"Агрессивные волки и минимализм": В Улан-Удэ состоялась премьера нетленной классики
Главное Популярное Все Моя лента

"Агрессивные волки и минимализм": В Улан-Удэ состоялась премьера нетленной классики

Фото: Александра Данилова

Спектакль от режиссера из северной столицы пришёлся по вкусу местному зрителю

В эти выходные, 24 и 25 марта, в Русском драматическом театре имени Николая Бестужева была представлена премьера спектакля «Волки и овцы» по одноименному произведению Александра Островского.

Красивая и богатая вдова Купавина томится в ожидании любви. Вокруг нее кипят страсти, многие из её окружения мечтают прибрать её богатства в свои руки. Мурзавецкая путем подлога и запугиваний решает женить своего непутевого племянника на обеспеченной вдове. Но сердце молодой женщины отдано другому – расчетливому Беркутову из Петербурга. В результате пройдохи будут разоблачены, а более умный и коварный придет к своей цели.

Нетленная классика как никогда смотрелась актуально и живо.  Гротескные образы героев, минималистская сценография, оригинальные находки режиссера - всё это смотрелось динамично и зритель невольно ждал очередной сцены, актерская игра в этот раз выдалась своеобразной, вызывающей неподдельное чувство любопытства. Порой образ и произносимый текст существовали в разных плоскостях, словно речь была адресована не зрительному залу, а в вечность. Актеры произносили текст и будто боролись с чем-то тягостным, а где-то в середине спектакля главная героиня, так между делом, будто оправдываясь, признаётся: «Всего Островского и не переговоришь». Словно текст – это своеобразный персонаж, существующий отдельно от образа.  

Сценография первого акта была скудной, но это лишь на первый взгляд, серые стены и пол стали теми элементами, которые заменили лишнюю бутофорию. Интересно и то, что при разговоре Мурзавецкой с племянником, она сидит, а её собеседник присаживается на воображаемый стул. Когда же Мурзавецкая разговаривает с управляющим, он достает свой стул из-под пола и садится рядом. Сценография второго акта отличается роскошью, но в середине акта она будто разрушается, что указывает на неминуемые изменения.

Интересен и образ волка – символ агрессии, выступающий на стороне пьянствующего народа, в конце спектакля его убивает Беркутов. И зритель оказывается перед фактом, что убивают не кровожадного зверя, а друга Апполона Мурзавецкого – пропойцы, ведомого теми, кому это выгодно. Несомненно, он выступает слабым звеном, за которого решают все те, у кого есть власть - его тетка и холоднокровный Беркутов. Убийство волка – мрачная сцена, Мурзавецкий рыдает, народ побежден. На этой трогательной ноте спектакль завершается. 

Главную роль Меропии Мурзавецкой исполнил заслуженный артист Бурятии Леонид Иванов. Главная героиня получилась вполне мужественной с хриплым басом, и острым взглядом, не имеющая и толики женственности.

Как рассказал режиссер постановки Андрей Калинин (Российского государственного академического театра драмы им. А.С.Пушкина, г. Санкт-Петербург), в пьесе сосуществуют ряд персонажей, в которых преобладает ощущение внутренней пустоты.

- Люди пытаются заполнить внутреннюю пустоту, все время ищут какие-то манки, за которые могли бы уцепиться, дать себе жизнь. Но заполняют ее чёрт знает чем, и всё равно не испытывают радости от того, что получают. Все «сжирают» и уничтожают… А в душе снова пусто, и они в поисках новой цели. Это такой обманчивый процесс бытия, от цели к цели, а в итоге все равно - пустота. Где та мифическая гармония, баланс с самим собой, с окружающими тебя людьми, или природой, или еще (…) знает с чем, к которым мы так безнадежно стремимся, - рассказал Андрей Калинин.

Читать далее