«О-п-р-с-т!»: Онкобольные Бурятии рассказали о своей борьбе с раком мозга - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все

«О-п-р-с-т!»: Онкобольные Бурятии рассказали о своей борьбе с раком мозга

Фото: предоставлены героями материала

Истории возвращения к жизни жителей республики со злокачественными новообразованиями головного мозга

В Бурятии пациенты, страдающие нейроонкологическими заболеваниями – опухолями головного и спинного мозга, а также их родственники создали объединение, в котором насчитывается 234 человека. Тяжёлая онкопатология уже унесла жизни некоторых из числа их близких. 

Читайте также

«Нам нужно хорошее медицинское оборудование!»

Онкобольные Бурятии и их родственники просят власти республики о помощи

Но есть среди них и те, кто со страшным диагнозом «глиобластома» оказался в руках бурятских докторов и теперь продолжает жить и радоваться жизни. О том, как болезнь ворвалась в судьбы их семей, и как им удалось найти спасение на родной земле, рассказывают сами пациенты и их близкие. 

«Не мучайте маму, такой диагноз – приговор»

Как рассказывает житель Новосибирска Иван Мельников, жизнь его 66-летней матери, живущей в Бурятии, ещё полгода назад висела на волоске. Весной 2019 года Любовь Ивановна, детский нефролог, педиатр, заметила у себя странные симптомы. Во время приёма пациента женщина вдруг поняла, что не может произнести ни слова.  

- Мама мне рассказывала: «Сидит передо мной пациент, мы с ним общаемся, и в один момент я понимаю, что не могу говорить – будто каша во рту». При этом не было головной боли или головокружения. Как медик мама сразу поняла, что что-то не так, - рассказывает Иван. 

До июля Любовь Ивановна прошла полное обследование, в том числе МРТ. Как отмечает её сын, быстро пройти всех врачей женщине удалось благодаря её профессии, ведь в отличие от обычных пациентов для медика их кабинеты всегда открыты.  

Томография головного мозга выявила сразу несколько очагов опухоли. Ситуация усложнялась тем, что часть из них находилась в лобных долях. В августе женщине сделали биопсию, диагноз прозвучал как приговор – глиобластома, IV стадия.  

- Особенность её в отсутствии чётких границ, она просто врастает в близлежащие ткани, и её невозможно удалить полностью, - говорит Иван. – Узнав такой диагноз, ты испытываешь растерянность, не знаешь, что делать дальше. Мы обзвонили, наверное, все российские центры, обращались в Германию, Южную Корею, Израиль, Италию – все ответили отказом. Мамин одноклассник, меценат оплатил её лечение в Израиле и дорогу. Полагаю, что это обошлось ему в огромную сумму, о которой он нам не сказал. Осенью мама прошла там лучевую и химиотерапию, что в принципе можно было сделать в Улан-Удэ. Лечение оказалось абсолютно неэффективным, и мы потеряли время.  

Вернувшись в Бурятию, Мельниковы познакомились с местным нейрохирургом, который посоветовал им метод лазерной деструкции в мединституте имени Павлова в Санкт-Петербурге.  

- Мы отправились туда в середине января. К тому времени мама буквально таяла на глазах и уже не могла держать ложку в руке. После операции недели три у неё абсолютно не двигалась правая рука. Но однажды во время разговора мама вдруг почесала этой рукой нос. Постепенно начала есть и писать, плохим почерком, но сама, - вспоминает Иван. 

Со временем Любовь Ивановна снова научилась говорить длинными предложениями, иногда от волнения забывая слова. На головные боли женщина не жалуется, с упоением занимается некоторыми домашними делами и огородом.  

- Когда мы только узнали диагноз, в одной израильской клинике нам сказали: «Не мучайте маму, такой диагноз – это приговор». В той клинике два врача умерли от такого же заболевания, невзирая на то, что работают в таком передовом учреждении. Думаю, в Бурятии прекрасные врачи, но нужен центр, где в одном месте будут все технологии, специалисты и оборудование. Чтобы при малейшем подозрении или желании пройти профилактическое обследование люди могли прийти и получить полную картину, не теряя времени, - говорит Иван Мельников. 

«Дали два года, а скоро будет пять лет»

Несколько лет назад жительница Гусиноозёрска Наталия Иннокентьевна Мордвинова едва не потеряла любимого супруга. В 53 года Валентина Васильевича стали беспокоить частые приступы эпилепсии. МРТ выявила объёмное образование в левой лобно-теменно-височной области мозга мужчины. Он стал наблюдаться у невролога, принимал лекарства и периодически ложился в стационар.  

- Валентин воздерживался от операции, говорил: «Что будет, то будет», продолжал жить и работать, как обычно, - рассказывает Наталия Иннокентьевна. – В 2015 году, когда мужу исполнилось 64, его здоровье начало резко ухудшаться – он не реагировал на вопросы, путал названия предметов, движения стали заторможенными. МРТ показала, что опухоль неоперабельна (глиобластома). С каждым днём Валентину становилось всё хуже: он не мог самостоятельно передвигаться, стал ходить под себя. 

Благодаря настойчивости нейрохирурга, супруги решились на операцию в Улан-Удэ. И сегодня Валентин Васильевич продолжает жить и радоваться жизни. 

- При хорошем исходе операции нам дали гарантию два года, а скоро будет пять лет! До сих пор помню, как после операции, увидев меня, Валентин улыбнулся и сказал: «О-п-р-с-т!». Это многого стоит! – смеётся женщина. 

Наталия Мордвинова уверена: в том, что её муж жив, заслуга врачей республики. Ведь супругам не пришлось искать помощи в столичных клиниках и за границей. 

«Не у всех есть возможность ездить в Москву»

55-летняя Анна Феоктистовна Трифонова о своём диагнозе (глиобластома) узнала в сентябре 2015 года. У женщины начались головные боли, и отнялась правая рука. В Иркутске не взялись её оперировать, зато прооперировали в Улан-Удэ.  

- Однако, спустя год опухоль появилась снова, и я прошла ещё одну операцию. На третий раз опухоль вернулась только через два с лишним года, и я отправилась в Москву, - рассказывает женщина. По её мнению, открыть в Бурятии нейроонкологический центр просто необходимо. - Ведь не у всех есть возможность ездить в Москву, а квота даётся только на лечение. Тем временем на дорогу и проживание в столице требуется немало денег. Поэтому на месте, конечно, лучше и обследоваться, и оперироваться, и реабилитироваться.  

Напомним, в 2021 году в онкологическом диспансере республики наконец появится собственное нейроонкологическое отделение. Пока корпус под него строится и закупается необходимое оборудование. В отделении будут оказывать хирургическую помощь и проводить химиолучевую терапию нейроонкологическим пациентам.


Читать далее