«Нам нужно хорошее медицинское оборудование!» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

«Нам нужно хорошее медицинское оборудование!»

Фото: pixabay.com

Онкобольные Бурятии и их родственники просят власти республики о помощи

Пациенты и их близкие настаивают – в новый онкодиспансер необходимо купить качественное оборудование для обследования и операций на мозге. Но республика закупает не совсем то, что нужно, говорит общественник Антон Котенко, помогающий онкобольным. В Минздраве же утверждают – всё в рамках закона. 

Пациенты, страдающие нейроонкологическими заболеваниями – опухолями головного и спинного мозга, а также их родственники создали объединение, в котором насчитывается 234 человека. Тяжёлая онкопатология уже унесла жизни некоторых из числа их близких. 

Возглавляет сообщество онкобольных улан-удэнка Галина Петрова. Историю её 35-летней дочери со страшным диагнозом «глиобластома» мы рассказывали недавно. Сейчас девушка находится дома в тяжёлом состоянии, она перенесла две операции - сначала в Новосибирске, а через три года в Москве – когда болезнь вернулась. 

Отделение будет открыто

В октябре 2019 года Галина Сергеевна встречалась с главой республики Алексеем Цыденовым, чтобы попросить его открыть в Республиканском онкодиспансере нейроонкологическое отделение – для таких пациентов, как её дочь. Ведь сегодня после выписки из других стационаров им приходится ходить на приём к онкологу, записываться на химио- и лучевую терапию, на что уходит много времени, которое для онкобольных на вес золота, говорит женщина. 

В прошлогодней встрече участвовали экс-министр здравоохранения Бурятии Дамбинима Самбуев и главный врач онкодиспансера Инесса Шагдурова. По словам Галины Сергеевны, Алексей Цыденов пообещал открыть отделение в два этапа. Первый – приём нейрохирурга в поликлинике – был реализован, второй – открытие отделения – нет. 

- Надеемся, что вскоре мы наконец будем оперироваться и получать химио- и лучевую терапию в стенах одного лечебного учреждения, - говорит женщина. 

По её словам, профильное нейроонкологическое отделение в диспансере позволит пациентам в одном месте проходить комплексное лечение и лучевую терапию. И тогда у таких пациентов, как Ира, будет больше шансов на жизнь. 

В следующем году
Как говорит заместитель главного врача по медицинской части онкологического диспансера Евгений Юмов в ответ на наш запрос, нейроонкологическое отделение появится в республике в следующем году. Пока корпус под него строится и закупается необходимое оборудование. «В 2021 году в онкодиспансере запланировано оказание хирургической помощи и химиолучевой терапии нейроонкологическим пациентам», - говорит Евгений Юмов. 

Что не так с оборудованием? 

Когда Галина Сергеевна с дочерью были в Москве, оперировавший Ирину нейрохирург сказал, что сам готов летать в Бурятию и оперировать наших пациентов, вспоминает женщина, но для этого нет оборудования. 

- «Было бы у вас оборудование, я бы прилетел и на месте вас прооперировал», - сказал он тогда. Для нейроонкологии самый больной вопрос – это оборудование. Например, для операций на мозге нужен навигационный аппарат, который сам находит опухоль и показывает кратчайший путь к ней, чтобы при этом не пострадали близлежащие ткани мозга, - говорит улан-удэнка. 

По словам Антона Котенко, при закупке оборудования зачастую не учитываются мнения медицинских работников, которым предстоит работать на нём, и потребности самих пациентов. Медики не раз жаловались общественнику на устаревшую медицинскую технику. Один из них анонимно высказался на этот счёт. 

- Например, в диспансер необходима нейронавигационная система. На рынке представлены три производителя – это Medtronic Stealth Station S8, Brainlab Curve и Stryker. Последняя оставляет желать лучшего – активная система на батарейках, которые постоянно нужно закупать, она может «сесть» во время операции. Батарейки данной системы очень дорогие – по 500 тысяч рублей в аукционах. Все инструменты Stryker большие и тяжёлые, - говорит врач. 

По мнению доктора, вписывать характеристики, под которые попадает нейронавигационная система от Stryker, - большая ошибка. 

«Необходимые опции выбирают сами хирурги»

Управление капитального строительства в рамках строительства лечебно-лабораторного корпуса со стационаром на 150 коек закупает несколько позиций оборудования. Что касается одной из самых дорогих – нейронавигационной системы – в техзадании действительно прописаны характеристики, под которые попадает система Stryker. Это означает, что данная фирма может выиграть торги. 

Однако, как говорит министр здравоохранения Бурятии Евгения Лудупова, характеристики прописывали опытные нейрохирурги, знающие, с каким оборудованием хотят работать. Их мнение учитывается наряду с другими требованиями к закупкам такого рода. 

- По поручению главы республики мы создали мультидисциплинарную рабочую группу Минздрава, в которую вошли восемь нейрохирургов Республиканской больницы им. Н. А. Семашко. Обязательное требование процедуры торгов - это поиск аналогов. То есть, когда составляется техзадание, учитываются существующие на рынке аналоги, а также изучается рынок - что в России было продано за последние годы по той или иной позиции. Техзадание определяют специалисты - они выбирают необходимые опции того или иного оборудования, - объясняет Евгения Лудупова. 

Так, например, из производителей, зарегистрированных на рынке России, все три производителя нейронавигационных систем попали под характеристики, заданные нейрохирургами рабочей группы. 

- То, что нейронавигационная система Stryker может в любой момент «сесть», неверно, - говорит главный нейрохирург министерства Василий Хунданов. - Батарейка этого оборудования рассчитана на три-четыре процедуры, и она не стоит полмиллиона рублей. Её цена примерно 100 рублей. Stryker ничем не уступает остальным маркам. В федеральном центре нейрохирургии Новосибирска успешно пользуются этой системой. 

По мнению Василия Хунданова, многие хирурги привыкают к тому или иному оборудованию и отказываются работать с другими. 

- Прежде чем делать выводы, я посоветовался со многими специалистами, кто занимается нейроонкологией в России. Вообще все системы одинаковые, всё зависит от того, какой хирург к чему привык. Каждая уважающая себя фирма, в том числе Stryker, учитывает вопросы безопасности, - говорит врач. 

Все рекомендации специалистов переданы основному заказчику – Управлению капитального строительства – и будут уточнены перед проведением торгов, говорит министр здравоохранения. 

По словам общественника Антона Котенко, ему стало известно, что торги по диспансеру приостановлены из-за выявленного завышения цен. В Республиканском агентстве по госзакупкам от комментариев об этом воздерживаются. 

Однако, как говорит Евгения Лудупова, торги проводятся в рамках 44-го федерального закона. 

- Нас почему-то обвиняют в том, что мы прописываем характеристики под какую-то определённую фирму-производителя. Но всё обсуждается открыто. Теперь на обсуждение мы обязательно приглашаем общественников, которые слушают наш спор и ведут аудио- и видеофиксацию. Решение принимают врачи, которым оперировать на том или ином оборудовании, и которые отвечают за свои слова, - говорит министр.


Читать далее