экология
7102
6

В столице Бурятии может появиться своя Капотня

Почему в Улан-Удэ до сих пор не решена проблема «фенольного озера» и чем грозит его рекультивация горожанам?

Фото: Евгений Коноплёв

Совсем недавно всех россиян шокировала массовая гибель животных на Камчатке, которых выбросило на берег океана. Пока рассматриваются две версии случившегося – это техногенный и природный факторы. Но головы улан-удэнцев сейчас болят о другом – совсем под боком у них вот-вот начнут ликвидацию отстойника-накопителя токсичных отходов. Почему проблема, о которой кричали годами, начинает решаться только сейчас? И так ли безопасно найденное решение? 

В середине сентября в Бурятии прошли общественные слушания по ликвидации «фенольного озера» в Улан-Удэ. Опасные отходы предлагается уничтожить методом пиролиза – аналогичной технологией нефтеперерабатывающих заводов. 

В проекте по рекультивации отстойника есть значительные недостатки, говорит ведущий научный сотрудник Института геохимии им. А. П. Виноградова СО РАН, модератор тематической площадки ОНФ «Экология» Евгений Кислов. Дело в том, что озеро  угрожает не только резервному месторождению питьевой воды в Улан-Удэ, но и метод пиролиза, которым его хотят ликвидировать, на самом деле не так безопасен. 

Газовые выбросы и отравление питьевой воды

Из четырех представленных на общественных слушаниях вариантов ликвидации отстойника самым экологичным считается метод пиролиза — обезвреживание отходов термическим способом, не имеющим ничего общего со сжиганием. 

- Установку предлагается разместить прямо на берегу «фенольного озера» и утилизировать отходы на месте, без вывоза опасных веществ на другие территории, - сообщают в пресс-службе Минприроды Бурятии. 

Эколог Евгений Кислов выразил сомнения в безопасности этого метода и заявил, что предлагаемую технологию прежде стоит тщательно изучить. Ведь газовые выбросы от пиролиза будут направлены прямо на жилой массив. 

- В озере находятся каменноугольная смола и фенольная вода, которые предлагается уничтожить в специальной установке. В ней происходит перегонка в бескислородной среде, а также биологическая рекультивация загрязнённых грунтов специальными бактериями. Потом остаток от пиролиза и переработанный грунт захораниваются на месте, - объясняет эколог. – Больше всего вызывает опасение, что пиролизные установки, которых будет пять, планируется установить прямо на месте, в городе. Выше по рельефу находится улица Николая Петрова, дальше «Пентагон», то есть микрорайон, в котором проживает большое количество людей. 

Метод пиролиза, по словам эколога, – это полный аналог нефтеперерабатывающего завода, где нефть загоняется в колонку и при нагревании разгоняется на фракции – бензин, керосин, мазут. Он приводит в качестве примера московский нефтеперерабатывающий завод, отравляющий жизнь жителям Капотни. 

- Это экологически неблагоприятный район на юго-востоке Москвы. И если вы там побываете зимой, то увидите чёрный снег и повсюду объявления о продаже квартир по дешёвке. Всё потому, что там стоит этот завод, - говорит Евгений Кислов. – А у нас над этим «фенольным озером» люди живут. Там же находится резервное Лазовское месторождение питьевой воды, которое в советское время было совершенно секретным и которое планировалось использовать в случае возникновения проблем с улан-удэнским месторождением. Авторы проекта говорят, что в Лазовское месторождение просачивания не происходит. Но я видел данные о том, что всё-таки происходит. И более того, это месторождение разгружается в реку Уду. 

Какие есть варианты?

По оценкам проектировщиков, работа пиролизных установок продлится два года. Однако, как говорит Евгений Кислов, этот срок может растянуться надолго. Пока ещё не поздно заняться подбором другого места, подходящего для переработки и захоронения отходов, считает он. 

- На практике мы знаем, что обычно эти сроки не выдерживаются и всё затягивается на гораздо больший срок. Но решать эту проблему не хотят. Обложились письмами от Минприроды о том, что нет промышленных земель в других районах и что надо обращаться к районным администрациям. Утверждают, что перевод сельскохозяйственных земель под эти цели затянется. Так извините – уже тянется четыре года. Минприроды предлагало район Вахмистрово рядом с полигоном, Роспотребнадзор – район свинокомплекса в Усть-Бряни, и это тоже вариант. В Бурятии, несмотря на неоднократную постановку этого вопроса Общественной палатой и ОНФ, до сих пор нет полигона для захоронения промышленных отходов, - говорит учёный. 

По словам эколога, предварительно в качестве полигона производственных отходов рассматривалось место в районе села Калёново Иволгинского района.  

Сбор мнений и вопросов по проекту ликвидации «фенольного озера» продлится еще неделю - до 15 октября. После документы вместе со всеми предложениями будут отправлены на государственную экологическую экспертизу. 

С чего все началось

Отметим, что ядовитое озеро появилось довольно давно. Газогенераторная станция Улан-Удэнского локомотивовагоноремонтного завода (ЛВРЗ) в течение нескольких лет вырабатывала газ для термических печей литейного и кузнечного производства. А побочные продукты – вода с примесью фенола и каменноугольная смола – сливались в отстойник-накопитель, более известный как «фенольное озеро». Токсичные отходы в районе Кирзавода не ликвидировали с 2006 года. Именно тогда ЛВРЗ смог, наконец, перейти на сжиженный газ. 

В 2014 году Восточно-Байкальская межрайонная природоохранная прокуратура провела на заводе проверку и выявила там ряд нарушений. В частности, выяснилось, что ядовитые отходы сливались прямо в грунтовую яму. В результате загрязнились все подземные воды Лазовского месторождения, которые, в свою очередь, несут опасные вещества в Уду и Селенгу и далее – в Байкал. 

Ущерб, причинённый экологии, тогда оценили в девять миллионов рублей. В ходе исследований, которые проводил республиканский аналитический центр в апреле-сентябре 2014 года, удалось установить, что концентрация по нефтепродуктам и аммонию превышала предельную в десятки, а по фенолам и другим вредным веществам – в тысячи раз. Природоохранная прокуратура решила привлечь завод к ответственности и обратилась с иском в суд. 

Вскоре предприятие продало «ядовитый водоём» частной компании с уставным капиталом в десять тысяч рублей. Однако выяснилось, что лицензии на обеззараживание отходов такого класса опасности у покупателя нет. После того как владелец этой фирмы скончался, вопрос и вовсе «повис в воздухе». Впрочем, руководство ЛВРЗ неоднократно заявляло, что готово понести ответственность, если соответствующее решение примет суд. В начале 2015 года требования прокуратуры к ОАО «Желдорреммаш» удовлетворили. 

ЛВРЗ обязали ликвидировать опасный отстойник. Однако предприятие оспорило это решение, заявив, что разбираться с «фенольным озером» теперь должен новый собственник. Спустя два года дело так и не сдвинулось с мёртвой точки. С предприятием велось судебное разбирательство. Поставить точку в этом вопросе решило руководство республики.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях