профессия
21290
2

«Дети просто тянут меня на работу»

Молодые педагоги из Бурятии вспомнили о своих учителях, а также рассказали о том, как пришли в профессию и что их держит в школе

Фото: представлены Е. Дубровиной и Т. Петряковой

Если вы видели статьи со школьными лайфхаками, интервью с будущими первоклассниками или «Дневник сельского учителя» на страницах газеты «Информ Полис», то знайте - всё это пишу я. Молодая учительница (мне всего 21 год) из маленького посёлка в Заиграевском районе. И это очередной материал, который я посвящаю школе. 

На мою первую статью «Я чуть не плакала от счастья на уроках», в которой я коротко рассказала о жизни молодого педагога, пришёл огромный отклик от вас, читателей. Поэтому я решила писать о школе почаще. В конце концов, я в первую очередь учитель и только во вторую - журналист. По крайней мере, сейчас я чувствую себя именно так. Но сегодня я поделюсь не только своей историей. А ещё и историей моей коллеги, Татьяны Алексеевны Петряковой. Она, как и я, работает учителем русского языка, родного русского языка и литературы уже три года. Только у Тани был перерыв в работе, а у меня его не было. Надеюсь, нам удастся рассказать о своей профессии так, чтобы каждый, кто прочитает статью, сказал: «Так вот зачем быть учителем!». 

Точка отсчёта

Любая история с чего-то начинается. Моя началась с того, что, когда мне было около 4-5 лет, отец научил меня читать по слогам, а бабушка помогла складывать слоги в слова. Учили меня, чтобы я наконец могла читать сама и не отвлекала взрослых надоедливым: «А прочитай ещё одну сказку, пожалуйста…». Когда я пришла в школу, уже умела читать и писать. Поэтому мне сразу стало скучно. Честно признаюсь, я просто ненавидела учиться. Поэтому, когда я окончила девятый класс, получила аттестат с отличием и кубок лучшей ученицы школы, сразу решила уезжать. 

Сначала я хотела поступить в торгово-экономический колледж. Ведь там много денег, правда? Мы даже переговорили с директором колледжа. Меня там ждали. Но в последний момент я решила, что хочу быть учителем. Может быть, потому что учитель начальных классов иногда давал возможность учить одноклассников. Возможно, потому что обе бабушки, дедушка и мама были учителями, а двоюродная бабушка была завучем. Может, из-за того, что мне хотелось выбрать путь лёгкий и безболезненный для себя. В любом случае я передумала в день подачи документов. И перешагнула порог педагогического колледжа. 

У Тани был другой путь. Первое высшее образование она получила ещё до того, как решила стать учителем. 

Татьяна Петрякова рассказывает, что в профессию попала неожиданно, но совсем не жалеет об этом выборе

- Как началась твоя профессиональная деятельность? 

- В профессию я попала очень неожиданно. Однажды я встретила своего бывшего учителя математики, Нину Николаевну Мурзину, с которой разговорилась. Она-то мне и предложила пойти в школу, так как она помнила, что в школе я очень любила русский язык и литературу. Нина Николаевна подсказала мне, где можно получить второе образование по ускоренной программе (одно высшее образование у меня уже было). Я так и сделала. На тот момент моему младшему ребёнку был всего один год, я пошла и отучилась. 

Кумиры для ребёнка

Когда я спросила у Тани, почему она стала учителем, почему она выбрала эту профессию, она не стала говорить о родственниках или желании поскорее и полегче отучиться. Она почему-то начала рассказывать о своих школьных учителях. И рассказывать так живо и по-настоящему, что я всё поняла... 

- В профессию меня привели, если так можно сказать, мои учителя, которые наверняка даже этого не знают. Во-первых, конечно, Нина Николаевна, которая просто отправила меня на учёбу. Во-вторых, у меня был потрясающий учитель русского языка - Галина Петровна Иванова. Она всегда была для меня примером. Я обожала этот предмет, возможно, потому что уважала и любила этого учителя. Она никогда не давала мне сидеть. На литературе я всегда отвечала. В классе нас таких было три-четыре человека, на которых все «выезжали». Она всегда задавала мне и одной моей однокласснице читать произведения сверх школьной программы, мы их рассказывали всему классу. И она для меня до сих пор пример, каким учителем нужно быть. В-третьих, ещё один учитель развил во мне навыки дисциплины. Она научила меня быть готовой к уроку не только тогда, когда тебе хочется получить или исправить оценку, но в абсолютно любой момент. Это учитель физики - Светлана Павловна Шитина. Русский и литература не доставляли мне хлопот, я занималась с радостью и лёгкостью. Физика же давалась мне с трудом, мне приходилось зубрить. Но Светлана Павловна меня приучила работать, хотя я воспринимала это в штыки. Было очень обидно, что моей настольной книгой была физика. Но это того стоило. Когда я пошла в университет, мне пригодился навык самодисциплины. И он до сих пор меня выручает. 

И тут я вспомнила, что и в моей жизни были замечательные учителя, которые сделали меня мной. 

Баир Анатольевич Шодоров показал, что история - это не перечень дат и сражений, а жизнь общества, которую можно проанализировать и даже предугадать. И вообще всё можно проанализировать и сделать верные выводы. Главное - всегда работать головой. 

Олег Анатольевич Николаев подарил мне любовь к спорту, зародил в моей голове идею о том, что спорт нужен не только для красивого и здорового тела, но и для живости ума. «Хочешь быть красивым - бегай. Хочешь быть здоровым - бегай. Хочешь быть умным – бегай», - он часто повторял эту фразу (надеюсь, что я её передала точно). И даже сейчас я кайфую, когда катаюсь на велосипеде или качаю пресс. Хотя мне за это уже никто не ставит оценку. 

А Нина Николаевна Мурзина, о которой уже рассказала вам Таня, научила меня бороться. Бороться со всеми невзгодами и неурядицами. Она всегда учила идти по жизни с гордо поднятой головой, плевать на всё, что не случилось или не сбылось. И верить в свои силы. Всегда и безусловно. Хотя, надо сказать, если бы она вела у меня уроки математики до конца моего обучения в школе, то я с большей вероятностью стала бы математичкой, чем русичкой. 

Да, многие учителя помогали вызубрить материал, выступать на сцене, рисовать красивые картины, писать идеальные сочинения. Но помним мы не тех, кто кричал, занижал самооценку или постоянно заставлял пахать на результат по их предмету. Помним мы тех, которые учили нас жить и дышать полной грудью. 

Сложности будут всегда

Когда я начала работать учителем, мне было всего 18 лет. Одиннадцатиклассники были младше меня на год, с некоторыми из них я провела свои подростковые годы. Было страшно, что за учителя меня не примут. Что я так и останусь Катей, которая танцевала восточные танцы и лазала по заброшенным зданиям вместе с ними.

И пусть Таня была меня старше, когда пришла в школу, у неё были похожие мысли: 

- Боже, как я вас всех боюсь! И детей, и учителей, и родителей. Мне казалось, я была такая маленькая, всех боялась. Трудно было проживать момент того, что ты работаешь с теми учителями, у которых когда-то училась сама. Сейчас они твои коллеги, но отношения остались те же: «учитель – ученик». Хотя правильнее было бы, если бы мы состояли в отношениях «учитель – учитель». 

Но оказалось, что всем всё понятно. И жизнь с детьми стала лучшим подарком судьбы для меня. Иногда мой рабочий день длился с 7:30 до 18:00. И всё это время вокруг меня были дети. Иногда мы готовились к олимпиадам на выходных, а после консультаций я выходила в полную темноту. Физически было тяжело, но морально… Дети и их пылающие глаза всё компенсировали с лихвой. 

- Таня, что самое сложное в работе учителя? 

- Когда ты учишься в школе, тебе кажется, что быть учителем очень легко. Что они делают? Приходят, дают тебе кучу заданий. Ты, бедный, сидишь, делаешь их, притом по разным предметам. А они пришли домой и отдыхают. Но когда ты становишься учителем, в голове у тебя постоянно проносится: «Боже мой, сколько работы!». Стоять семь уроков подряд у доски - несложно, если это кому-то нужно кроме тебя. Сложно оттого, что работа учителя практически не заканчивается. Ты можешь и в двенадцатом часу ночи проверять тетради или делать презентацию к уроку. Но со временем привыкаешь, считаешь, что это нормально жить одной работой. В моральном плане сложно может быть в коллективе. Всё, конечно, зависит от педагогического состава. В моём коллективе сложно. 

Это чувство не поддаётся логике

Бывают моменты, когда на работу идти не хочется. Совсем не хочется. Как вспомнишь, сколько нервов потратила там, сколько ночей недоспала, сколько ещё бумаг предстоит заполнить… Но потом вспоминаешь, что есть кто-то, ради кого можно ещё немного потерпеть. Хотя бы сегодня. 

- Что тебе нравится на работе больше всего? 

- Конечно, больше всего мне нравится учить детей. Они зачарованно смотрят на меня, многие относятся с пониманием и уважением. Да, бывает трудно, есть дети со сложным характером, но всё-таки большинство детей просто тянут меня на работу. Дети держат в школе. Когда я отработала первый год, мне пришлось уволиться, так как собственные дети часто болели. И весь этот год многие дети постоянно мне писали, я часто встречала их в посёлке, они спрашивали: «Татьяна Алексеевна, когда вы вернётесь?» И это очень подкупает, если честно. Поэтому я и вернулась. И ради этого, думаю, можно работать, - отвечает Таня. 

И об этом я думаю каждый раз, когда хочу уволиться. Ведь чувство во время урока бесценно. 

- Что чувствуешь, когда ведёшь урок? 

- Наверное, в первые дни, когда только приходишь в свой кабинет, ты ещё не понимаешь, что происходит внутри. Чувствуешь только страх. Я человек очень скромный, выступать перед публикой для меня, скажем так, трудновато. А тут дети, пусть и маленькие. И на тебя смотрит около двадцати детей. Кто-то не смотрит, кто-то занимается своими делами, а тебе нужно, чтобы все смотрели и слушали тебя. В этом плане было трудно. Когда страх утих, я начала понимать, что чувствую ответственность. Ведь хочется дать им то, что знаешь ты. Чтобы они всё это знали не хуже. Мне всё кажется лёгким, но детям нужно всё объяснить так, чтобы они это поняли, услышали, вынесли какой-то опыт, смогли этим пользоваться в дальнейшем, - описывает Таня. 

Если говорить о моих чувствах, то я, скорее, наполнена безграничной любовью. Ведь через пару лет эти ребята, которые сегодня направляют свои глаза на доску, передают друг другу записки, словно я их не вижу, или дерутся на переменах, - все они совсем скоро станут взрослыми. И в моих силах показать им, что мир дружелюбен к ним, что есть люди, которые их любят и ценят, что они могут всё на свете. И, может, если у меня выйдет, они будут помнить меня долго. 

В конце концов, учитель - профессия дальнего действия. Никогда не узнаешь, хороший ли ты учитель, в моменте. Ты сможешь узнать это только через много-много лет. А пока ты можешь только любить этих детей и ценить каждое мгновение урока. 

- Что самое важное в работе учителя? 

- Чувство того, что ты нужен кому-то ещё. Конечно, у каждого есть семья, родители, знакомые, которым мы нужны в какой-то определенной роли. А здесь совсем другое. Ты понимаешь, что ты нужен. И это очень приятно. Тем более когда появляются дети, которые хотят видеть именно тебя своим учителем, - делится Таня. 

Есть что вспомнить

Когда ты ежедневно встречаешь около ста ребят (а примерно столько приходит ко мне каждый день на уроки), ты всегда находишься в центре событий. Рядом с тобой происходит целая жизнь. И в этой жизни полно счастливых и грустных воспоминаний.

У Тани их уже целый багаж, из которого она достала парочку. 

- Счастливых моментов несколько. Но первый из них случился в первый год работы, когда ребёнок, которого я готовила к олимпиаде, занял призовое место. Это, конечно, было огромное счастье, ведь я только начала работать. На вручении грамот я не присутствовала, ребёнок позвонил мне и сообщил эту радостную новость. 

Во второй год этот же ребёнок участвовал в конкурсе чтецов. Мы готовились день и ночь, и дома, и в школе. Это был очень трудный путь. Не знаю, можно ли мне так говорить, но я читать стихотворения не умею. Мне тяжело передавать эмоции (я же стеснительная). Но и ребёнка я расшевелила, и место мы заняли. Когда у меня был урок, она позвонила и рассказала о победе. И я расплакалась. Дети, которые сидели на уроке, конечно же, спросили, что произошло. Я рассказала, что они прожили этот момент со мной. 

В третий год призовых мест было намного больше, но такого ощущения больше не было. Уже как-то стало обычным делом. Да, поработали хорошо, молодцы. Но безумной радости больше нет. Так, наверное, и выгораешь. 

Я тоже кое-что вспомнила, пока слушала коллегу. Однажды мы с ребятами выбирали место для похода. Кажется, мы бродили весь день, чтобы найти самое удачное. Мы успели пройтись по лужам, понаблюдать за тем, как тает лёд на реке, зарядить еловыми шишками по лбу друг друга, увидеть суслика и журавля и пожалеть, что не взяли с собой достаточно еды для поиска. 

Мы много танцевали, чтобы участвовать в школьных конкурсах. Каждый день после уроков мы приходили, отодвигали парты в кабинете, безжалостно царапая пол, который я красила летом, и танцевали ёхор. Было сложно, парни не всегда попадали в такт, а девочки повторяли каждое движение миллион раз, чтобы оно было идеальным. Но оно того стоило - видеть, как ученики старших классов восхищаются танцем пятиклассников. Через год сами дети вывели меня на сцену, чтобы станцевать вместе с ними сиртаки. Репетиций было ещё больше, потому что ёхор нам был хотя бы знаком. 

Екатерина Дубровина - учитель и внештатный журналист «Информ Полиса»

Походы и вылазки на стадион, театральные постановки, танцы в костюмах Кощея и Бабы-яги, субботники, на которых было убрано больше, чем от нас требовалось, прохождение квестов, запись видео ко Дню учителя, создание школьной газеты - если перечислять все воспоминания, окутанные счастьем, можно создать сценарий для доброго фильма о школьной жизни. И каждое для меня абсолютно бесценно. 

- Таня, а у тебя были смешные/неловкие ситуации за время работы? 

- Когда я только пришла работать, у меня была очень узкая юбка малинового цвета. На уроке русского языка я объясняла детям тему. Повернулась к доске, чтобы написать что-то. Пишу и начинается следующий диалог. «Татьяна Алексеевна…» - неуверенно начал ученик, который сидел за первой партой. «Что?» - повернулась я, демонстративно зажав мел в руке. «А у вас там… юбка… сзади треснула…» - сказал он. Передо мной сидели 20 детей, бежать было некуда. Я повернулась, посмотрела на юбку… «А, да? Спасибо, Данил!» - повернулась спиной к доске, продолжила объяснять тему. 

А когда я закончила свой монолог, дала задание детям, села на стул и не двигалась до конца урока. Мне хотелось просто сквозь землю провалиться. Но я дождалась звонка. И после урока я позвонила мужу, он привёз мне другую юбку. Всё решилось хорошо, но запомнилось надолго. 

А напоследок я скажу

Есть такая поговорка «Дурака работа любит». Наверное, каждый учитель много раз ловил себя на мысли, что он и есть этот самый дурак. Но эти «много раз» с лихвой окупаются, если за свою педагогическую практику учитель хотя бы однажды думает: «Чёрт, а ведь я им действительно нужен».

Автор: Екатерина Дубровина

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях