цены
3704
4

Почему дрова в Улан-Удэ оказались самыми дорогими в России?

Ответ на этот вопрос искал журналист «Информ Полиса»

Фото: Евгений Коноплёв

К середине зимы, когда на носу крещенские морозы, люди в соцсетях и мессенджерах активно обсуждают цены на дрова. 

Комментирующие делятся на две половины: одни бурно возмущаются повышением цены на этот вид топлива, другие же встают на сторону продавцов, приводя аргумент: «А знаете ли вы, как эти дрова заготавливаются…». 

Мы решили выслушать обе стороны, попробовать понять каждую из них, а также узнать, должен ли кто-то контролировать этот вопрос «сверху». 

Продал дрова и «загасился»

Частный сектор занимает едва ли не половину города Улан-Удэ. Если сюда прибавить и пригородные посёлки, то получится около сотни тысяч частных домов. А это значит, что дрова в Улан-Удэ всегда были, есть и будут нужны как основной и самый доступный вид топлива. 

Круглый год на окраинах города стоят грузовики с дровами. Как рассказывают постоянные покупатели дров, цена на них ежегодно растет. 

Галина Кулакова, пенсионерка, жительница частного сектора на Левом берегу, говорит, что читает соцсети и видела многочисленные публикации негодующих левобережцев с призывом не покупать дрова около ДНТ «ВАИ», где их продают ежедневно, по словам местных жителей, по необоснованно завышенным ценам. 

- Я живу одна, пенсия небольшая, субсидию на дрова дают, но небольшую. Летом я уже откладываю деньги на дрова. Осенью племянники привезли мне большую машину дров, сейчас она заканчивается, надо покупать. Думаю, две маленькие машины хватит, - рассказывает она. – Цены подскочили, да. Год-два назад маленький грузовичок покупали за шесть-семь тысяч, сейчас уже восемь-девять отдавать надо. Но не все ещё грузят на совесть! По краям-то видели, как грузят? Посередине дрова, по краям пусто. И вот за это девять тысяч. А сколько там кубов, никто ж не мерит. Они приехали, вывалили в ограде, деньги забрали и уехали. 

Ещё одну по-своему интересную историю мы нашли в популярном паблике в соцсети «ВКонтакте» «Аноним 03»: 

«Наскреб последние деньги, занял у друга и так далее. В общем, дрова нужны были срочно моей сестре и тете, а у сестры ребенок совсем маленький, семь месяцев от роду, - пишет улан-удэнец. -  Приехал, смотрю, а там всего три грузовичка стоят. Подхожу к синему грузовичку – самосвал-двухтонник, груженный лиственницей. Посмотрел, вроде нормальные дрова. Спрашиваю у него: «Ну что, дрова нормальные, сухие?». Он мне: «Да-да, хорошие, сухие». В общем, поверил на слово, с виду показался хорошим, вызывающим доверие человеком. Цена аж девять тысяч. Потом, когда начал разбирать кучу, почти половина оказалась горельником! А когда начал рубить, она оказалась вообще сырой-пресырой! Вчера, позавчера, видать, напиленное в лесу! Вообще топить невозможно, не горит, только тлеет часа три и тепла ноль! А в доме маленький ребенок! Одно мучение топить! Не дай бог, заболеет! Звонил ему (продавцу дров. – Прим. авт.) три дня, вообще трубку не берет, на месте не оказалось, «загасился». Оказался бессовестным, бесстыжим аферюгой!». 

Далее анонимный пользователь призывает продавца вернуться и забрать свои «недодрова», а также советует жителям города быть бдительными при покупке дров. 

Девять тысяч за пять кубов

В районе ДНТ «ВАИ» у трассы стоят сразу несколько грузовиков с дровами: есть здесь как небольшие японские «двухтонники», так и большие «газики». Загружены все по-разному: у кого-то круглые чурки сложены пирамидой, у кого-то ровно по бортам кузова, а у некоторых борта нарощены и машина выглядит груженой, что называется, на совесть. Кто-то умудряется нагрузить дрова в заднюю часть кузова, оставив переднюю полупустой. Количество дров тоже разное – можно купить в шесть рядов, в пять, реже в семь. Внакидку, колотые, чурками, полусырые, сухие, лиственничные, сосновые… В общем, на любой вкус. Но и цены далеко не одинаковые. 

Подходим к первому продавцу на маленьком двухтонном грузовике. Пять кубов дров мужчина продаёт за девять тысяч рублей. Надо отметить, что такая цена для рядового пенсионера может показаться «кусающейся». 

- Так я с Селенгинского района вожу, - улыбаясь, объясняет хозяин грузовичка. – В основном такая цена складывается из-за цен на топливо. Плюс рабочим надо платить, покушать. Тут день стою, тоже покушать надо, а это тоже расходы. Чистыми у меня выходит «три-четыре рубля» с машины. 

Второй такой же грузовик загружен чуть меньше – вся основная часть дров легла пирамидой в середине кузова. Около четырёх кубов хозяин машины предлагает за семь тысяч рублей. 

- Где дрова-то брать? Нет же сухих дров. Я, например, в Тэгду езжу, это Хоринский район, за 200 километров. Здесь дров нет. Да и я же не один, двух работников беру. Моя чистая прибыль где-то полторы тысячи рублей с машины. Хотелось бы, конечно, продавать подороже, - сообщил мужчина. 

Другой продавец загрузил свой ЗИЛ-130 практически под завязку. Вошло восемь кубометров сухих чурок, и за этот объем он просит 16 тысяч рублей. 

- Почти с Окино-Ключей вожу дрова. Четыре с половиной тысячи чистыми с машины. Остальное – работникам, на бензин, масло, дорогу. 16 тысяч – это средняя цена, нормальная, я считаю, - рассказал Александр. 

Машины с дровами можно увидеть в эти холодные дни практически во всех концах города, в основном на окраинах. К обеду грузовики выстроились в ряд и у отворота на Спиртзаводской тракт. 

Водитель бортового «уазика» Олег нагрузил в свою машину четыре куба больших сосновых чурок. Цена – восемь тысяч рублей. Мужчина откровенно рассказал, как ему достаются эти дрова. 

- На этой машине я еду за 116 километров в лес, в Хоринский район. Вот и считайте, на бензин в целом уходит две с половиной тысячи рублей. Расход у машины большой - около 60 литров на весь путь. На пилу тоже нужно, ее ведь заправить надо. Сейчас вот она сломалась, в ремонт отдал, - говорит Олег. - Дорога плохая, подрессорник сломался. Надо дрова продать, после этого ехать на ремонт, менять подрессорный лист. На продукты, конечно, тоже надо потратиться. С собой в дорогу беру термос и продуктов на 200 - 300 рублей. Езжу один. День готовлю и гружу дрова, на второй день продаю. Иногда приходится и по два-три дня стоять. 

Пилят остатки

Никто не отрицает, что в республике растут цены на топливо, расходные материалы для машин и продукты. Но некоторые жители Бурятии связывают рост цен на дрова с тем, что цены растут из-за «путинского» запрета вывоза «кругляка» в Китай. Однако депутат горсовета Улан-Удэ и директор крупного деревообрабатывающего предприятия Андрей Банзарон с этим мнением не согласился. 

- У нас ввели запрет на вырубку леса возле Байкала. Соответственно, на местном рынке вырос в цене пиломатериал, а за ним и дрова. Насколько я знаю, в Бурятии рассматривают закон о том, чтобы запретить отапливаться углем, а это значит, что спрос на дрова вырастет, соответственно, цены на них тоже, - рассуждает Андрей Банзарон. - Поднять цену на дрова было нужно, но подняли её слишком высоко. Хотя, действительно, выросли цены на солярку, на выписку делян, на автозапчасти. И всё идёт от этого. 

Он также рассказал, что людям, зарабатывающим на дровах, зачастую достаётся неликвидный лес, откуда хорошую древесину уже вывезли. Вот и приходится многим тщательно отбирать и пилить остатки: вершки, тонкие или горелые стволы, сучья. 

В Республиканском агентстве лесного хозяйства нам коротко сообщили, что специального комитета, который бы регулировал цены на дрова, в Бурятии нет. Продавцы дров имеют право назначать цену на своё усмотрение в зависимости от понесённых затрат. 

Получается, что отсутствие контроля стоимости основного вида топлива беспрепятственно даёт возможность «заламывать» на него цену. За соотношением цены и количества также никто не следит, и не исключено, что через год-другой в этом бизнесе появятся недобросовестные продавцы, наживающиеся на простых людях. А крайними в этой истории останутся обычные жители, особенно пенсионеры, которым даже некуда пожаловаться, так как сферу продажи дров никто не контролирует.

Автор: Антон Алексеев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях