суд
17290
13

«Это был Пилосян»: Баир Жамбалов не признал свою вину в ДТП, в котором погибла 17-летняя девушка

В Прибайкальском районном суде показания дал бывший вице-спикер парламента Бурятии

Фото: infpol.ru

В четверг, 8 апреля, в Прибайкальском районном суде выступил бывший вице-спикер Народного Хурала Бурятии Баир Жамбалов. Он является обвиняемым в громком деле о смертельном ДТП у села Батурино, которое произошло в январе прошлого года. Напомним, что под колесами внедорожника, принадлежавшего родственникам Жамбалова, погибла 17-летняя девушка Галя Бурчевская. 

- Сущность предъявленного обвинения понятна? – задал подсудимому вопрос судья. 

- Да, - ответил тот. 

- Вы признаете свою вину? – спросили у Баира Жамбалова. 

- Нет, - ответил он.

Поменялись машинами

После этого его попросили рассказать об обстоятельствах, связанных с рассматриваемым уголовным делом. 

- Я на 5 января не планировал рыбалку, накануне (4 января) я находился на родине в селе Тэгда Хоринского района, выезжал из леса и позвонил коллегам бывшим, с которыми мы в совхозе с 70-го года работали. А они мне сообщили, что находятся на озере Котокель. Ну и пригласили. Мы с ними периодически выезжаем так отдохнуть, приехал уже поздно вечером, по дороге позвонил Цырендоржиеву Баиру, а предварительно позвонил Семенову… Или до этого мне Семенов говорил, что на Котокеле ловится лучше на северной стороне. Я сам особо не рыбак, и он просил 2-3 литра взять бормаша. Я ночью приехал только в 11 вечера. После этого я съездил в баню на Бурвод и очень поздно уснул, поздно тоже сын пришел (он с работы очень поздно приходит), он интересовался куда-куда на рыбалку, поскольку у него на завтра был выходной, а они без разрешения не могут выехать, сказал, что он может тоже приедет, если найдет машину. В 6 утра я забрал Цырендоржиева, потом Хунгеева, ну и выехали на Котокель. По дороге заехали покушать и утром (не знаю, во сколько), может ближе к обеду, подъехали на северную часть Котокеля. Ранее я не бывал там, по машине определили, где это, народу много. Подъехал туда, встретил Семенова, они там с сыном рыбачили. По дороге Хунгеев нам объяснил, что он купил ручной ледобур, объяснил, как рыбачить – побольше лунок, подальше друг от друга и часто ходить между ними. 

- Давайте ближе к делу, пожалуйста, - перебил его судья. 

«Позвонил и сказал, что совершил ДТП»

- Рыбалка пошла, поставили палатку, у Цырендоржиева оказалась маленькая – одноместная, треугольная, чуть больше этой трибуны, и все разошлись туда-сюда. Ближе к обеду подъехал Александр (сын) с Пилосяном, и мы рыбачили недолго. Начало смеркаться и клев был не очень хороший, по горам шел снег. Мы осматривали машину Пилосяна. Он в мою садился, я в его, она у него очень такая последней или предпоследней комплектации, там даже массаж есть на кресле, и машину осматривали, я говорю: «Давай я попробую на твоей машине». Сел я рядом с сыном. Пилосян поехал на моей машине. Мы кресло уронили и там такой большой дисплей мультимедийный, и он включал мне разные варианты – поясницу, шею, чуть ли не голову, а так как я не отдыхал до этого два дня, не было домашних условий, то уснул в дороге. Где-то мы потом остановились, я проснулся, это было кафе «Автостоп», что ли, в Гремячинске. Сын пошел в туалет, они отстали, мы подождали и дальше двинулись. Ехали, ехали, проехали Батурино, я в лежачем положении уснул. Меня разбудил звонок телефона. Я посмотрел – это был Пилосян. Он сказал «Возвращайтесь обратно». Ничего не объяснил, мы еще маленечко проехали, потом я сына попросил, он остановился у обочины, и он опять позвонил и сказал: «Я совершил ДТП». Мы развернулись и поехали, я еще не знал, что там за ДТП. Быстро ехали и сын проскочил. Пилосян-то уже не на месте был ДТП, знали, что в районе Батурино. И когда мы ехали, он уже не ехал, а стоял. Мы его проскочили, потом развернулись и встали сзади. Я вышел, они вышли. 

- Фамилии называйте. Кто «они»? 

- Они - это Пилосян, Цырендоржиев и Хунгеев, по-моему, выходил, я осмотрел машину, капот сильно помятый, он говорит: «Я сбил человека». Я спросил: «Почему уехал?». Он сказал, что машины следом несколько, они вызвали «Скорую», он был в очень взволнованном состоянии и его трясло. Надо «Скорую», быстрее помочь, я тоже спросонья, у меня работа - я раньше работал в комитете по территориальному развитию, там письма и жалобы шли, - но я по этой трассе раньше сильно не ездил.

Баир Жамбалов рассказал, что знал, где находится Карымск, что там есть мост. За руль «Прадо» сел Пилосян и поехали туда. 

- Мост я увидел и подумал, что это отворот на Карымск. Я говорю, давай сюда. Поехали. Ехали, ехали, дорога что-то там, подозрительно… Потом получше стала. Потом чувствую, что-то не то – долго едем. Остановил он, я попросил его остановить, выключить, послушать. Темно, может что слышно где. Ничего не слышно. И машина не завелась. Такое ощущение, как будто аккумулятор сел. Что делать, быстро мы собрались, машину закрыли и пошли обратно. А прежде чем отъезжать оттуда, мы сына с Цырендоржиевым отправили. Я говорю, езжай на место ДТП, посмотри, может там чем-то можно помочь. Пилосян объяснял, что сбил человека. Конкретно не говорил, кого там, что там. Мы вот шли, я успел позвонить Александру, и телефон сел. А они там на месте стояли недалеко от Батурино, или на перекрёстке, они развернулись, поехали и не могли поворот наш найти. И мы вот сколько там километров пешком шли. Пилосян несколько раз упал, стукнулся головой, я поднимал его. Хунгеев вообще отстал. Потом видим свет машины буквально недалеко от нас. Развернулся и поехал обратно. Телефоны сели, я сюда телефоны в подмышку затолкал – айфон сразу на морозе садится. И давай кричать, ночью-то нас не видно. Они в общем обратно уехали. Когда телефон отогрелся, я дозвонился и сказал, что они до нас немного не доехали. Они снова вернулись, мы потом сели и поехали в Турунтаево. Они сказали, что всё там, что они подъехали... Бурчевская была накрыта. Ну, это как бы уже значит, всё уже, наверное. Человек уже умер. Мы и не стали даже… Там народу было. Мы поехали в Турунтаево, я говорю, надо теперь в милицию. Галусту Манвеловичу говорю. Ну, в Турунтаево я знал администрация где, и по этой улице поехали – ничего похожего нету. Людей, главное, нет. Проскочили туда до конца по этой улице, развернулись обратно, а там в магазине свет горел, справа магазин был на развилке. Оттуда вышел выпивший мужчина, нам объяснил, мы сели и поехали. Выехали обратно на перекрёсток, в сторону завернули, где развилка на администрацию. В сторону северной улицы. Туда проехали, посмотрели, до конца улицы доехали, развернулись. В какой-то момент мы доехали до больницы, чтоб конкретно узнать. Там стояли мы долго. Потом мы очутились возле ДК, там вроде и освещение, и народ ходит. Там молодые девушки были, показали, где милиция, мы подъехали к милиции. Мы с Пилосяном зашли, подождали, начальство пришло. Уже поздно было. Кого-то вызывали. Сразу Пилосяна увели на допрос. Я ушёл в «Туарег», мы сидели в «Туареге». Потом Следственный комитет приехал, и далее в Следственном комитете все эти процедуры.

«Пилосян не пил»

- Понятно, у меня вопрос. До 5 января 2020 года Пилосян управлял автомобилем «Тойота Лэнд Крузер Прадо»? 

- Пилосян на своей машине. А этой машиной управляю только я, сын и зять. 

- До пятого января он не управлял? 

- Он вообще не управлял. 

- Скажите, пожалуйста, а спиртное распивали в течение рыбалки и во время следования в Улан-Удэ? 

- Не, вот Пилосян, допустим, он вообще не пил. Потому что он сердечник, и сахар у него, много разных болезней. И я вообще не пью, как бы тоже уставший, и обратно ехать. Там кто… Мы даже не брали спиртное, чай-то даже не пили. Потому что общего стола-то не было, придут – там сзади термос лежит в машине, сам чай нальёт. 

- Вы сказали, что вы спросили у Пилосяна, почему он уехал с места ДТП. Он что конкретно ответил вам? 

- Он сказал, надо помочь. Человеку, сбил кого. Оказать помощь медицинскую. Там люди «скорую» вызвали. 

- Ну а почему он уехал-то с места ДТП, он сказал? Помощь-то это ведь другое. 

- Нет, ничего не говорил. Но сказал, что надо медицинскую помощь. 

- То есть про отъезд он вам не разъяснил? 

- Нет, не разъяснил. 

- Ясно. Пока нет вопросов. 

- Потерпевший, есть вопросы? 

- Пока нет, ваша честь.

За рулем был сын

У Жамбалова уточнили, как в итоге он поехал, возвращаясь с рыбалки. 

- В итоге мы поехали... когда окончательно поехали, сын за руль сел и он полностью ехал за рулем. 

- А в какой момент, когда вы катались, вы сказали: «Сначала я немного». 

- Да, мы на льду пробовали, не то, что до поездки, до отъезда самого, а когда садились. Машина приехала в обед, там же много моментов. Я садился за руль, пытался музыку включить, как бы это… 

- Нет. А когда вы ехали конкретно домой, вы уже не садились за руль? 

- Да, там уже сын поехал.

Дядя дал миллион

Адвокат Максима Бурчевского поинтересовался, кому принадлежит автомобиль «Тойота Прадо». 

- Автомобиль Тойота Лэнд Крузер мы купили… 

- «Мы» - это кто? 

- Дядя мой. 

- «Мы» - это кто, конкретно говорите. 

- Мой дядя, Жалсанов Юрий Очирович. 

- Кому фактически принадлежит автомобиль? 

- Автомобиль записан на Жалсанова Юрия Очировича. 

- Почему вы говорите «мы купили»? 

- Потому что он помог. Первоначально я вообще хотел занять у него миллион. А дядя миллион дал и потом сказал: «Да не надо возвращать». Как бы у них, моя тетя всю жизнь работала в торговле, а дядя прорабом работал. У них детей нет и они помогали нам всегда, вот. Купили в 90-е годы мотоцикл новый трёхколёсный, шубу жене, посуду, это все, финансово помогал. 

Судья спросил, в каком году был приобретен автомобиль? 

- Я точно не помню. По-моему, в 12 или 13. 

- В чьем пользовании с этого момента находился автомобиль? 

- В моем. 

- Дядя ездил? 

- Нет. 

- Скажите, почему тогда не было договора страховки по ОСАГО и был ли он вообще когда-либо? 

- Можем представить копию договора. Мы каждый год заключали. А сейчас почему не было, потому что он просрочился. Я на нем, честно говоря, сильно не ездил. У меня служебная машина. Он («Прадо») стоял в гараже. Когда в деревню на выходные… 

- Когда вы в последний раз страховали данный автомобиль? 

- Годом ранее, наверное. 

- Более конкретно нельзя ответить? 

- Нет, я не помню. 

- Компанию страховую не помните? 

- Это в гостинице «Бурятия» с северной стороны на втором этаже что ли. 

- Название в старом полисе сохранилось у вас? 

- Наверное, где-то есть. 

- На каком основании вы передали управление чужого автомобиля Пилосяну? 

- Страховка-то у нас была… 

- Нет, вы неправильно поняли. Вы чужой машиной управляете сами незаконно, потому что страховки у вас нет, других доверенностей нет. 

После небольшого спора судья попросил «нормально задать вопрос» 

- На каком основании Пилосян управлял автомобилем, на котором ездили вы? 

- Да потому что я сел в его автомобиль. Он сел за мой автомобиль. 

- Законно управлял? 

- Не знаю, законно или незаконно. Сели, поменялись, да поехали вместе. 

- Просто поменялись. А законно или незаконно вы не знаете? 

Судья пояснил, что это к делу не относится. «Подсудимый не должен пояснять законно или не законно кто-то что-то сделал»

Поверил Пилосяну

- Почему вы, являясь госслужащим, одним из руководителей республики, не сообщили о ДТП в полицию, в больницу сразу, узнав об этом? – поинтересовался адвокат Бурчевского. 

- Потому что, когда Пилосян приехал, он сказал, что позвонили и я даже не знал… 

- Кто позвонил? 

- Подъехали следом машины, три машины и водители этих машин позвонили в скорую помощь. Поэтому я как бы у Пилосяна не спрашивал, как там, что там, детали. И был уверен, что позвонили люди. 

- Значит вы доверились словам Пилосяна? 

- Да. 

- И поэтому не сообщили ничего? 

- Да. 

- И поэтому не оказали первую помощь потерпевшей. 

- Я первую помощь не мог оказать, потому что я несколько километров не доехал. Я даже не знал, кто там - девушка или мужчина. В каком он состоянии. 

- Сын ваш ездил? 

- Сын поехал, он когда приехал, я здесь рассказывал, что тело было накрыто. 

- Вы с сыном туда не ездили? 

- Нет. Ездил Цырендоржиев. 

- Хорошо. Вы знаете расстояние от Батурино до Турунтаево? 

- Нет. 

- Примерно. 

- Не, я не знаю. 

- Все это время, где вы находились от сообщения о ДТП Пилосяна до явки в полицию. Это в течение пяти часов. 

- Я предварительно вам сказал, мне нечего добавить. 

- А почему спрашиваю расстояние, потому что оно довольно таки большое. 

- Я уже сказал. 

- Не можете пояснить. Почему вы спустя пять часов обратились, вы не сможете объяснить? 

- Я же вам рассказал, как было. 

- Кто вас освидетельствовал? 

- В больнице работники Центральной районной больницы. 

- Как проходило освидетельствование? Брали кровь? 

- Ну там с нами был сотрудник. 

- Какой? 

- Он был в гражданской форме. Я даже не спрашивал, кто там. 

- Из полиции, из следственного комитета? 

- Может, из следственного комитета, я не спрашивал. Взяли сперва Пилосяна, всех по отдельности. Потом нас повезли. 

- Как проводилось освидетельствование? Кровь брали? 

- Нет. Там дышали в трубку, приседали. 

Судья: - Мочу, кровь не брали? 

- Мочу, кровь не брали. Оно 00 показало и все.

Стертые звонки и СМС

- 14 марта 2020 года был осмотрен ваш телефон Айфон. И при его осмотре так оказалось, что с 26 декабря 2019 года по 13 января 2020 года все соединения отсутствуют. Ну, информация о звонках. Можете как-то прокомментировать этот момент, ведь по детализации вы же совершали звонки, куда они делись? – спросил подсудимого прокурор. 

- У меня как бы телефонная память самая маленькая, и я после каждой СМС что-то отправляю, сразу стираю, - ответил Жамбалов. 

- А звонки? 

- Все-все подряд. 

- Вы их удалили? 

- Да. Почему, потому что он сразу перезагружается. Чтобы не перезагружался, я вообще ничего не это... 

- А вы помните, когда у вас изъяли телефон? 

- Не помню. Он до сих пор изъят. 

- Когда именно изъяли? 

- Наверное, сразу. 

- Если сразу изъяли, когда вы удалить успели? 

- Да у меня уже машинально. Я каждый день удаляю, потому что он быстро перегружается. 

- А автоматически у вас не стираются звонки? 

- Не знаю.

Отказ от иска к Жамбалову и Пилосяну

Отец погибшей девушки Максим Бурчевский сделал весьма неожиданное заявление. Он решил отказаться от иска к Баиру Жамбалову о возмещении морального вреда. Просит только взыскать с несго расходы на услуги адвоката - 150 тысяч рублей. Суд приобщил это заявление к делу. 

Бурчевский также отказался от иска к Галусту Пилосяну о возмещении морального вреда. В первом и втором случае речь идет о 10 миллионах.

Следующее заседание назначено на 20 апреля. На нем планируется рассмотреть перевод с английского документа-перечня предметов с места ДТП. Возможно, в этот день приступят к прениям сторон.

Автор: Антон Алексеев, Номина Соктуева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях