Верховный суд Японии фактически расчистил путь для приведения в исполнение смертного приговора в отношении Сёко Асахара, бывшего лидера секты «Аум Синрикё» (признана террористической и запрещена в Российской Федерации). Собственно приговор был вынесен еще в 2004 году, в 2006 году была отклонена последняя апелляция, но адвокаты «гуру» заявили о плохом состоянии здоровья подсудимого. Якобы тот не мог стоять перед судом, имел проблемы со слухом и психикой. Уголовно-процессуальный кодекс Японии предусматривает отсрочку казни, если осужденный психически невменяем. Впоследствии к этим доводами добавилось соображение о том, что показания Асахары могут пригодиться для изобличения других обвиняемых, процессы над которыми шли до самого недавнего времени.

Всего неделю назад Верховный суд Японии отклонил жалобу на приговор бывшему члену секты Кацуя Такахаси, одного из организаторов теракта в Токио. В марте 1999 года террористы распылили боевой газ зарин в городском метро. Тогда погибло 13 человек, более шести тысяч пострадало. Такахаси также обвиняли в причастности к убийству сотрудника компании в городе Осака с использованием нервно-паралитического отравляющегося вещества VX, похищению и убийству токийского чиновника, взрыву в здании столичного правительства.

Такахаси скрывался 17 лет, и был пойман только в 2012 году. В 2015 году токийский суд признал Такахаси виновным в инкриминируемых ему преступлениях и приговорил его к пожизненному заключению. Защита обжаловала приговор, но на днях Верховный суд оставил приговор в силе. Таким образом, последний фигурант в деле о террористической организации был осужден, соответственно пропала необходимость в свидетельских показаниях Асахары.

Предполагается, что казнь лидера секты теперь не за горами. В то же время власти опасаются новых вылазок наиболее преданных ему экстремистов, как то было в 2000 году, когда москвич Дмитрий Сигачев, глава одной из российских ячеек организации Асахары, пытался осуществить серию терактов в Японии. Собрав внушительный арсенал оружия, Сигачев с единомышленниками из Приморья планировали атаковать станции метро, парк отдыха, торговые и коммерческие центры в Токио. После терактов они рассчитывали шантажировать правительство Японии и добиться освобождения Асахары. Весь этот бредовый замысел напугал даже японских последователей «гуру», и в конечном итоге, вероятно, не без их помощи был пресечен сотрудниками ФСБ. В России секта Асахары имела один из самых крупных филиалов, насчитывающий по некоторым оценкам свыше десяти тысяч последователей, в том числе пользующихся покровительством высокопоставленных чиновников.

Дополнительное беспокойство для Японского правительства сегодня доставляют действующие по сей день организации-преемники секты Асахары. Секта «Алеф», хотя и находится под гласным наблюдением разведки Агентства общественной безопасности Японии, но ведет довольно активную вербовку новых членов. Просочившиеся на днях в японскую прессу результаты наблюдения японской разведки показывают, что «Алеф» набирает неофитов среди людей до 30 лет. Поначалу им всем не говорят о преемственности от былой секты Асахары, но постепенно, в процессе вовлечения, новичкам внушают мысль о том, что газовая атака в Токийском метро было частью заговора с целью «подставить» организацию.

На сегодня «Алеф» насчитывает около полутора тысяч выявленных членов и среди них нередки хранения фотографий Асахары, празднования его дня рождения. По некоторым данным члены «Алеф» практикуют ритуальные обходы вокруг места заключения «гуру», называемые кинин. Действует также отдельная небольшая группа последователей, которая более выражено проводит политику почитания Асахары. Одновременно есть и отколовшаяся группа, отрицающая «наследие гуру».

Японская пресса сообщает, что в полиции и органах безопасности со всей серьезностью относятся к возможным террористическим актам. Особенно опасными могут стать акции в стиле «одинокий волк», или атаки смертников. Термин «одинокий волк» зародился после терактов ультраправых расистов в Южной Африке, Израиле и США, и применяется к тем видам нападений, которые организуются и осуществляются вне какой-либо организации силами одного террориста. Своевременное предупреждение таких вылазок чрезвычайно затруднено, поскольку внедренные агенты и информаторы в экстремистских структурах обычно мало чем могут помочь спецслужбам.