медицина
8332
4

«Жить нашей дочери или нет – решали за нас»

В Бурятии молодые родители столкнулись с бюрократией и чуть не потеряли ребёнка

Фото: архив семьи Новолодских

Екатерина и Дмитрий в марте этого года стали родителями двойни. Аня родилась с пороком сердца и весом почти вдвое меньше своей сестры Тани. До этого в Бурятии им пришлось слишком долго ждать решения о поездке на роды в другой город. В качестве одного из выходов родителям даже предлагали остановить сердце больной дочери. 

Своих малышек Дмитрий и Екатерина Новолодские ждали с трепетом. На учёт будущая мама встала на 9-й неделе беременности. Ничто не предвещало беды, но на 20-й неделе в Республиканском перинатальном центре по результатам УЗИ у одного из плодов выявили врождённый порок сердца. 

- В ноябре в РПЦ собрали консилиум, где решили сохранить беременность в связи с полным отсутствием патологий у первого плода, - рассказывает Дмитрий Новолодский. – Кате назначили УЗИ в РПЦ с последующей заочной консультацией с федеральными кардиологическими центрами для решения вопроса о родах. Сказали, что рожать Катя однозначно будет в другом регионе. В каком именно, решится после отправки документов. Мы, как положено, наблюдались, сдавали все анализы. На 30-й неделе собрали весь пакет документов, и нам сказали ждать ответа. 

Был риск преждевременных родов

Дмитрий выяснил, что сначала документы его супруги перинатальный центр отправит в Минздрав Бурятии, а уже оттуда их разошлют по федеральным центрам. Но ожидание затянулось больше чем на две недели, говорит мужчина. Екатерина начала волноваться и позвонила в перинатальный центр, чтобы узнать, как продвигается решение вопроса. 

- В консультативно-диагностическом отделении РПЦ Кате ответили, что они не могут найти наши документы. Отвечавший за них специалист ушла в отпуск, не передав никому свои дела, и коллеги не могли до неё дозвониться. 19 февраля повторно были собраны и отправлены документы. Складывалось впечатление, что всем им не до нас, - говорит Дмитрий. 

В конце февраля у одного из плодов Екатерины выявили нарушение плодового кровотока первой степени, и будущую маму госпитализировали в городской перинатальный центр. Срок беременности составлял уже около 35 недель, но ответа на вопрос, в какой город Екатерина отправится рожать, всё ещё не было. Дмитрий решил добиваться его с помощью правоохранителей. 

- Второго марта я обратился в прокуратуру республики, так как обстановка накалялась и была вероятность преждевременных родов, - рассказывает мужчина. – Катя могла просто не долететь до региона, в который нас отправили бы. Ведь на 36-й неделе двойня уже считается доношенной. Дежурный прокурор сделал звонок в Минздрав с просьбой предпринять какие-либо действия, ведь ситуация становилась опасной. 

«Предложил внутриутробную остановку сердца»

Вскоре выяснилось, что ответ из Томска пришёл давно. Дмитрий узнал об этом, когда обратился в Минздрав республики. 

- Оказалось, что ещё 19 февраля нам пришёл отказ. В нём было написано: «родоразрешение по месту жительства» с дальнейшим обследованием новорожденного. Я спрашивал, почему выбрали только три города: Красноярск, Томск и Новосибирск, почему нельзя отправить нас в Москву или Санкт-Петербург? Мне ответили, что люди обычно отказываются, когда их туда направляют, поскольку дорого. То есть нам даже не предложили никаких вариантов, да и вопрос, жить нашей дочери или нет, решили за нас! 

Третьего марта в городском перинатальном центре собрали очередной консилиум, и Екатерину перевели в РПЦ, где провели телеконсультацию с Исследовательским центром акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова в Москве. 

- Было решено, чтобы Катя рожала по месту жительства «в интересах здорового ребёнка». То есть мою больную дочь уже обрекали на смерть, сказав, что она и сорока минут не проживёт после рождения, - говорит Дмитрий. – Шестого марта врачи проконсультировались с главным акушером-гинекологом Новосибирской области, и он предложил сделать внутриутробную остановку сердца больному ребёнку. Мы были шокированы, что нас уверяют, будто это единственный выход! Катя была в отчаянии. 

В итоге семье Новолодских предложили полететь на роды в Новосибирск. Будущие родители с радостью согласились, ведь у малышки появился шанс выжить. 

- При выписке Кате не дали никакого направления, а написали рекомендацию рожать в Новосибирске вблизи кардиоцентра имени Мешалкина, - вспоминает Дмитрий. – 11 марта мы прилетели в Новосибирск. Коллеги помогли мне с билетами. Катю в срочном порядке госпитализировали в городской перинатальный центр по направлению женской консультации Новосибирска. 

«Нам сказали, что мы прилетели в последний момент»

13 марта на сроке 37 недель родились девочки Аня и Таня, которых с нетерпением ждали молодые родители. Екатерина родила сама, хотя в Бурятии врачи настаивали на операции. 

- Новосибирские специалисты удивились этому, ведь противопоказаний для естественных родов у Кати не было. Аня родилась весом 1 кг 600 г, а Таня - 2 кг 700 г. Аню сразу отправили в реанимацию перинатального центра, где за ней наблюдал кардиолог. Таня вместе с мамой выписались, я снял квартиру неподалёку от НИИ им. Мешалкина, куда Аню перевели спустя пару дней. Врачи сказали, что Анечка с трудом пережила дорогу в полчаса от перинатального центра до НИИ. То есть если бы моя дочь родилась в Бурятии и её жизнь могли бы поддерживать, то транспортировать её никуда бы уже не смогли, - говорит отец двойни. 

25 марта у малышки прошла операция на открытом сердце, а на следующий день случилась его остановка. Врачам удалось спасти ребёнка, но сейчас Аня находится в реанимации в крайне тяжёлом состоянии. Увы, это не последняя операция, которая ей предстоит. 

- Конечно, если, дай бог, доченька восстановится, - говорит папа Ани. 

Отпуск Дмитрия закончился, и он был вынужден вернуться в Бурятию. Сейчас мужчина находится на самоизоляции. К Екатерине с Таней выехала бабушка девочек. 

- Как сказали новосибирские врачи, мы прилетели буквально в последний момент, - рассказывает Дмитрий. – Если бы нас ещё задержали в Бурятии, Катя, наверное, родила бы в самолёте. В Минздраве Бурятии мне говорили, что обычно отправляют на 39-й неделе. Но даже я, не врач, понимаю, что для двойни это опасный срок и велик риск преждевременных родов. Я родился и вырос в Бурятии и люблю свою родину. Но не могу понять, почему у нас такое отношение к людям? Мне непонятно, как происходит передача дел между специалистами РПЦ, уходящими в отпуск? Даже я, имея не такую значимую должность, делаю свою работу добросовестно и, уходя в отпуск, передаю все дела. Сколько мы затратили сил и нервов, чтобы улететь в Новосибирск! 

«Почему у нас в республике всё делается из-под палки?»

Недавно Дмитрий получил объяснения от Министерства здравоохранения республики, в которых почему-то ничего не говорится о первом пакете документов, из-за пропажи которых было потеряно столько времени. 

- Мне пришёл ответ Минздрава, где они описывают всё, что происходило после 19 февраля, упуская то, что было до этого. Будто первого пакета документов и не было вовсе. А ещё 25 марта пришёл ответ Минздрава на наш запрос от 20 февраля – в нём говорится, что нам «рекомендовано рожать вблизи кардиоцентра с последующим обследованием новорожденной». И это после того, как мы уже родили 13 марта! Хочу, чтобы виновных нашли, и если бы не наказали, то заставили бы работать. Почему у нас в республике всё из-под палки? Сейчас мои чувства к родине смешанные – это и патриотизм, и ненависть, - говорит Дмитрий.

Журналист «Информ Полиса» обратился с запросом в Минздрав Бурятии.

«Женщина состояла на учёте в городской поликлинике № 2, неоднократно консультирована врачом-перинатологом клинико-диагностического отделения Республиканского перинатального центра, - пишется в ответе министерства. - У пациентки имелись медицинские показания для направления на консультацию в федеральные научно-исследовательские центры. 19 февраля сотрудники РПЦ направили документы в отдел высокотехнологичной помощи Минздрава Бурятии».

В Республиканском перинатальном центре утверждают, что не теряли документы Екатерины и всё направили в срок: «31 января проведена повторная консультация врачом-перинатологом РПЦ. Учитывая ВПР ВПС II плода – Единый желудочек сердца, ДМПП ОАС, по данным УЗИ от 27 января, планировалось проведение заочной консультации с федеральными центрами, имеющими НИИ кардиологии, для уточнения и решения вопроса о месте родоразрешения. Учитывая на дату консультации срок гестации 29 - 30 недель, пакет документов был направлен 19 февраля в отдел высокотехнологичной помощи Минздрава Бурятии. Дальнейшее направление документов осуществлял Минздрав».

Дмитрий Новолодский планирует обратиться в прокуратуру республики, чтобы добиться ответов на свои вопросы.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях