экология
2680
2

Власти Улан-Удэ рассматривают кардинальные варианты решения проблем грязного воздуха

Один из них предусматривает снос всех частных домов на Левом берегу

Фото: russianstock.ru

Мэр Улан-Удэ Игорь Шутенков представил главе республики Алексею Цыденову проект комплексного плана по снижению вредных выбросов в атмосферу. В дальнейшем его должны утвердить в Москве. Ранее столицу Бурятии включили в федеральный проект «Чистый воздух». Чтобы получить финансирование в рамках этой программы, к июлю 2023-го нужно подготовить всю необходимую документацию и сформировать бюджетную заявку. Сроки, по словам градоначальника, сжатые. К тому же есть населённые пункты, которые стали участниками проекта гораздо раньше, но пока не получили ни копейки, поскольку вовремя не предоставили документы.

Сейчас федеральное финансирование – единственный способ решить проблему грязного воздуха в Улан-Удэ.  

- Один пункт выполнен – нас включили в федеральный проект. Теперь главное – усилиями множества министерств и ведомств детально проработать все пункты нашего плана, – пояснил Шутенков.

По данным Байкальского института природопользования (БИП) СО РАН, в загрязнении воздуха в столице республики виноват, прежде всего, частный сектор – на его долю приходится почти 2/3 всех выбросов, или более 48 тысяч тонн в год. Только на Левобережье находится 27 тысяч домов. Из них 11 тысяч – в Советском и 16 тысяч – в СНТ Иволгинского района. В предыдущий отопительный сезон концентрация бензапирена в Улан-Удэ превышала норму в 30 раз.

- Мы единственный город в России, где 67 тысяч частных домов, отапливающихся дровами и углём. Единого решения проблемы загрязнения атмосферы Улан-Удэнской агломерации нет. Очистить воздух можно только благодаря комплексу мер – от правового регулирования ТЭЦ и автономных кочегарок до реконструкции электросетевого хозяйства и котельных для производства бездымного топлива. Сейчас мы нацеливаемся на экологическое обоснование всех пунктов плана. Это очень важно. Все предложения должны быть подкреплены расчётами экологов, – подчеркнул мэр.

На совещании прозвучало, что реконструкция электросетей для перевода частного сектора на электрообогрев обойдётся в 5 миллиардов 800 миллионов рублей. На строительство сетей газоснабжения потребуется не менее ста миллиардов, а теплоснабжения с разводкой по частным домам – 116 миллиардов. Есть и ещё один вариант – снести все частные дома на Левом берегу, Комушке и в других микрорайонах и расселить людей. Цена вопроса – 147 миллиардов рублей и два с половиной миллиона квадратных метров нового жилья.

Власти склоняются к переводу частного сектора на электрообогрев, но это намного дороже угля и дров. Сейчас чиновники думают, как сделать, чтобы люди платили за отопление столько же, сколько и сейчас. Они обсудили расширение или сдвижку по часам «ночного тарифа» для населения, а также субсидирование тарифов на свет, которое потребует не менее полумиллиарда рублей в год.

Комплексный план предусматривает и внедрение технологий бездымного топлива. Опыт Красноярска доказал, что это эффективно влияет на снижение выбросов в воздух в сибирских городах. Улан-Батор, окружённый кольцом из 200 тысяч юрт, полностью победил смог благодаря такому топливу и субсидированию электроотопления.  

В завершение полуторачасового совещания глава Бурятии поручил продолжить работу.

- Представленную программу мы берём за основу. Но для того, чтобы обеспечить предложенные мероприятия финансированием, надо работать дальше. Наша доказательная база должна быть безупречной, – отметил руководитель региона.

Плата за дым

Проблема чистоты воздуха в Улан-Удэ встаёт ребром с наступлением холодов каждый год. Кто-то, по традиции, грешит на частные дома, кто-то – на ТЭЦ, кто-то – на местные предприятия. Сегодня углём и дровами в бурятской столице отапливается несколько десятков тысяч домов. При их горении образуются канцерогены. Поскольку город расположен в Иволгино-Удинской межгорной впадине, циркуляция воздуха затруднена. Из-за этих особенностей ландшафта вредные вещества скапливаются в приземном слое атмосферы, а при высокой влажности и вовсе образуется смог.

Кроме того, многие «частники» используют самодельные печи и котлы, которые не обеспечивают полное сгорание топлива из-за различных эксплуатационных ограничений. Это тоже не лучшим образом сказывается на состоянии воздуха. К примеру, использование угля приводит к выбросам серы и других токсичных загрязнителей. Даже при хорошем сгорании эти загрязняющие вещества не разрушаются. Они оказывают негативное влияние на сердечно-сосудистую и дыхательную системы и способствуют развитию онкологических заболеваний.

То, что зимой Улан-Удэ затягивает удушливой пеленой от многочисленных печек и котлов, для властей, конечно же, не секрет. Чтобы уменьшить вред от использования угля, Минприроды Бурятии неоднократно призывало улан-удэнцев, проживающих в домах с печным отоплением, переходить на те же топливные гранулы, древесные брикеты (так называемые евродрова), газ или же вовсе на централизованное отопление. Но к такому бремени люди оказались не готовы.

Улан-удэнский смог – не такой знаменитый, как улан-баторский, который вывел столицу страны в мировые лидеры по загрязнённости, однако не менее опасный. Тем не менее, в Монголии проблему давно решили на законодательном уровне. В Бурятии же пока только собираются и то залезая порой в карманы населения. Так, летом 2020-го в качестве выхода из ситуации ТГК-14 предложила брать плату с жителей частного сектора. Там считают, что нужно ввести налог за выбросы для частных котлов и домов с печным и твёрдотопливным отоплением. Однако глава Бурятии придерживается другой позиции.

- Прежде, чем вносить какие-то требования, нужно сначала дать альтернативу. Когда мы дадим экономически доступную и экологически чистую альтернативу, тогда, наверное, и будем вносить требования о переходе на экологически чистый вид топлива. Но до этого никаких требований не будет, – заявил ранее Алексей Цыденов.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях