В Бурятии новорожденный впал в кому из-за заражения крови
Главное Популярное Все
Войти

В Бурятии новорожденный впал в кому из-за заражения крови

Фото: предоставлено семьёй Фёдоровых

Малыш находится в крайне тяжёлом состоянии

Миша Фёдоров появился на свет 28 мая. Беременность протекала благополучно, по всем анализам молодая мать и её малыш были здоровы. А сегодня мальчик в тяжёлом состоянии в Детской республиканской клинической больнице – в коме третьей степени. 

Валерия и Алексей Фёдоровы ждали своего первенца с нетерпением. Собственного жилья в Улан-Удэ у них пока нет, и живут они с родителями и бабушкой Валерии, только в отдельном доме. Так что опытных помощниц у молодой мамы сразу две. 

- Когда я забеременела, мы были очень рады этому, хоть нам и говорили, что вы ещё молоды, - говорит Валерия. – Родители мои и мужа всегда поддерживают нас. 

«Пупочек всё никак не отходил – меня это беспокоило»

Ранним утром 28 мая Валерия почувствовала схватки. Роды проходили в Городском перинатальном центре. Маленький Миша появился на свет в срок и здоровым, с весом 3 690 г. 

- Роды прошли легко, но мне сделали небольшой надрез и зашивали. Сразу после родов мне дали сына, и нас увезли в палату. Мы лежали с ним вместе, но на ночь Мишу забрали, так как я потеряла много крови и мне было тяжело вставать. Утром, когда я уже встала на ноги, мне его принесли. Мы провели там пять дней - у меня должны были снять швы, а так мы оба были полностью здоровы, без каких-либо патологий и инфекций. Первого июня нас выписали. 

Первый визит врача на дом состоялся на следующий день. Мишеньку осмотрели и сообщили матери, что с ним всё хорошо. Кожные покровы, дыхание и сердцебиение были в норме. Уходя, врач сказала, что в течение недели к ребёнку ещё приедут. Молодую маму смутило, что врач не оставила никаких записей о своём визите. 

В роддоме Валерии сказали не обрабатывать пупок ребёнка – «вести на сухую», он сам отойдёт на пятый-шестой день. 

- Естественно, это ввело в замешательство моих родителей и бабушку - они пупочек всегда обрабатывали, - рассказывает Валерия. - Я по этому поводу переживала, и мы решили обрабатывать его перекисью водорода и зелёнкой. 

Третьего июня у молодой мамы поднялась температура и набухла грудь. Молоко в ней встало комками, его необходимо было сцеживать. Валерии вызвали “скорую”, но она так и не приехала. Девушке пришлось сбивать температуру парацетамолом и обтираться влажным полотенцем. По совету врача шестой поликлиники, Алексей съездил за смесью для Миши, и малыш сразу начал хорошо её есть. Когда температура спала, Валерия сцедила всё молоко и только потом начала кормить ребёнка грудью. 

- Уже пошёл шестой день, а пупочек всё никак не отходил - меня это беспокоило, - рассказывает молодая мама. - Миша перестал наедаться моим молоком. Мы позвонили врачу, которая посоветовала комбинировать смесь и грудное молоко, чтобы сын наедался. 9 июня мы решили сами вызвать врача, ведь никто так и не приехал к нам. Хотели, чтобы Мишу взвесили, дали рекомендации по питанию и посмотрели его пупок - на вид он не был красным, не было крови, но я всё равно волновалась. Звонила мама, и ей сказали, что по звонку не могут прислать врача, надо приехать утром в поликлинику и записаться, и тогда нам его пришлют. Мы так и сделали. Приехала педиатр с весами, вес Миши был 3 900. Она сказала, что малыш здоров и всё хорошо, что пупок отойдёт, у всех малышей это происходит по-разному. Сказала, что вес мы набрали недостаточный. Выписала семь коробок смеси, посоветовала продолжать кормить грудью и дополнительно давать смесь. 

«Я подняла ему ножки, а они упали, как ватные»

10 июня малыш плохо спал. Валерия засекала время и заметила, что такого раньше не было. Бабушка вызвала “скорую”, и к Фёдоровым приехал врач из шестой поликлиники. Он осмотрел малыша и его пупок, успокоил маму - сегодня-завтра пупок отойдёт. 

- Он посоветовал мне класть сына не в кроватку, а рядом с собой, чтобы лишний раз его не тревожить, меняя пелёнку. Дал свой номер телефона, сказал позвонить, как отойдёт пупок. Также посоветовал, как и чем обрабатывать ротик ребёнку. Я всё выполняла, как положено. Вечером я заметила, что Миша наелся только грудным молоком, и поэтому смесь ему давать не стала. Поел всего из одной груди и уснул, через полчаса снова открыл глазки, - подробно рассказывает Валерия.

Необычное поведение малыша тревожило молодую маму.

– В девять вечера Миша покакал, я сняла пелёнку, подняла ему ножки, а они упали, как ватные. Обычно он ими так бодро дёргал, держал над животиком. Меня это насторожило, я включила свет и увидела, что его кожа мраморного цвета. Я сразу позвала бабушку и начала слушать его сердце, пульс, дыхание и заметила, что он дышит через раз. Будто задерживает дыхание. “Скорая” приехала быстро. Сказали, что Миша захлебнулся рвотными массами, хотя я не кормила его. В карете “скорой” ему сразу дали дыхательный аппарат. Когда мы приехали в реанимацию, нас сначала долго не впускали, двери были закрыты, хотя “скорая” предупреждала, что мы едем и что малыш практически не дышит. Потом Мишу забрали, а нас отправили домой, пообещав позвонить утром. 

«Гинеколог трогал нас в одной перчатке»

В пять утра семье сообщили, что их сын в коме и подключён к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Врач сказал, что у Миши начались судороги и его ввели в кому. У малыша обнаружили золотистый стафилококк, из-за которого произошёл сепсис. 

- Нам ничего не говорили о его лечении, кто его лечащий врач - никаких подробностей, - говорит Валерия. - Полная неизвестность длилась до 16 июня. В тот день мы с Лёшей приехали в ДРКБ, но в связи с коронавирусом нас туда не впустили, и мы позвонили главному врачу. Сказали, что хотим знать, как наш сын, как его лечат и что дают, каков прогноз. Может, что-то необходимо. Но нам отказали. 

Не находя себе места от неизвестности и страха, молодые родители обратились к общественнику Антону Котенко, который в 2019 году оказался в похожей ситуации. Его сын Захар впал в кому и позднее скончался в детской больнице. 

- Мы не знали, как действовать, поэтому обратились к Антону, - говорит девушка. – После этого главный врач вышел к нам в фойе, спросил, зачем я обратилась к Антону и чего я этим хочу добиться. Сказал, что только через 30 дней даст нам посмотреть историю болезни, сел в свою машину и уехал. Меня, конечно же, интересовало, почему мы с сыном были здоровы и тут он резко заболел и теперь в таком состоянии. И врачи отказывают мне в информации. Мы отправились в следственный отдел и написали заявление, подробно, в хронологическом порядке. Через несколько минут нас пригласили в кабинет Виктора Сухорукова (руководитель СУ СКР по Бурятии. – Прим. автора). Он нас выслушал, сказал, что возьмёт дело под свой контроль. При нас позвонил министру здравоохранения Бурятии, сказал, чтобы она взяла нашу ситуацию под свой контроль, чтобы помогла нам с получением истории болезни. Вскоре мне позвонили из больницы и спросили, смогу ли я подъехать. Говорили таким тоном: «Для чего вы поехали в Следственный комитет? Чего вы хотите добиться?». Сказали, что собирают консилиум, на котором будет замминистра здравоохранения. На консилиуме нам наконец показали историю, объяснили, какое лечение он проходит. Сказали, что будут проводить телемост с Москвой. Мы сфотографировали историю, чтобы посоветоваться с другими врачами. 

Как позднее узнали родители, в ДРКБ прошёл телемост с Москвой, где прозвучало предположение, что заражение произошло в утробе матери. Однако Валерия уверена, что такого не могло произойти, ведь перед родами она сдавала анализы. 

- Услышав такое предположение, я сдала на анализ мочу и грудное молоко - всё чисто. Врач сказал, что инфекция может сразу не показаться, надо ещё сходить к гинекологу. Но пока я не могу к нему пойти, потому что недавно сняли швы и в течение месяца мне нельзя, - объясняет молодая мама. - Когда начались проверки по нашему делу, сразу же проверили роддом и ничего не нашли. Когда я родила Мишу, была в эйфории от счастья, что наконец мой долгожданный малыш появился на свет. Но был один неприятный момент. Нас в палате было трое, и к нам приходила гинеколог. Она осматривала нас, не меняя перчатку, а лишь протирая её салфеткой. 

Ложь на очной ставке

По словам Валерии, сейчас врачи пытаются обвинить в случившемся её саму. Судя по всему, они доложили руководителю больницы обо всём, что видели в доме семьи. 

- Педиатры рассказали главврачу, что у нас частный дом, что живёт в нём много человек и что во дворе у нас несколько собак, - говорит девушка. – Обсуждают, что мы сами могли заразить ребёнка. Но мы во всём соблюдаем чистоту, я постоянно обрабатываю все поверхности и дверные ручки в доме. У меня сложилось впечатление, что от нас пытаются что-то скрыть. 16 июня я начала бить тревогу, звонила в Минздрав, уполномоченному по правам ребёнка, всюду. На следующий день мне позвонил главный врач шестой поликлиники и попросил с ним встретиться. Я сразу позвонила Антону, и он посоветовал отказаться. Думаю, этот звонок был не просто так. Как сказал следователь, в поликлинике ему сообщили, будто 3 июня к нам домой приезжала акушер-гинеколог и проводила послеродовой патронаж. Но я точно знаю, что никого не было в тот день, ведь у меня в тот день поднялась температура и “скорая” к нам не приехала. Если бы был гинеколог, я бы обязательно пожаловалась ей на самочувствие. 

Валерия Фёдорова уверена: на очной ставке у следователя акушер-гинеколог лгала. В её ответах на вопросы были существенные несовпадения. 

- Она сказала, будто осмотрела меня и никаких жалоб я ей не предъявляла, - вспоминает Валерия. - Как я могла не пожаловаться на температуру в 39 градусов и набухшую грудь? Она также говорит, что никакой справки по поводу осмотра она мне не оставляла - само собой, ведь её не было у нас дома. Когда её спросили, помнит ли она, кто был в доме помимо меня, она сказала, что я была одна. Хотя дома была бабушка - именно она всегда удерживает наших четырёх собак, когда приходят гости. Гинеколог сказала, что у нас две-три собаки и будто она не помнит, кто их удерживал, в какой из двух домов она зашла. 

Сейчас, когда сын Валерии и Алексея в больнице и его судьба – это всё, что их волнует, в детской больнице, по-видимому, с их чувствами не считаются. Ведь молодая мама решила добиться информации о лечении сына с помощью правоохранительных органов. 

- Со мной общаются холодно, не жалея, в лоб… Я всё понимаю. Но меня зачем-то спрашивают: «Лера, зачем вы ездите к следователям? Чего вы добиваетесь? Вы в гинекологии были всего шесть раз». Почему заведующий отделением реанимации, где лечат моего ребёнка, меня спрашивает об этом? - возмущается Валерия Фёдорова. - Я не по своей прихоти посещала гинеколога, это зависело от ситуации с коронавирусом. На третьем триместре я приходила в поликлинику на скрининг, чтобы посмотреть, как развивается малыш, нет ли обвития. Мне сказали: если второй скрининг хороший, то делать третий нет необходимости - он только по показаниям. Но я всё равно пошла и сделала скрининг в платной клинике. Почему, когда я интересуюсь состоянием сына, мне не считают нужным рассказывать, что, оказывается, прошли уже два телемоста? Почему я узнаю об этом уже после - и не от больницы, а от замминистра здравоохранения? Оказывается, Мише нужна операция - шунтирование, но в его состоянии это большой риск. 

23 июня в СУ СКР по Бурятии было возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ («Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности») - в отношении неустановленных медработников Городского перинатального центра, поликлиники № 6 и станции скорой помощи. 

«Все обещания разбились о первый же живой пример»

По мнению Антона Котенко, который помогает семье Фёдоровых, прошлогодние скандалы с участием врачей и пациентов никого ничему не научили. 

- Всё те же ухищрения и попытки уйти от ответственности вместо работы над качеством. Отдельные члены врачебного сообщества бросают тень на своих добросовестных коллег и сферу в целом. Некоторые из них покрывают тех, кто совершает ошибки. Когда я попытался узнать информацию для Валерии в больнице, мне также было сказано, что ничего ей не предоставят. Мы сейчас пытаемся помочь семье Фёдоровых, консультируем, объясняем, порой даже просто «переводим» для них некоторые врачебные формулировки. Мама Миши была полностью дезориентирована, подавлена и запугана - ей внушили, что она виновата сама. Если бы матери сразу объяснили всё по-человечески, может, она бы и не пошла в Следственный комитет. Выходит, все обещания, данные нам в прошлом году, разбились о первый же живой пример.

«Состояние крайне тяжелое»

«Информ Полис» обратился за комментарием в ДРКБ. Мы задали им вопросы о состоянии ребенка сегодня, каким образом он мог подхватить инфекцию, и почему родителям, как они утверждают, не дают ознакомиться с историей болезни.

- Администрация ГАУЗ «ДРКБ» предоставляла и предоставит любую информацию в соответствии с законодательством законным представителям в полном объеме. Отказа в ознакомлении с историей болезни ребенка родителям не было, в день обращения 16.06.2020 родители были ознакомлены с медицинской документацией  с фото- и видеофиксацией и в  присутствии  врачей и представителя МЗ РБ. До 16.06 обращения-запроса об ознакомлении с историей болезни не было. Телемедицинская консультация проведена в соответствии с п. 2 порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий (приказ МЗ РФ от 30.011.2017 № 965н). О результатах телеконсультации было сообщено законному представителю (маме) для самостоятельного принятия решения о передаче информации отцу ребенка.

В  интересах семьи информацию о состоянии их здоровья  считаем некорректно  выносить на публичное обсуждение, что составляет врачебную тайну, - сообщили в медучреждении.

Инфекцию ребенок мог подхватить, еще не появившись на свет, считают в ДРКБ. 

- Сепсис новорожденного, обусловленный стрептококком  группы В, у ребенка развился в результате инфицирования ребенка от  матери, которое произошло  внутриутробно или во время прохождения через родовые пути, на что указывает время развития (до 21 суток жизни), что подтверждается выделением аналогичного возбудителя у ребенка из крови и у матери из грудного молока обеих грудных желез. Состояние крайне тяжелое, лечение проводится в соответствии со  стандартом  лечения сепсиса новорожденных, - прокомментировали нам.

«Может проявиться не сразу»

Что такое стафилококковая инфекция и в какой момент возможно инфицирование? Об этом мы спросили Ирину Любимову, заместителя главного врача по лечебной работе филиала ГБ № 4 РКИБ:

- Стафилококк является очень распространенной, условно-патогенной бактерией, которая может сопровождать человека всю жизнь. Действительно, золотистый стафилококк опасен для маленьких детей. Беременность может протекать нормально, ребенок может развиваться согласно срокам, без отклонений. Однако, если мама является носителем, инфекция может попасть как внутриутробно, так и в процессе родовой деятельности, вместе с околоплодными водами. При этом проявиться стафилококк может не сразу, а при ослаблении организма, например. Обычно в таких случаях обязательно обследуют маму, берут грудное молоко на бак-посев на стерильность, проверяют, является ли она носителем.

Да, извне инфицирование возможно, но сегодня у детских специализированных учреждений совсем другие условия, строгая дезинфекция, сотрудники обязательно сдают анализы, на стафилококк в том числе. Извне можно заразиться при прямом контакте с носителем, поэтому чаще всего источником заражения является взрослый человек, который находится рядом с ребенком.

От родителей не скрывали информацию о лечении

Как сообщает министерство здравоохранения Бурятии в ответ на наш запрос, сепсис новорожденного, обусловленный стрептококком группы В, развился в результате инфицирования ребенка от матери. Инфицирование произошло внутриутробно или же во время родов.

- На это указывает срок развития – до 21 суток жизни – и подтверждается выделением аналогичного возбудителя у ребенка из крови и матери из грудного молока, - поясняет и.о. начальника отдела медицинской помощи детям и службы родовспоможения Жанна Аюрова. - Состояние ребёнка крайне тяжелое, прогноз неблагоприятный.

По словам Жанны Аюровой, родителям в ДРКБ не отказывали в предоставлении медицинских документов. Их предоставили для ознакомления законным представителям вечером 16 июня – в день запроса.

- По устному обращению родителей утром 16 июня был разъяснен регламент предоставления медицинской документации: необходимости письменного заявления о предоставлении медицинской документации в адрес главного врача. Согласно пункту 2 Порядка ознакомления пациента либо его законного представителя с медицинской документацией, отражающей состояние здоровья пациента, утвержденного приказом Минздрава России от 29.06.2016 № 425н, основанием для ознакомления с медицинской документацией является поступление в медицинскую организацию от пациента, либо его законного представителя письменного запроса о предоставлении медицинской документации. До 16 июня запрос не был зарегистрирован. Результаты телемедицинских консультаций были сообщены маме ребёнка, - говорит Жанна Аюрова.

Тот факт, что инфицирование произошло внутриутробно, подтверждается сроками реализации развития инфекции, поясняют в Минздраве Бурятии.

Что касается осмотра в одних и тех же перчатках, отмечают в министерстве, «проведение неинвазивных гинекологических манипуляций допускается после обработки перчаток растворами дезинфицирующих средств» (Согласно СанПиН 2.1.3.2630-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность (с изменениями на 10 июня 2016 года)» и стандарта операционной процедуры «Применение смотровых нестерильных перчаток» ГАУЗ «Городской перинатальный центр г. Улан Удэ» - Прим. Минздрава Бурятии). В министерстве не уточняют, относятся ли к растворам дезсредств салфетки, о которых говорила Валерия Фёдорова, и которыми, по её словам, гинеколог протирал перчатки между осмотрами разных пациенток.

Также в министерстве отрицают, что 3 июня для Валерии, когда у неё поднялась температура, вызывали «скорую», однако заявляют, что мама девушки вызывала помощь днём ранее.

- Диспетчер оперативного отдела в соответствии Алгоритмом приема вызова, учитывая предъявленные жалобы, вызов зарегистрировал как вызов в неотложной форме, - говорит Жанна Аюрова. – Позже, поступил повторный звонок с указанного адреса с отказом от вызова в связи с улучшением состояния после приема парацетамола. В Городском перинатальном центре случаев внутрибольничного распространения стрептококковой инфекции не зарегистрировано, отмечают в министерстве здравоохранения республики.

Пока родители и врачи дают кардинально разную информацию о событиях, связанных с маленьким Мишей, малыш находится в крайне тяжёлом состоянии. Прогнозы специалистов неутешительные.


Читать далее

Читайте также