Профессия наизнанку
7029

Бурятский криминалист - об отпечатках, следах крови и инсценировках по уголовным делам

Владимир Раднаев рассказал, почему в республике мало следователей-криминалистов и как они работают

Фото: В. Бальжиева

Владимир Раднаев — старший следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СК России по Республике Бурятия, майор юстиции. Его должность — мечта многих обычных следователей, поскольку считается довольно высокой, если не сказать элитной. Попасть в подразделение криминалистики может не каждый, как, впрочем, и справиться с этой работой. На всю нашу республику всего шесть следователей-криминалистов.

Попасть может не каждый

В здании, где работает Владимир Раднаев, свой порядок. В одном кабинете стоит камера на штативе, на столе — детектор лжи с напульсниками. В другом треть помещения занимает огромный ящик, похожий на холодильник. В третьем — шкаф со странным набором предметов. С виду не все они похожи на орудия убийств, но таковыми всё же являются.

— Владимир Валентинович, как и почему вы пришли в профессию? Через что нужно пройти, чтобы стать следователем-криминалистом?

— Мои родители оба юристы, поэтому, можно сказать, я пошёл по их стопам. Отец работал следователем прокуратуры в начале 70-х годов. Ещё студентом в институте я начал работать в районном суде, прошёл там все вспомогательные должности сотрудника аппарата суда — был и специалистом, и секретарём судебного заседания, и помощником судьи. После принял решение перейти во вновь созданную структуру — Следственный комитет. Это было в 2012 году. О том, что пойду в юриспруденцию, я знал ещё со школьной скамьи.

Когда я пришёл в Следственный комитет, мне было 29, я считался довольно возрастным сотрудником. Меня сразу направили работать в Баргузинский межрайонный следственный отдел старшим следователем. Спустя полгода меня направили в Гусиноозёрский межрайонный следственный отдел, где я сначала работал старшим следователем в Селенгинском районе, а затем — в Иволгинском.

Попасть в наше подразделение — отдел криминалистики — может не каждый. Сначала нужно проявить себя в работе обычным следователем, показать углубленные познания в тактике, технике и методике расследования, в организации и проведении сложных следственных действий и назначении экспертиз. Продемонстрировать на практике другие профессиональные навыки, в том числе по обнаружению следов преступлений, их сохранению и изъятию.

Важно не количество лет, которые ты отработал, а в целом твой опыт — профессиональный и жизненный. За время работы я дважды занимал третье место в конкурсе как лучший следователь Бурятии — в 2013 и 2014 годах. Это было, когда я работал в Гусиноозёрском межрайонном следственном отделе, который обслуживал Иволгинский и Селенгинский районы. Сейчас в них образованы самостоятельные следственные подразделения.

Попасть в подразделение криминалистики может не каждый, как, впрочем, и справиться с этой работой. В Бурятии следователей-криминалистов всего шесть

В таких конкурсах оцениваются и количество расследованных дел, и их категория. Больше ценится, когда ты заканчиваешь сложные многосоставные дела, в том числе с несколькими фигурантами. Когда делаешь это в короткие сроки. В этом случае будет торжествовать основной принцип уголовного судопроизводства – неотвратимость наказания. Важно качество предварительного расследования. Допустим, если дело возвращается для дополнительного расследования, это означает, что есть недостатки, а значит, тянет тебя вниз в рейтинге среди других следователей.

Среди первых на месте преступления

— О вашей профессии большинство обывателей знают немного. Например, что следователь-криминалист выезжает на место преступления и собирает улики. Что ещё следует знать о вашей работе?

— Изначально в 1954 году приказом генерального прокурора была создана служба прокуроров-криминалистов. Наша профессия так и называлась — прокурор-криминалист. Потом произошла реорганизация следственных органов прокуратуры, образовался Следственный комитет, и эту должность переименовали в следователя-криминалиста. Наша задача состоит в курировании расследования особо тяжких преступлений, совершённых в условиях неочевидности — когда преступник изначально неизвестен и нет явных очевидцев. Также на нас лежат вопросы организации взаимодействия с экспертными учреждениями, с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Кроме того, мы контролируем расследование нераскрытых преступлений и помогаем следователям территориальных подразделений.

На преступления против личности — убийства, изнасилования — мы выезжаем непосредственно в составе следственной группы. Мы должны быть среди первых, чтобы на месте преступления не затоптали следы, не привнесли лишних следов и так далее.

— У вас большой коллектив?

— Буквально года два назад на всю республику нас было четыре сотрудника — три старших следователя-криминалиста и один следователь-криминалист. Сейчас добавили ещё две ставки следователей-криминалистов, в итоге шесть сотрудников. Теперь каждого по три, плюс у нас в отделе два специалиста-полиграфолога, инспектор отдела криминалистики, заместитель руководителя и руководитель отдела.

— Нехватки кадров нет?

— В отделе криминалистики её никогда не бывает, потому что попасть к нам очень сложно (улыбается). Тебя сначала изучают со всех сторон, проверяют твою прошлую работу, заслуги. Коллектив у нас очень слаженный, все мы сработались, поддерживаем друг друга, взаимно участвуем в выполнении поставленных перед нами задач. Мы часто выезжаем в командировки, местом которых может служить как любой район республики, так и любой регион нашей страны.

— Что вы делаете в поездах по России?

— Сейчас очень распространены интернет-преступления. Очень часто в половой сфере в отношении детей. Когда такое происходит, дело сразу ставится на контроль, так как такие преступления против детей относятся к категории особо тяжких. По таким делам помимо обычных криминалистических методов расследования нам также приходится вникать в тонкости IT-технологий, чтобы найти преступника по «следам» в интернете. Как правило, задержания производим в других городах.

Как проявляют невидимые отпечатки

— Расскажите, как вы изучаете следы с места преступления. Что вам для этого нужно?

— Вообще, следователь-криминалист, приезжая на место преступления по делам об убийствах, сразу может сказать, к примеру по следам крови (изменению, происходящему с кровью в окружающей среде), когда совершено преступление, каков характер и механизм образования повреждений у потерпевшего, вид орудия преступления и т. д. По различным следам на месте происшествия можно определить первоначальную картину преступления, которая в последующем дополняется результатами других следственных действий — допросов, экспертиз. Но от того, насколько правильно на первоначальном этапе ты по имеющимся следом воссоздал эту картину и сформулировал модель преступления, выдвинул версии, в дальнейшем зависит результат всего расследования.

Для определения биологических следов, которые нельзя увидеть невооружённым глазом, есть специальное оборудование. Например, если преступник смыл следы крови с пола, применяется криминалистический свет, и в ультрафиолетовом диапазоне мы можем найти биологические следы даже в щелях между досками пола и других местах, где при обычном освещении их не видно.

Отпечаток пальца — это, по сути, жировой след, и мы можем обнаружить его, как правило, на более-менее гладкой поверхности. А на бумаге, ткани и других пористых поверхностях обнаружение таких следов вызывает проблемы. Хотя с развитием различных технологий и этот вопрос вскоре решится.

Традиционно предметы, на которых могут быть отпечатки, помещаются в обычный пакет. Но при этом есть риск, что этой упаковкой следы сотрутся с выпирающих поверхностей. Поэтому мы стараемся изымать и помещать такие предметы в твёрдую упаковку, которая не соприкоснётся с предметом. Есть отпечатки, на которые не садится дактилоскопический порошок. Например, когда след пальца старый, высохший или затёртый. Для обнаружения и фиксации таких отпечатков мы используем цианкрилатовую камеру (тот самый ящик, похожий на холодильник. — Прим. авт.). В неё встроен увлажнитель воздуха, который увлажняет след, после чего происходит его окуривание парами цианкрилата. Так следы становятся видны и уже не затираются.

Определить пол, возраст, расу человека

— Сравните криминалистику того времени, когда вы только начинали, и сегодняшнюю. Что поменялось?

— Криминалистическая техника постоянно совершенствуется, потому что и преступность становится всё более интеллектуальной — всё чаще в сфере IT. С принятием закона об обязательной геномной регистрации упростился процесс изобличения преступников, оставивших биологические следы на месте происшествия. Появляется больше учреждений, где проводятся генетические экспертизы.

Если раньше эксперты, исследуя кровь в рамках биологических исследований, могли установить только ее группу, то в настоящее время геномная экспертиза может определить пол, возраст, расу человека, чей биологический след был найден на месте преступления, а также идентифицировать преступника при изъятии у него материалов для сравнительного исследования.

— Расскажите о самых интересных случаях из вашей практики.

— Несколько лет назад мы искали насильника, напавшего на несовершеннолетнюю девочку в Улан-Удэ. После изнасилования преступник пытался задушить жертву, а когда она притворилась мёртвой, убежал в частный сектор и скрылся среди домов. В ходе следственно-розыскных мероприятий мы применили специальное криминалистическое оборудование, позволяющее определить местонахождение в определенном радиусе систем видеослежения. Как правило, в частном секторе это были уличные видеокамеры с регистраторами. По видеозаписям с камер, которые обнаружило это устройство, мы и установили путь насильника. Через всю Комушку мы вышли к его дому и встретили на пригорке — он шёл из дома и прямо упёрся в нас, не заметил. В ходе допроса девушка подробно описала его внешность и одежду. При встрече с преступником мы поняли, что совпадает абсолютно всё. Там же его и взяли.

Было бы отлично, если бы у нас, как в Москве, появились камеры с системой распознавания лиц. Это облегчило бы поиск преступников.

— Чем вы заняты, когда не выезжаете на места преступлений?

— Методическими рекомендациями для следователей, выполняем поручения центрального аппарата и коллег из других регионов — когда, например, житель Бурятии привлекается к ответственности в другом субъекте, мы помогаем собирать о нём сведения или опрашиваем кого-нибудь. Так же и они нам помогают.

В 2017 году произошло одно из первых половых преступлений в сфере IT. Преступник находился в другом регионе и совершил развратные действия в отношении девочки из Улан-Удэ — проще говоря, присылал ей фото своих половых органов. Мы пытались выйти на него по IP-адресу, но он использовал различные приложения-анонимайзеры. Для нас тогда это было в новинку. Но, организовав взаимодействие с администраторами социальной сети, мы все же смогли изобличить преступника.

Что лежит в чемоданчике криминалиста?

— Какие предметы, инструменты вы используете в своей работе?

— У всех следователей есть следственный чемоданчик. Некоторые комплектуют его самостоятельно, как им удобно. У меня в нём обязательно упаковочный комплект — бумажный и полиэтиленовый, линейка офицерская для составления схемы места преступления, ватные палочки, бинт, набор бланков, инструменты вполне обычные: пинцет, рулетка, линейка, плоскогубцы, отвёртка, молоток. Большинство этих предметов используется для изъятия следов преступления. Когда биологические следы неотделимы от поверхности, приходится изымать их вместе с частью этой поверхности, к примеру, выпиливать доски пола.

Не зная Владимира и заглянув в его следственный чемоданчик, можно решить что он либо слесарь, либо маньяк. Весьма хозяйственный и чистоплотный.

— Выглядит устрашающе, если не знать, чьё это.

— Почему же? Можно решить, что я слесарь, например (смеётся). Всё это нужно для сбора материалов, смыва следов и так далее. Обязательно используем фото- и видеосъёмку. Пробирки и реактивы мы с собой не носим — они в лаборатории.

— В последнее время всё чаще раскрываются преступления, которые не могли раскрыть десятилетиями, и теперь преступники благодаря экспертизе ДНК получили наказание.

— Да. Этим летом в суд направили уголовное дело 2006 года, когда житель Бурятии убил воспитательницу. В ходе инвентаризации камеры хранения вещественных доказательств нашли шапку предполагаемого убийцы, которую он обронил на месте преступления. Следователь назначил генетическую экспертизу, с помощью которой удалось установить генотип преступника. Этот человек ранее был судим, поэтому  сведения о нем помещены в соответствующую геномную базу данных. При сравнении с ней генома, выделенного из следов в шапке, удалось найти совпадение и идентифицировать преступника.

Скрыть убийство огнём

— Примеры инсценировок, которые удалось разоблачить.

— Часто следы убийства пытаются скрыть путем поджога помещения, где было совершено преступление. Для того чтобы включиться в расследование таких преступлений, следователи Следственного комитета всегда выезжают на места происшествий по сообщениям о пожарах с погибшими. На месте осматривается тело, определяется наличие внешних повреждений. Затем назначается судебно-медицинское исследование. Если при его проведении установлено, что человек скончался еще до начала пожара в результате преступных воздействий, то возбуждается уголовное дело и проводится расследование. Поэтому, как правило, скрыть преступление таким способом никому не удается.

В практике бывали случаи, когда после совершенного убийства преступник прятал тело, а затем пытался запутать следователя, сообщая, что человекуехал в другой город, к примеру, на заработки. В случае безвестного исчезновения человека, когда имеющиеся сведения указывают на то, что в отношении него могло быть совершено преступление, также возбуждается уголовное дело.

Конечно, следователь обязан проверить и версию с отъездом, но также отрабатывает версию об убийстве, при этом проводится проверка всего окружения исчезнувшего. Нередко бывало так, что тот, кто говорил об его отъезде, в итоге оказывался убийцей. Изобличить таких преступников часто помогали результаты психофизиологических исследований, проводимых с помощью полиграфа.

Работа вас ждёт интересная!

— Что должны знать сегодняшние студенты, которые мечтают стать криминалистами?

— Вы должны будете выполнять свою работу, не считаясь с личным временем. Будьте готовы к напряженному графику труда, с конкретными сжатыми сроками выполнения поставленных задач. Поначалу придётся нелегко — как физически, так и морально. Но работа вас ждёт интересная! И с каждым оконченным уголовным делом вы будете расти в профессиональном плане, набираться опыта, который в будущем позволит вам легче раскрывать и расследовать самые сложные преступления. И возможно, именно вы пополните ряды следователей-криминалистов.

Справка
19 октября отмечается День образования службы криминалистики. Становление службы криминалистики началось в 1954 году, когда прокуратурой СССР была утверждена инструкция о работе прокурора-криминалиста. При создании Следственного комитета РФ служба криминалистики полностью перешла во вновь образовавшуюся структуру.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях