дацана, свое укрытие там священные реликвии нашли, наверное, еще в те времена, когда безбожники в 1930-х годах разрушали буддийские храмы, уничтожали культовые предметы. Эти бронзовые изваяния пережили опасное и смутное время, но сохранились. Возможно, кто-то из местных жителей, остававшихся чистыми среди моря грязи, тайком посещал это место, делал скромные подношения и возносил молитвы, чтобы они могли вернуться снова к верующим. Баир лама говорит, что статуэткам требуется реставрация. 

Мальчишки, приехавшие из районного центра села Петропавловка, щелкают кадры на своих смартфонах, охотно слушая настоятеля дацана. Тот достает из необычного футляра еще одну реликвию, которая словно сама пожелала оказаться в Табангут-Ичетуйском дацане, - «далгын сомо» - старинную ритуальную стрелу  с шелковыми лентами и изображением Жамсаран сахюусана. Ее, считающуюся символом жизненной силы, привез сюда человек, который впоследствии стал нижнеичетуйским зятем - в трудный жизненный период эта реликвия попала к нему. 

Так возвращаются в наше время святыни в родные пенаты. Две бронзовые буддийские чаши для подношений разрыли из-под земли свиньи с соседней отары, эти старинные предметы явно принадлежали дацану до его разрушения – их передал ламам житель Нижнего Ичетуя Бато Мункуев. Колокольчик и ваджру в дацан вернул Базаржаб убгоо, некогда бывший хувараком в этом дацане. 

Табангуты, считающиеся самым смелым и воинственным бурятским родом, переселившиеся в начале ХVIII века из Монголии, основали свой дацан здесь в 1773 году. В дореволюционное время в дацане было пять дуганов: Цогчен, Гунриг, Сахюусан, Майдар. В штате дацана состояло около 115 лам и хувараков, к числу которых относились 14 лам оттока и 16 казачьих комплект-лам. По данным летописи 1833 года, дацан посещали 535 человек, из них к числу казаков относились 290. Когда Баир лама показывает на алтаре фотографии лам, которые в лучшие времена служили в Табангут-Ичетуйском дацане, мальчишки вопрошают: а где они сейчас? Им еще невдомек, что люди достигают предела в этой жизни, может, кому-то из тех лам с фотографий довелось стать жертвой воинствующих безбожников или пройти через испытания ссылкой в лагерях. Кто знает, может, вернулись или возвращаются те безвестные ламы, чтобы возрождать былую славу своих предшественников. 

Известно, что в этом дацане давал посвящение Калачакры Галсан-Содбо гэгээн из Внутренней Монголии - воплощение Очирдари, считающегося хранителем тела Будды.

В 1872 году ширээтэ лама Ичетуйского дацана Чойдок Цыдыпов, которому приписывают составление большого сочинения «Прояснение этапов путей и прочее» и перевод на монгольский язык труда лхарамба ламы Алакши Дандара «Поучения о мирских радостях»,  претендовал на должность Пандито Хамбо ламы. Большим авторитетом пользовался в свое время ширээтэ дацана Тунгалаг Данжин Шолхойн, в подчинение которого входил глава хоринского Анинского дацана Гелун Шираб Малахайн.

В свое время в дацане хранились хроники, родословные многих родов, книги нравоучительского характера, произведения Востока, также имелся здесь многотомный свод буддийских сочинений Ганджур и Данджур. На алтаре сегодня заняла место старинная фотография трехэтажного Табангут-Ичетуйского дацана, демонстрирующая его красоту и величие. Эти бесценные свидетельства прошлого раздобыл уроженец этих мест Шагжитаров Булат Цыденжапович. Со временем, возможно, вернутся из небытия еще много свидетельств истории, новые старые имена тех, кто на джидинской земле нес людям Учение Будды. 

Смутное время

В 1930-х годах советская власть перешла к прямым репрессиям против церкви, дацанов, служителей культа. В те страшные годы, по сохранившимся свидетельствам, изрубили Дагба ламу топором прямо на крыльце дацана. Зурхайч лама Чойбон, спрятав свои драгоценности, буддийские книги возле подножия горы Бурханта, бежал в Монголию, даже не успев распрощаться со своим братом Доржи. 

В Нижнем Ичетуе не оставляет никого равнодушным история жизни гэбшэ ламы Галдана Лудуповича Зандеева, который стал связующим звеном между прошлым и настоящим.

Он родился в 1899 году в прекрасной долине под названием Холой. Мальчиком с отроческих лет его отдали хувараком в дацан «Дэчин Рабжилинг». Дослужившись до высокого духовного звания гэбшэ ламы, во время ликвидации всех дацанов он вынужден был бежать в Монголию. Осенью 1933 года его вместе с братом Дамби задержали на границе. Из Заудинской тюрьмы по решению суда Галдана отправили в ссылку, а его брата из-за болезни оставили в тюрьме. 

Долгие 20 лет Галдан Лудупович жил в Коми АССР. После окончания срока ссылки он боялся приехать на родину, да и не знал, живы ли его родные. До 1952 года он пас коров, коз и жил этими заработками. 

Лишь в 1952 году решил написать письмо и узнать про своих родных. Летом 1952 года его родные получили письмо и тут же отправили вызов. Вернувшись в родные края, он прожил с родными 28 лет. Жил счастливо среди детей своих племянников и помогал в воспитании их детей. Галдан Лудупович умер в возрасте 82 лет. 

Возрождение Ичетуйского дацана

Новую историю Табангут-Ичетуйского дацана можно исчислять с 17 мая 2008 года. В этот день к джидинцам приехал Хамбо лама Дамба Аюшеев. Сюда же в местность Жаргаланта недалеко от Нижнего Ичетуя прибыли настоятель Сартуул-Гэгэтуйского дацана Чингис лама, оттуда же Аркадий лама, настоятель Атаган-Дырестуйского дацана Барадий лама, настоятель Сартуул-Булагского дацана Баяржаб лама. Им вместе с Баир ламой предстояло принять решение о строительстве дацана. Хамбо лама приехал на джидинскую землю не с пустыми руками, а с какой-то картой. Поставив лам перед собой, он устроил для них настоящую проверку по ориентированию на местности. 

Находится ли на южной стороне от нас Бурханта обоо? – Находится, - следовал ответ.

Есть ли на западной стороне священное место Шулэг баабай? – Да, есть. Это священная гора, на которой поклоняются казаки. Хозяин этих мест носит погоны. Уходившие на военную службу поднимались поклониться на обоо перед дальней дорогой и, как гласит предание, живыми возвращались домой. На северной стороне должно быть обоо Жаргаланта – и оно испокон веков на том же месте. Есть ли на северо-востоке обоо Гозогор? Протекает ли по западной стороне речка Ичетуй. 

Когда были подтверждены все координаты, Хамбо лама удостоверился, что именно в этом месте находился Табангут-Ичетуйский дацан и дал команду ламам разойтись, чтобы открыть каждому свой «третий глаз». Позже расставил их по четырем точкам, где вбили колышки – так определили очертание нынешней территории дацана. В этот день был проведен специальный молебен. На обозначенной территории ламам удалось обнаружить сохранившиеся камни фундамента старого Цогчен дугана. От него по всем канонам расположения дуганов удалось определить место для строительства Сахюусан дугана. У каждого дацана есть свои защитники-сахюусаны. Когда начинают строить дацан, в первую очередь возводят сахюусан дуган. Тогда дацан обретает своего защитника, и все дальнейшие действия проходят под его защитой. 

13 июня 2008 года был заложен ритуальный сосуд бумбэ дацана Дэчин Рабжилинг в Жаргалантуе. 

Мальчик хочет в дацан

Когда было определено местонахождение нынешнего Табангут-Ичетуйского дацана, Баир лама обнаружил, что дом, где он рос мальчишкой на гурте вместе со своей семьей, как раз вписывается в его границы. Мама одного рода с первым бурятским ученым Доржи Банзаровым в советское время работала заведующей. Ей хватало общественных забот.  Дети на гурте, как вспоминает Баир лама, не доставляли проблем со здоровьем, росли крепкими. Они тогда не знали, что именно в этом месте находился дацан, но что удивительно, будучи совсем еще маленьким, в 6-7 лет, он говорил, что станет ламой. Недавно в одной семье, где он проводил молебен, ему напомнили об этом. Хозяйка дома стала спрашивать у мужа, помнит ли он, как однажды они, молодожены, увидев купающегося в луже Баира спросили: кем он хочет стать, когда станет взрослым. Тогда ответ мальчишки поразил их, ведь в те коммунистические времена никто не мог ожидать этого. 

Как и все дети своего времени Баир лама в школьные годы успел стать октябренком, потом – пионером. Все-таки желание стать священнослужителем было на самом деле, кто знает, может, это было его кармическое предназначение. После окончания школы Баир Чагдуров поступил хувараком в Сартуул-Гэгэтуйский дацан, где в течение года постигал азбуку тибетского языка и основы буддизма. Тогда бывший настоятелем дацана Матвей Рабданович Чойбонов отправил своего ученика в Буддийский университет при Иволгинском дацане. Хамбо лама Дамба Аюшеев лично принял представителя 1-го табангутского рода. На первом курсе Баира определили старостой института, где учились около ста человек – эту ответственность он нес три года. Ему приходилось строго спрашивать и со старшекурсников, если они нарушали устав учебного заведения.

После 5 лет учебы он был направлен в качестве ламы обратно в Сартуул-Гэгэтуйский дацан. Оттуда через три года Хамбо лама перевел его в Бултумурский дацан 2-го табангутского рода. Через год ему было сказано вернуться на родину, чтобы возрождать Табангут-Ичетуйский дацан. Весной 2008 года в Нижнем Ичетуе в школе состоялось большое собрание. Жители села активно поддержали инициативу строить дуган на старом месте. Буквально за три месяца они сумели поставить дуган, дом для ламы. Уже на Сагаалха здесь проводили обряд очищения Дугжууба.