интервью
14596
25

Баир Жамбалов: «Друзей меньше не стало»

Известный в Бурятии политик, оказавшийся на скамье подсудимых, ответил на вопросы корреспондента «Информ Полиса»

Фото: С. Базаров

Судебное дело по громкому ДТП, случившемуся  5 января 2020 года в Прибайкальском районе, идёт к завершению. Тогда погибла девушка, а фигурантом уголовного дела оказался высокопоставленный чиновник Баир Жамбалов. За судебным процессом следит чуть ли не вся республика, люди ждут решения суда, который окончательно расставит точки над i. 

На всех процессах присутствовали наши журналисты, которые максимально точно передавали всё, что происходило на суде, при этом Баир Жамбалов, в отличие от Максима Бурчевского, никогда не давал комментарии по итогам судебного заседания. И все же, за несколько дней до судебного заседания, где будут заслушиваться прения сторон, нам удалось взять эксклюзивное интервью у Баира Жамбалова. 

- Баир Владимирович, давайте вернёмся к событиям годичной давности? 

- Мы с сыном всё время ехали впереди. Когда позвонил Галуст Пилосян и попросил вернуться назад, не объяснив причины, мы, кажется, притормозили, и только после второго звонка, когда он сказал, что произошло ДТП, мы развернулись и поехали обратно. Не доезжая несколько километров до места ДТП, мы встретили нашу машину, развернулись и встали за ней сзади. При встрече Пилосян объяснил, что сбили человека, что на место ДТП подъехали ещё три автомашины, и они вызвали «скорую». Мы же решили, что быстрее будет привезти медработника самим из ближайшего села, поэтому одна машина поехала на место ДТП, а мы во второй машине поехали за медиком. Ошибка была в том, что мы не сориентировались и перепутали поворот. Поэтому я не мог покинуть место ДТП, потому что там я не был.

- Почему вы не вызвали санавиацию? 

- Во-первых, я ни разу не вызывал санитарную авиацию и не знаю, как это делать. Во-вторых, думали, что «Скорая помощь» уже вызвана и остаётся срочно привезти врача для оказания помощи пострадавшей. 

- Почему не было видеорегистратора ни в одной машине? 

- Очень сожалею, что не было видеорегистратора, тогда бы не было всей этой полемики, всё бы давно встало на свои места. Теперь я однозначно куплю и поставлю видеорегистратор. 

Многие обсуждают некоторые подробности вашего уголовного дела, которые стали известны совсем недавно. Это данные   специализированного  подразделения оператора сотовой сети, которые получены по запросу суда.  Почему они  появились сейчас? 

- Технологическая расшифровка местоположения абонентов сотовой связи и результаты пришли недавно. У той сотовой вышки, которая обеспечивает сотовую связь на автодороге, три антенны. Без вариантов ответ на запрос говорит, что в момент ДТП мы с Пилосяном были далеко друг от друга - сотовая связь между нами была из разных секторов. Это объяснил на суде пришедший специалист из «Теле-2», расшифровав ответ из Нижнего Новгорода по местонахождению абонентов в момент соединения. 

- Вопрос вам от журналиста, который каждую неделю ездит на суд. Сильно бросается в глаза, что вы не здороваетесь даже с потерпевшим.  Почему? 

- Я пытался найти контакт с Максимом Бурчевским, но он отреагировал крайне негативно. В последующем при встречах его адвокат отвечал на мои приветствия, а сам Максим Бурчевский не реагирует и даже не смотрит в нашу сторону. 

- Что вы думаете об отказе Бурчевского в требованиях морального вреда? 

- Ранее он выдвинул три иска по десять миллионов рублей каждый. На последнем суде он отозвал два из них и оставил иск к дяде. Это личное дело Максима Бурчевского. 

- Знаете ли вы о хейте в социальных сетях? Что об этом думаете? 

- По решению суда у меня есть ограничение, поэтому я не пользуюсь интернетом и социальными сетями. 

- Многих наших читателей интересует модель вашего айфона, на котором нет памяти на звонки. 

- Это айфон шестой модели, подаренный моими детьми шесть лет назад на мое пятидесятилетие. Да, действительно, памяти в 15 гигабайт порой не хватало, приходилось чистить и удалять фотографии, сообщения, эсэмэски. 

- Сказалось ли произошедшее на работе членов вашей семьи? 

- Нет. А почему это должно сказаться на их работе? Я не считаю себя виновным, и нет причин для ущемления их прав. 

- Если бы трагедия произошла сейчас, то действовали бы вы по-другому? 

- Просто лучше бы не было этой трагедии. 

- Считаете ли вы, что необходимо ужесточить или смягчить законодательство в области нарушений ПДД? 

- Законодательство в этой части достаточно жесткое. Мое мнение, что не стоит ужесточать. А в отношении исключения возможных ДТП, наверное, стоит прорабатывать и вносить изменения в части технических стандартов и регламентов, в том числе максимально развести потоки людей и транспорта, чтобы не пересекались на дороге. 

- Верите ли вы в бога? 

- Я - буддист, это мои взгляды и воспитание моих родителей. 

- Каким будет ваше последнее слово в суде, что вы скажете? 

- Я не виновен. 

- Планируете ли реабилитироваться в политике Бурятии в случае оправдательного приговора? Или наоборот – вам не хочется этого и, может быть, планируете переезд? 

- Пока ничего не планирую. Переезд однозначно - нет. У меня мама – инвалид первой группы, за ней требуется постоянный уход. 

- Как прошёл ваш год? Чем вы занимаетесь? Сильно ли страдали от ограничений? 

- Домашний арест ограничивает многое из обычной жизни. В силу ограничений многие функции по ведению домашних дел перешли на меня, также ухаживаю за мамой, читаю, учусь, работаю над собой. 

- Нет ли у вас обиды нанекоторых своих партийных коллег, которые резко высказались о произошедшем? 

- Обижаться не на кого, жизнь идёт своим чередом, в любой ситуации мы все должны извлекать уроки и делать правильные выводы. 

- Стало ли после произошедшего меньше друзей? Может быть, с потерей влияния пропали и люди, которые были вам близки? 

- Друзей меньше не стало, это точно. Благодарен своим землякам, которые всячески поддерживают меня. Заходят коллеги, друзья, общаемся.

Автор: Сергей Базаров

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях

Читайте также