Главное Популярное Все Моя лента

В Бурятии одна из красивейших деревень России утонет в фекалиях?

Фото: В. Дашиева

По словам местных жителей, с позволения их главы в черте поселения сливают отходы жизнедеятельности

Село Десятниково Тарбагатайского района в 2017 году стало одним из самых популярных туристических деревень России, наряду с сёлами в Татарстане, Карелии, Архангельской, Вологодской, Ярославской, Костромской, Мурманской, Новгородской и Псковской областях.

Рейтинг составили по результатам анализа данных предложений туров и региональных туристических офисов. 

Годом ранее Десятниково вошло в путеводитель по самым живописным деревням России, потому что сохранило самобытную архитектуру, красивый пейзаж и сельский уклад жизни. 

В наступившем 2018 году жители села обратились с письмом в редакцию «Информ Полиса». В нём они пожаловались на главу поселения Петра Родионова, который, по их мнению, не поддерживает сложившийся имидж деревни как одной из красивейших в стране. 

«Жижа скоро растает и потечёт в огороды»

Василий и Галина Лощенковы, написавшие гневное письмо, в начале года заметили автомобиль, едущий в сторону бывшей силосной ямы: 

- 29 января две машины с фекалиями слили туда, на следующий день я позвонил в сельсовет, чтобы рассказать об увиденном, - рассказывает пенсионер. – Спросил, кто позволил выливать содержимое своих туалетов к нам в деревню. 31 января пришло уведомление от главы поселения: «Место было отведено по поступившим заявкам от населения. Жители села, имеющие выгребные ямы, предупреждены о запрете слива отходов на территории поселения». Восьмого февраля опять вижу – две машины слили. Получается, отписался от меня глава? 

По словам другого жителя посёлка Романа Краснобаева, его дом находится в непосредственной близости с силосной ямой, и он с тревогой ждёт потепления: 

- Выходит, что вся эта жижа попадёт и ко мне в огород. Чтобы наказать кого-то – такие вопросы вообще не решаются. Весной здесь картина очень неприглядная. Сейчас всё под снегом, и не так заметно, - говорит мужчина. 

Василий Лощенков показывает "яму", в которую, по словам сельчан, сливались фекалии. Мусорные кучи недалеко от неё

Раньше в лесок над деревней местные жители ходили по грибы и ягоду. Теперь соседство со зловонным местом сделало лес непривлекательным для них. 

Напротив силосной ямы – «скелет» бывшего комплекса КРС, чуть дальше – свинокомплекс. Колхоз на селе был богатый, говорит Василий Лощенков. Сейчас, по мнению жителей, у села нет хозяина. 

Деляна на кладбище и «мёртвые» дома

Кто и зачем рубит деревья на местном кладбище? Кто должен убирать сваленные стволы? Ответы на эти вопросы также беспокоят сельчан, говорит Василий Лощенков: 

- За всё время, что я тут живу, на кладбище нашем никто даже ветку не сломал. Это святое место, и деревья на нём рубить нельзя. Приезжал участковый, лесная полиция. Но, как рубили, так и продолжают рубить. Не знаю, куда использовали срубленное. Сейчас тоже куча деревьев лежит, никто не убирает, - показывает пенсионер. 

Сельское кладбище превратилось в лесосеку

Другая проблема Десятниково – сгоревшие дома, которые уже много лет, как гнилые зубы, портят облик деревни. В обоих когда-то погибли люди, и теперь обугленные стены напоминают всем соседям о случившемся.

- Дома стоят уже десятки лет, и никому нет дела. Думаете, приятно жить рядом с таким местом и смотреть на эти головешки? – говорит майор милиции в отставке, бывший участковый Десятниково Иван Лаптев. 

Сгоревшие дома стали уже привычной частью местных пейзажей

Свалка у ручья

По словам активистов, как они себя называют, в прошлом году на ограждение местной свалки выделили 35 тысяч рублей. Вместо этого, мусор просто столкнули в овраг грейдером, утверждает Иван Лаптев. 

- А там ложбина, и весной весь мусор поплывёт в ручей, из ручья – в Селенгу. На санкционированную свалку никто не может проехать, всё замело. Глава мог бы вычистить путь к свалке, чтобы люди туда сбрасывали мусор. Или мог бы грейдером закрыть ложбину оврага, куда сейчас вывозится мусор. 

Овраг, в который сбрасывают мусор из Десятниково

Не согласны мужчины и с тем, как их глава пытался решить проблему отсутствия воды в деревне. 

- Перекрыв реку в надежде, что вода накопится и появится в скважинах и колодцах, здесь в итоге создали болото. Но вода так и не появилась, - разводит руками Василий Лощенков. 

Взрослого населения в Десятниково 460 человек, работать здесь негде, да и некому, говорят жители. У людей давно опустились руки, много из них пьющих, и наличие в списке красивейших сёл России не делает их жизнь лучше. 

Река, перекрытая дамбой.

Летом в образующемся болоте купаются сельские ребятишки

«Сами управляйтесь, как хотите!»

Мы заехали в сельсовет, чтобы услышать мнение самого главы, но на месте его не оказалось. Позже нам всё-таки удалось получить его комментарий.

По словам главы сельского поселения Петра Родионова, за время его работы на него написали целую стопку жалоб и анонимок. Кто их пишет, он прекрасно знает. Однако, говорит он, ни один из «активистов» не участвует в жизни села, не ходит на субботники и собрания, посему и не знает, как обстоят дела на самом деле. 

- По поводу слива фекалий, к депутату райсовета обратились люди, с просьбой выделить специальное место. Он попросил меня временно отвести под это укреплённую силосную яму, но от Лощенковых поступила жалоба, и мы сразу запретили слив. Сейчас никто туда ничего не возит, от силы сбросили две-три машины, в том числе и зять Галины Лощенковой, которая пожаловалась, - объясняет глава. 

Что касается несанкционированных свалок, их уборка, говорит он, происходит ежегодно: 

- У нас предусмотрены места временного хранения мусора – их два. В ближайшем будущем весь мусор будет вывозиться на перерабатывающий завод в Улан-Удэ. Поэтому мы временно складируем мусор в законном месте – в овраге. Он засыпан земляным валом, и оттуда вода никуда не впадает. 

Жалобы Лощенковых в различные инстанции объясняются их желанием «снять» действующего главу, уверен Пётр Родинов: 

- Я работаю уже 31 год, а они всё пишут и пишут на меня. Сама Галина Дмитриевна хотела занять моё место, ставила свою кандидатуру, теперь её дочь хочет. В общем, все, кто пишет на меня, ставили свои кандидатуры по нескольку раз. Я считаю, что это делается для того, чтобы умышленно дискредитировать доверие ко мне. 

Между тем, работа «активистов» - писать по любому поводу в различные ведомства, считает глава. 

- По поводу деревьев на кладбище. Такая история была в Нижнем Жириме, где также стоял лес рядом с могилами – так его сожгли! Сгорела тогда могила бывшего прокурора Бурятии Покацкого. В Десятниково спрос будет с меня: «Как ты допустил, чтобы сожгли кладбище?» Наше, например, уже дважды загоралось, и я решил освободить его от потенциальной опасности. Ведь нужно, чтобы между лесом и кладбищем обязательно был разрыв, - объясняет массовую вырубку Пётр Родионов. 

Засуха в Десятниково стоит 20 лет, воды здесь нет, лес почти вырублен. Осталось только сжечь деревню и кладбище, говорит глава поселения. 

- Я не могу этого допустить, ведь сам тут родился. Я один ничего не решаю, всегда советуюсь с депутатами и жителями села. Ежегодно в каждом сельском поселении района проводятся сходы и собрания. Статус одной из красивейших деревень России мы стараемся поддерживать. Проблем же у меня хватает: четыре кладбища, четыре моста, а сколько было наводнений, и никто мне не помог. Местное самоуправление по-русски называется просто «Сами управляйтесь, как хотите!» 

16 марта Пётр Родионов намерен дать более подробный ответ по жалобам семьи Лощенковых. По его мнению, люди не достаточно знают о работе главы поселения, и им стоит, если не помогать, то хотя бы не мешать ему её выполнять.

Комментарий Петра Родионова к письму Галины Лощенковой:

«На письмо жительницы села Десятниково Лощенковой Г.Д. и других «активных жителей села» сообщаю следующее: да, действительно я отвёл место временного слива отходов из выгребных ям жителям села, распоряжением № 25 от 25 декабря 2017 года по письму депутата райсовета Матвеева К.С. Это самое подходящее место: хороший подъезд, грунтовые воды залегают на глубине более 60 метров. Ранее там находилась силосная яма, куда закладывалось до 5 тысяч тон силосной массы с добавлением соли, селитры и других химических компонентов. Чуть ниже находился молочный комплекс на 300 голов КРС - это в сутки с одной головы 10-15 кг навозной массы и мочи плюс до 10 литров воды для подмыва коров и еще столько же для гидрослива и доставки отходов к жижесборнику. В сутки 300 голов * 30 литров = 9 000 литров, в месяц 40-50 машин. Далее свиноферма на 5-6 тысяч свиней. Это еще больше воды и жижи. Там же находился и кормоцех, который ежедневно сбрасывал по несколько тонн грязной воды. Добавим сюда склад минеральных удобрений и 15 теплиц – одним словом, село должно было утонуть за месяц, но вода в колодцах чистая, катастрофы не было, и сейчас нет. Никто в то время никуда не жаловался. Жители села сами вылили 4 машины по 4 тонны жижи в силосную яму. Решение администрации отменили по настоянию мужа Лощенковой Галины – теперь будут выливать куда попало, пока их не поймают и не оштрафуют. 

По вырубке деревьев на кладбище – это исполнение решения Совета депутатов поселения от 17 марта 2017 года № 104 «О проведении субботников по очистки кладбища». Вырубка леса проводится во избежание пожаров и улучшения подъездов для очистки территории кладбища от мусора. Оно стало зарастать лесом 15-20 лет назад. На «Десятниковском» кладбище никогда не было леса, тем более во время войны – нашему кладбищу 250 лет. Из 800 жителей села на очистку кладбища ежегодно приходят 18-20 человек. Автор письма и другие «активные жители» никогда не участвовали в очистке территории кладбищ, улиц, речек, свалок и других мероприятий в селе, ни разу не были на сходах села, где можно задать любой вопрос, а они пишут только жалобы и кляузы. 

У нас нет свалок мусора. Есть два места временного хранения мусора по 1 га – в селе Десятниково и Бурнашево, отведенные еще в 90-е годы. В ближайшие годы их закроем и проведем рекультивацию, а мусор будем отвозить за установленную плату на полигоны. Никаких трупов животных на свалке нет, для этого есть скотомогильник. Утилизация отходов – это главная проблема не только сельских поселений, но и всей страны. От каждого жителя зависит среда его обитания. 

Да, в селе стоят два обгоревших дома, но владельцы домов то меняются, то не появляются здесь по нескольку лет. Найти их не может и налоговая служба. Самовольно разбирать чужое имущество – это уже самоуправство».

Читать далее